Previous Entry Share Next Entry
22 июня не будет (Война уже идет!)
orang
vamoisej
сегодня в 11:45
22 июня 1941 года - реперная точка коллективного бессознательного всего Поколения. Именно Поколение несёт на себе печать памяти о живых свидетелях страшнейшей трагедии. И именно на Поколении лежит ответственность за “температурный режим” текущих изменений, обозначенных на экспоненте нашего будущего.
Политактив Вечернего Политрука в День памяти и скорби коллективно (впервые с момента образования супер-канала Pltrk_Shtab в Telegram, но не в последний раз) подготовил свой взгляд через призму прошлого, в настоящее и будущее идущих за Поколением.
В заметке рассматривается роль России в новом формате глобальных и локальных силовых конфликтов.
/следите за обновлениями и подключайтесь к работе - первая кнопка в разделе “Ссылки” на этой странице справа/

Давайте не будем себя жалеть.
Давайте смотреть в глаза друг другу и не уклоняться от неприятных тем.
Давайте попробуем описать, как будет складываться ситуация в следующие несколько десятков лет XXI века.
Конфликтам, которые разгорались в нулевых и продолжились в десятых - Арабской весне, военным действиям в Сирии, гражданской войне на Украине - возможно, будет придумано общее броское название. Можно уже назвать это “Долгой войной XXI века”, чтобы признать факт: деятельность различных политических сил по ту и эту сторону Ла-Манша не нацелена на построение гражданского мира на планете.

Прогнозы о том, как будет развиваться “Долгая война XXI века”, предлагались неоднократно. На заре XXI века ряд экспертов и политологов полагали, что “горячая фаза” начнется уже к 2013-2014 гг., а “всё закончится” к 2019 году.
“Горячую фазу” делили на несколько фаз и этапов на разных театрах военных действий, но обязательно выделяли:
- дестабилизацию Большого Востока
- ограничение ресурсоснабжения отдельных регионов для провокации экономических кризисов;
- региональные конфликты по периферии конкурентов США;
- провокацию социальных, межэтнических и межконфессиональных конфликтов, масштабные акции гражданского неповиновения, мятежи, массированные теракты, агрессивный сепаратизм, гражданские войны (М.Муравьев, 2006 год)

В "Проекте долгосрочной стратегии национальной безопасности России" (МГИМО/МИД_2016 год) указывали, что в 2015–2025 гг. завершится подготовка к глобальному военному конфликту, цель которого восстановление “локальной человеческой цивилизацией” (ЛЧЦ) Запада своего доминирующего положения в системе международных отношений.

После 2021 года окончательно закончится формально «мирный» период в отношениях между Россией и условным Западом, к 2021–2022 гг. завершится, в основном, военно-техническая подготовка западной ЛЧЦ к глобальной войне, а к 2050 гарантированно начнется силовое противоборство между разными ЛЧЦ за контроль над военно-политическими и финансово-экономическими системами в мире.
При этом эффекты ядерного сдерживания ослабевают из-за развития кибероружия, глобального ПРО, распространения практики сетецентрической войны.
Одновременно размываются границы между военными и мирными средствами, а значит, постепенно стирается граница между войной и миром.
Сегодня не существует “до” и “после”, четкой грани между политикой и войной, когда войска переходят границу, захватывают территории, масштабно используют военную силу, политики объявляют войну, а дипломаты разрывают отношения.
Традиционные атрибуты войны уходят в прошлое.
“Мирный процесс” комбинируется с военным, силовым противоборством.
“Партнеры” ведут переговоры, продолжают сотрудничество в различных сферах и одновременно проводят враждебные друг другу действия.
Россия помогает сопротивлению на Донбассе, одновременно предоставляя кредиты Киеву, не прекращая поставки газа.
США вводят санкции против России, бомбят военные базы Сирии (союзного России государства), сбивают сирийские самолеты и беспилотники, но покупают у России (а Россия продаёт) ракетные двигатели, декларируют совместную с Россией борьбу против терроризма. Россия покупает ГКО США и одновременно планирует ответные санкции и т.д.

