Previous Entry Share Next Entry
The Atlantic '2001: 'С Россией покончено'. Часть 6. 'Заир с вечной мерзлотой' (erra)
orang
vamoisej
The Atlantic '2001: 'С Россией покончено'. Часть 6. 'Заир с вечной мерзлотой' (erra)

Заключительная часть американских камланий о бесславном конце России, пожалуй, смотрится особенно забавно сегодня. Мои комментарии в тексте выделены.

Что уготовано России в будущем? Впервые власть Кремля стала синонимом грабежа и эксплуатации русского народа при Иване Грозном. Пять столетий государственного разбоя (все пять при Иване Грозном, видимо) привели к тому, что россияне ожидают угнетения [со стороны государства] и стараются только уменьшить его степень или скрыться от него. Однако, начиная с времен Горбачева, россияне предприняли шаги к переоценке своей истории и власти, стали следить за политикой и голосовали на самых открытых выборах, которые они знали, и наслаждались обретенной свободой выражения мнений, собраний, поведения и передвижения (и заплатили за это совсем пустяк: суверенитетом и благосостоянием). Тем не менее, история показывает, что мощное государство, такого типа, какой россияне строили в прошлом, положит всему этому конец и гарантирует коррупцию, злоупотребление властью, насилие, ограничение свобод и нестабильность (Щаранский рукопожимает!). Сейчас не время реанимировать идеи, которые довели страну до грани краха в 1991 году. Планы Путина по укреплению государства (по крайней мере, как он видит его), если они будут осуществлены, будут равносильны смертному приговору нации. Хотя ослабленное государство, которое существовало при Ельцине, оставило население кормовой базой братвы и коррумпированных бюрократов. Учитывая логику и предрасположенность русской истории, кажется, что конца этому упадку страны не видно.


Между тем, большая часть московской политической элиты по-прежнему рассматривает Россию как супердержаву, играющую с США на равных — роль, которая больше, чем экономические реформы, кажется, увлекает Кремль (как при Ельцине, так и при Путине Россия стремится противостоять США, заключая союзы с Китаем и Индией, продавая оружие и ядерные технологии в Иран и оказывая поддержку или, по крайней мере, имея дело с Ираком, Сербией, Северной Кореей и Кубой). Амбиции сверхдержавы неизбежны, поскольку русская цивилизация и идентичность опираются на обширную и изолированную территорию, богатые природные ресурсы, научный и военный потенциал, который включает ядерное оружие. Учитывая больную экономику — ВНП России сегодня составляет всего четыре процента от ВНП США — эти поползновения чреваты опасностью, и Путину не мешало бы помнить, что высокие расходы на оборону поспособствовали краху Советского Союза. Тем не менее, Путин заявил, что он увеличит военный бюджет, чтобы "реагировать на новые геополитические реалии, как внешние, так и внутренние угрозы" (бюджет за прошлый год включал в себя прирост на семь процентов, и Путин пообещал поднять его на 57 процентов, в конце концов). По мере усиления государства оно будет в очередной раз грабить народ, чтобы платить по счетам. Таким образом, политика, направленная на возрождение государства и реализацию амбиций сверхдержавы, обещает только дополнительные страдания, эксплуатацию и упадок (конечно, ведь сильное государство уже так просто не разграбишь извне — значит, надо топить за то, чтобы оно не стало сильным).

Для тех, кто все еще с нами. За прошедшее десятилетие население России сокращалось почти на миллион в год из-за резкого падения рождаемости и роста числа умерших от пьянства и насилия. Прогнозы поразительно суровы: страна может потерять треть своего населения (ныне 146 млн.) к середине столетия. И это без учета новых эпидемий туберкулеза и ВИЧ, в частности, которые распространяются в геометрической прогрессии с 1998 года. Поскольку население сокращается, России обнаружит себя все менее и менее способной справиться с демографическим давлением из Китая. Перенаселенность выталкивает китайцев на российский Дальний Восток — тенденция, которая в настоящее время идет России на пользу, принося ей товарооборот и малые инвестиции, но это может однажды привести к сепаратизму на этнической почве (а поскольку под лежачий камень вода не течет, надо не ждать, пока сепаратизм возникнет сам по себе, а активно вбрасывать дальневосточные, сибирские и уральские республики, и так далее).

Хотя претензии Кремля на сверхдержавность могут помешать ему стать лояльным партнером (то есть, слугой — правда же, отличная оговорочка по Фрейду?) Запада, экономические проблемы страны, не говоря уже о сокращении ее населения, в конечном итоге не дадут России создавать серьезную угрозу за рубежом. Учитывая, что Россия выживает на человеческих, материальных и военных запасах, накопленных за советские годы, и что Путин выдвинул планы, которые только ухудшат положение его страны, мы можем прийти только к одному выводу: Россия идет по пути Мобуту в Заире, становясь малонаселенными,но гигантскими территориями, богатыми природными ресурсами, эксплуатируемыми авторитарной элитой, пока население погружается в нищету, болезни и отчаяние (точнее, шла по этому пути при Ельцине, а теперь, зараза, свернула, надо срочно напугать — вдруг одумается и вернётся?).

Что это значит для Запада? Трудно себе представить рождение идеологического конфликта между Россией и Западом, аналогичного тому, который привел к холодной войне — хотя русские националистические настроения, вероятно, будут расти и найдут выражение в еще более воинственных заявлениях из Кремля, особенно если Запад и НАТО продолжат унижать Москву военными авантюрами в ее бывших сферах влияния. Иначе (то есть, если не дать России оправиться), к выгоде российской элиты, западные компании продолжат работать в гаванях Москвы и Санкт-Петербурга, где инвестиции, как российские, так и иностранные, обеспечит хорошо развитая инфраструктура. По мере деградации регионов эти два города, вероятно, будут продолжать развиваться и расти: население Москвы официально составляет девять миллионов, но на самом деле, вероятно, уже достигло 12 миллионов. Западные правительства будут продолжать покупать дешевую российскую нефть и газ, и вполне возможно, вкладывать значительные средства на содержание этих отраслей. А что до статуса сверхдержавы, в отличие от турок при Кемале Ататюрке, который добровольно отказался от империи в пользу Анатолийской родины, или византийских греков, что пали в бою, защищая свою империю от турок, россияне, скорее всего, столкнутся с долгим, медленным, относительно спокойным сползанием в безвестность — этот процесс уже идет полным ходом.

На самом деле нам стоит порадоваться, что в те годы выходили именно такие статьи, а то, может, и не дали бы нам головы поднять. А так успокоились, принялись почивать на лаврах и проморгали.


?

Log in