Previous Entry Share Next Entry
Эта система продержалась 70 лет. Целых 70 лет постоянной, ежедневной и абсолютно неравной войны! (К.
orang
vamoisej
Эта система продержалась 70 лет. Целых 70 лет постоянной, ежедневной и абсолютно неравной войны! (К.Сёмин) (Смешинка)

Один из главных аргументов либераста-антисоветчика (как, впрочем, и "патриота"-антисоветчика): "А почему тогда СССР развалился?" В разных формах этот, с позволения сказать, тезис ("почему никто не вышел защищать ту страну", "зачем возвращаться в прошлое/повторять совершенные ошибки", "Господь уже однажды попустил", "в Северную Корею зовете" и тд) взят на вооружение и либералами, и посконными консерваторами.

Таким образом, и те, и другие демонстрируют категорический отказ от использования логики — даже в её самом примитивной, кухонной форме. Сейчас вот наблюдаю в западных блогах радостную истерику по поводу очередного видео из Венесуэлы, на котором голодные покупатели переворачивают пустые магазинные полки в поисках еды и туалетной бумаги. Посыл схож и тоже понятен: вот до чего доводит ваш социализм, ваше центральное планирование, ваши попытки на советский манер разорвать отношения с невидимой рукой рынка.

Тут все просто ведь. Ну, для человека, который дружит с головой, конечно. Венесуэла, как и Куба — маленькие страны, долгое время находившиеся под колониальным гнетом транснациональных корпораций, а потом попавшие под не менее серьезный политический, экономический и военный прессинг. В состоянии ли маленькая страна долго выдерживать такой прессинг — блокаду, постоянные попытки устроить переворот и вернуть хунту, спекулятивные атаки на свою национальную валюту? Да нет, конечно, не в состоянии. Вам не нравится как в Венесуэле? Пожалуйста, есть пример свободной и самостоятельной Доминиканской Республики, это совсем рядом. Там невероятно конвертируемая валюта и рыночная экономика. Остров Гаити подходит? Может быть, Сальвадор? Можно и на корейский полуостров перенестись. Там выбор между социализмом и капитализмом — это выбор между голодной, спартанской независимостью Северной Кореи и 40 000 американских солдат, расположенных по сосдедству, на территории Кореи Южной. Да, у одних нет ни Дэу, ни Самсунга, но у них нет и оккупационной администрации, они сами себе хозяева. Понимаете разницу? Кроме того, они демонстрируют пример того, как маленькая страна противостоит всему миру (мать вашу, всему неолиберальному, вооруженному до зубов миру) на протяжении полувека. Смогла бы справиться с такой задачей Южная Корея? Да даже Япония с Германией, разместившие у себя и американских солдат, и американское ядерное оружие — смогли бы?


Посмотрите, что происходит с большими странами, рискнувшими сделать всего лишь шаг в сторону от столбовой дороги неолиберализма. И Аргентина, и Бразилия прямо сейчас, вот прямо сейчас, балансируют на грани экономической катастрофы и правого военного переворота. Потому что у невидимой руки рынка, как выясняется, железная хватка. И рука эта тут же берет за причинное место любое правительство, покушающееся на интересы транснациональных компаний.

Теперь вернемся к СССР. "Cистема доказала свою нежизнеспособность", завывает очередной умник. Эта система, дружок, 70 лет находилась в состоянии тотальной войны с целым миром капитала. С целым миром. 70 лет она только и делала, что отражала иностранные интервенции. Не думала о развитии, не строила мирную жизнь, не проверяла свой социализм практикой. Отражала интервенции. Сражаясь за свою независимость, она выиграла самую страшную в истории человечества войну. Причем выиграла в первую очередь на экономическом фронте, поскольку война — всегда экономика.

Эту систему еще 25-30 лет назад Запад готов был в любую минуту стереть в порошок с помощью ядерного оружия. Он не победил её, как известно, а сумел соблазнить, купить, ввергнуть в эпилептический припадок саморазрушения. Он добивался этого лишь потому, что пока та система была жива, она могла стать примером для остальных, она ставила под сомнение планетарное господство капитала, его контроль над рынками сырья и рабочей силы. И тем не менее эта система продержалась 70 лет. Целых 70 лет постоянной, ежедневной и абсолютно неравной войны! Царская Россия не выдержала и трех. Не могло быть и не будет никаких 20 столыпинских спокойных лет, в которых наша страна будет развиваться, словно в лабораторной пробирке. Не будет никаких тучных коров. Нас били, бьют и будут бить. И выбор способа организации экономики — это всего лишь выбор способа организации обороны. Если ты хочешь уцелеть, вариант с капитализмом заведомо не подходит, уже потому что нельзя защититься от агрессии капитализма, став частью глобального капитализма.

В сущности, и для Северной Кореи, и для Венесуэлы, и для любой другой страны, включая современную Россию, дилемма формулируется предельно просто. Хочешь производить Самсунг и БМВ, сытно жрать и считаться элитой человечества? Тогда выворачивай карманы, становись на колени и ползи в специально отведенный для таких, как ты, угол. Мы напишем тебе конституцию и разместим на твоей территории свою военную базу. Упрямишься? Не хочешь? Тогда защищайся. Но тогда будь готов к предельной мобилизации в экономике на нужды обороны. А значит — к национализации, государственному планированию и прочим прелестям социализма. У России, в отличие от Венесуэлы, есть все ресурсы для того, чтобы защищаться, опираясь на собственные силы. А главное — у неё есть пока еще возможность использовать мощнейшую инерцию советского проекта. Таким образом, спор о том, "можно ли вернуться в СССР" — это спор на тему "будем ли мы сопротивляться, или поползем (скорее всего, частями) в сытый и хорошо отапливаемый угол." Вот какая суть в действительности скрывается за разговорами о том, "почему же ваш хваленый СССР тогда развалился?"