В нынешней оруэлловской конструкции “мир-это война” определять, чего больше - “мира” или “войны”, придется по соотношению элементов сотрудничества и военного противоборства.
По количеству тех или иных элементов в конкретный момент времени можно будет определять, холодная или горячая сейчас фаза “Долгой войны XXI века”.

В Проекте указывается, что тенденции изменения основных параметров
системы международных отношений (разнообразие, взаимосвязь, взаимозависимость её элементов, скорость распространения норм в системе) столь непрогнозируемы, что состояние мира через 30 или 50 лет может противоречить любым прогнозам и существующей сегодня картине мира.
Но конкретные решения необходимо принимать здесь и сейчас.
В Проекте указана важная информационно-политическая тенденция: в мире сейчас на постоянной основе планируется и формируется заведомо ложная, «виртуальная» реальность, под которую позже, с помощью самых разных средств, подгоняется действительность.
В формировании этой реальности участвуют неправительственные международные организации, транснациональные компании, распределенные интернет-сообщества, социальные сети, их идейные и корпоративные лидеры, армии ботов и троллей, искренние или оплачиваемые ЛОМы, офицеры и рядовые нынешнего общего медиапространства и т.д.

В нашей “виртуальной”, а потом и самой настоящей реальности возникают сущности, которые начинают непосредственно влиять на политику.
“Русских хакеров”, взламывающих выборы в США, по-прежнему никто не видел (более того, есть несколько содержательных расследований-опровержений антиамериканской деятельности “русских хакеров”), но они оказывают непосредственное влияние на политику США и России и международное положение в целом.
Виртуальные, никем не доказанные контакты Трампа с Россией (по сути исключительно умозрительные сущности) - это важнейший элемент внутренней политики США, отразившийся на весь “мирный процесс” возобновления партнерских отношений между Россией и США.

В эту же копилку можно поместить “Допинговые скандалы” и блокирование участия российских сборных в различных международных спортивных мероприятиях.
Надо признаться себе, что роль в международных делах подобных виртуальных сущностей будет возрастать, а их комбинация может приводить к непрогонозируемым эффектам.
Возьмём только некоторые:
- агрессия России против Прибалтики (в качестве объекта агрессии указываются и Швеция, и Грузия)
- киберагрессия России против других государств /причем здесь имеется в виду и вмешательство и в коммерческую (работа банков, инфраструктур…), и в общественно-политическую деятельность (выборы, опросы...)/
- ограничение свободы слова, борьба с инакомыслием, убийство /Путиным/ политических оппонентов
- притеснение геев в Чечне (эта сущность настолько популярна, что петиции на change.org уже собрали сотни тысяч голосов)
- кровавые преступления СССР против своих и не своих народов.

Зарубежные издания неустанно прокачивают эти темы, например, моделируя, как Россия нападет на ____, “взломает выборы” в ______.
После того, как прибавилось участие России в военных операциях в Сирии и тем более после того, как прекращено сотрудничество США и России по Сирии и возросло число “конфликтных ситуаций” в регионе , медиа стали продавать "войну с участием России" с еще большим информационным резонансом.
Публицистика на эту тему щекочет гражданам нервы, заклинаниями "война-война" публика подготавливается к некоей умозрительной "неизбежности": сначала принять факт вероятности войны, потом начать моделировать ситуации её развития и даже внутренне готовиться к этому, вовлекая в этот тлетворный процесс и политиков, и военных.

При этом “Долгий конфликт XXI века” с изменяющимся соотношением элементов сотрудничества и силового противоборства продолжается, угрожая возникновением новых или развитием старых “горячих фаз”.

В этом процессе для России таится скорее не военная, а информационная угроза. Мы привыкли понимать под войной традиционные её элементы, включая мобилизующее общество одно на всех горе, вызов, некий перелом, переход границы (22 июня 1941 года) и одна на всех Победа.
Когда граница эта не обозначена, когда её в традиционном понимании уже и нет, а медиа продолжают склонять бесконечное “война-война”, наше общество, в котором есть исчерпывающее, основанное на опыте нескольких поколений представление, что такое война, не готово воспринимать происходящее как вызов.
Ну, смешно ведь? Еда есть, боевых действий — нет. Какая война?
Мы генетически не можем поместить в одно смысловое поле со своей нынешней относительно благополучной жизнью эту страшную сущность под названием "война".
Да и кому с кем воевать?
НАТО с Россией? США с Россией? А как же ядерный пепел?
Украине с Россией? Ну-ну.

А то, что долгое противостояние будет происходить скорее в плоскости конкуренции гражданских наций за выживание, за доминирование - это слишком заумная, слишком виртуальная мысль.
При этом, для нас бесконечное жонглирование терминологией “война-война”, “волки-волки” скорее не мобилизует, а отвлекает - создаёт в будущем некую "отправную точку", которая всё изменит, поэтому и в настоящем не требуется прилагать выдающихся усилий.
У нас вообще любят эти "отправные точки", когда может всё измениться — "через 20 лет при коммунизме", "вернем Царьград", "вот падёт режим... доллар... рубль... цена на недвижимость..."
Будущая "отправная точка" — оправдание собственной пассивности, включение механизма ожидания какого-то события в будущем. Через такие “отправные точки” в сознание сознательно внедряется и расширяется “разлом”, прогрессирующий в пропасть между реальным и вымышленными мирами.
А будущее происходит прямо сейчас. На кону — места в долгом забеге XXI века. Среди политиков настоящих буйных немного, все хотят подставлять, а не подставляться, поэтому "горячего" разрешения многочисленных проблем цивилизации, вероятно, не случится.
Финансовое, экономическое, политическое, технологическое переустройство мира будет постепенным. Реальность не будет кардинально меняться на “до” и “после”.
Кризис будет нудным, долгим, вялотекущим, временами скучным: Юг будет давить на Север; США, Евросоюз, Россия будут маневрировать и ошибаться.

Возможно, кризис даже не выявит абсолютных победителей.
Но давление на Россию будет только усиливаться. Соотношение “мир-война” будет меняться не в лучшую сторону.

Многим почти невозможно поверить в долгий кризис XXI века, в то, что мобилизация давно закончилась и граница пройдена.
Наверняка основная масса людей рассчитывает, что всё образуется, что власть в России сменится (или наоборот укрепится), жизнь станет лучше и веселей. Произойдет некая “победа” [страны], “прорыв” без усилий и внутренней сосредоточенности.
Алгоритм работы западной информационной реакции на любое событие, связанное с Россией, позволяет сделать неутешительный вывод: политическая и информационная системы Запада настроены на противостояние, на подавление позитивной повестки, подавление позитивной информации о России.
Ради этой пропагандистской работы любое лыко идет в строку. Поиск уязвимых мест продолжится.
Виртуальные сущности будут множиться - например, в части ревизии истории Второй мировой войны:
- продолжат шествие миллионы изнасилованных немок (уже умерших по старости и потому согласных подтвердить что угодно);
- умножатся преступления СССР /см.продолжающуюся работу форума Петербургский диалог/
- возникнут новые доводы, чтобы уравнять СССР и фашистскую Германию, Сталина и Гитлера…
В этому году жители Чехии праздновали освобождение Праги с американскими флагами, а реконструкторы были в одежде союзников.
Украина уже освобождала Первым Украинским фронтом концлагеря.
Поляки в недавно изданной книге "Красная чума" / о преступлениях Красной Армии против Польши/ пишут, что "Советы украли даже Освенцим".
В России на русском языке (!) один популярный “мыслитель” в преддверии Дня скорби пишет: во “Второй мировой войне победило зло большее, чем «фашизм»” (не будем приводить ссылку).

Именно под эту виртуальную реальность подгоняется действительность.
Конструкция будущего вырастает прямо сейчас.
И постепенно получается, что мешанина вчерашних событий прямо на наших глазах становится объяснена, и часто не без нашей помощи:
— одни постепенно становятся совсем плохими (а их ошибки становится чудовищными), другие хорошими (они лишь изредка заблуждались)
— одни убитые — безликой серой массой, другие — героями
— серое превращается в черное, радужное пятнистое с кровоподтеками — в белое
— одни становятся агрессорами, преступниками, убийцами, другие — выдающимися борцами за справедливость и лучшее будущее.

“Виртуальная реальность”, “пересмотренная История” начинает укореняться в головах.
Какие-то версии, не совпадающие с основными, становятся одиозными и смешными.
И “внезапно” в этом долгом конфликте окажется, что каждый из нас виноват. Виноваты наши дети и внуки. Просто потому, что мы живем в нашей стране.
Это будет логичной и закономерной частью схемы, обретающей все новую неоспоримую монументальность. “До” и “после” могут оказаться разнесены на десятилетия, и /квази/война будет проиграна по-настоящему (с контрибуциями, уступкой территорий, утратой имеющегося международного статуса…) даже не начавшись в традиционном понимании.

Поэтому включаться в долгий забег по “переустройству XXI века” нужно было еще вчера. Возможно, это “забег” на несколько поколений, в котором не будет концентрированного ужаса, подобного обрушившемуся на нашу страну 22 июня 1941 года, не будет подвигов хоть сколько-нибудь соразмерных Великому подвигу народа в каждый из 1418 дней Великой Отечественной войны, но это не отменяет вероятности постепенных изменений в мира, которые на определенном этапе можно будет назвать поражением одних /дезориентированных, расколотых…/ и победой других /сосредоточенных, устремленных впёред/ наций.

"Устремленным вперёд" гражданским нациям очень радостно наблюдать конкурента, тревожно переминающегося на месте и ожидающего то ли войны, то ли сотрудничества, то ли инфляции, то ли новых манифестаций, то ли санкций, то ли падения-роста-замедления... курсов и цен.
Еще радостнее будет “партнёрам”, если они увидят, как переминающийся недотепа попробует устроить какой-нибудь акт самоубийства (выхода из гонки).
Очень не хочется узнавать в этом недотёпе Россию.
У России уникальная ситуация. Сейчас в мире одновременно развиваются сразу несколько кризисов, сходятся в одну точку резонирующие процессы: меняются уклады жизни, в т.ч. технологические, продолжается кризис мировой валютно-финансовой системы и кризис глобализации.
Среди участников "цивилизационной схватки" у нас есть лазейка.
Россия пусть не на самом высоком уровне, но самодостаточна.
России гарантирует защиту собственных рубежей. Впервые за всю историю страны нет проблем с продовольственным обеспечением.
Конечно, России очень непросто увернуться от участия в каком-нибудь сколько-нибудь крупном мировом конфликте
Но нужно приложить все усилия, чтобы вновь не стать "расходным" материалом "эволюции", смены цивилизационного цикла, экономического, технологического укладов или каких-то других фундаментальных изменений, которые намечены по программе.
Нужно осваивать свою страну, максимально связать её транспортными артериями, сделать удобной для жизни.
Нужно преодолеть недоверчивое отношение друг к другу между гражданами России, между гражданами России и других стран, максимально купировать опасные механизмы саморазрушения общества, которые стабильно продолжают тикать в нашей стране сотни лет.
К разрушительной работе некоторых западных политиков и медиа целесообразно относиться спокойно.
У них своя жизнь, своя работа, свои убеждения, свои способы подгребать к ногам своих граждан как можно больше благ, которые можно урвать на планете Земле, свои способы выиграть "Долгую войну XXI века”.
У нас – свои.

?

Log in