ГОСПЛАН ПРОТИВ КОРПЛАНА

Словосочетание "плановая экономика" заставляет многих у нас биться в припадке, крутить пальцем у виска или осенять себя крестным знамением. Это тоже не чудо, а естественный результат либеральных реформ — как в народном хозяйстве, так и в образовании. Со школьной скамьи нам прививают мысль о том, что плановая экономика неэффективна. Между тем, даже самая рыночная экономика является по сути своей плановой. Хотя бы задним умом это должен понимать любой офисный работник, любой мерчандайзер или сейлс-менеджер.

Даже на уровне мелкой фирмы всегда планируются продажи и закупки, планируется сбыт, планируются издержки и прибыли. В микромасштабах каждая фирма — это вообще тоталитарное государство со всеми ненавистными атрибутами: единоличным руководителем (генеральный директор), сдерживающей его партократией (совет директоров), бессловесным народом (сотрудники, рабочая сила), ГУЛАГом (ЧОП, вышибалы, служба безопасности) и, разумеется, Госпланом(от финансового директора до последнего бухгалтера). Назовите фирму или корпорацию любого размера, которая изнутри (а не в своем поведении на рынке) руководствовалась бы принципами свободной конкуренции и демократии?

Вот пришлось мне однажды проходить стажировку на американском телеканале NBC (принадлежит Comcast, то есть General Electric). Все началось с принесения полуторатысячным коллективом практикантов (interns) обязательной присяги на верность ее величеству Корпорации в громадном зале головной конторы NBC, разместившейся в похожем на зиккурат небоскребе Rockefeller Plaza. Стены небоскреба, между прочим, украшены изображениями масонских циркулей и цитатами из английского поэта У.Блейка, воспевающими разумное обустройство Вселенной человеком. Но это так, мелкая подробность. Клятва будущих интернов более всего напоминала принесение нашим взводом военной присяги на плацу 32-го военного городка в Екатеринбурге. Худосочная тетка армейским голосом выкрикивает со сцены фамилию за фамилией. Фамилия поднимается и рассказывает, почему она пришла именно на NBC, в лучшую на свете компанию. Затем все дружно смотрят короткий фильм о лучшей на свете компании. Затем несколько раз в форме похожего на ЕГЭ теста разъясняются правила поведения в лучшей на свете компании. Это чтобы не вылететь из неё на следующий день, да еще и с перспективой судебного разбирательства. Солженицын и Оруэлл, Замятин и Хаксли, Лондон и Уэллс не смогли бы покурить в сторонке, потому что курение в радиусе нескольких сотен метров от офиса лучшей на свете компании, конечно же, запрещено.

Перед одной из поездок на БАМ мне доводилось бывать в головной конторе нашего Трансстроя, тоталитарном здании с массивными дверями и окнами. Так вот стилистически между сталинскими высотками и небоскребами рокфеллеров нет никакой разницы. И там, и там гигантские проекты, гигантские задачи, требующие непременного планирования. Цели разные. Вектор задач разный. Но механика повседневной жизни корпорации как две капли воды напоминает работу какого-нибудь советского министерства. Вот, скажем, на NBC, в нашем ничтожном по размерам и уровню ответственности подразделении вся съемка производилась на допотопные и медлительные камеры Sony.

— Давайте заведем ходя бы один фотоаппарат, к примеру, Canon?
— Нет, отвечают, не положено. У General Electric корпоративное соглашение с Sony. Мы получим судебный иск. Полетят головы.
И так во всем. Контроль, систематизация, планирование. Контроль, систематизация, планирование. Контроль, систематизация... От общей базы данных, в которой фигурируют все сотрудники Comcast, до субсидирования корпоративных забегаловок.
На другой телекомпании, CBS, через которую мы когда-то перегоняли репортажи в Москву:
— Не смейте прикасаться к кнопке "Перемотка вперед"!
— Почему?
— По трудовому соглашению управлять этим магнитофоном может только уполномоченный корпорацией сотрудник.

То же самое ведь, ненавистное вам, планирование. Вид сбоку. Просто поскольку на Западе государство, по сути, приватизировано разросшимися до размера государства корпорациями, Госплан там — это КорпПлан. Но без КорпПлана не было бы ни Apple, ни Microsoft, ни Samsung, ни Boeing. Все это, конечно, видят и сами американцы, воспитанные на сказках Айн Рэнд и Мильтона Фридмана. И они, наверное, не могут не замечать, как мало общего осталось между описанным в этих книжках миром свободной конкуренции и миром КорпПлана, где властвуют всесильные ТНК. Однако сделать следующий шаг, осознать, что происходящее — лишь закономерное следствие развития капитализма, результат неотвратимого процесса монополизации/укрупнения капитала, американцы в большинстве своем не в состоянии. Их "левые" бредят о том, что приватизированное государство сможет (если победят демократы) "доить" КорпПлан и получать дополнительные деньги на здравоохранение. Их "правые" бредят о том, что когда-нибудь фарш удастся провернуть назад, сверхкорпорации исчезнут, а на их месте вновь появятся шустрые фермеры и ковбои, со своими маленькими и независимыми деловыми интересами.

Вывод, к которому я пытаюсь аккуратно вырулить, состоит в том, что при любом экономическом укладе и общественном строе Госплан в явной или неявной форме существует. Отказываясь от самой идеи планирования (соотнесения отраслевых интересов), регулирования народного хозяйства, мы просто-напросто отдаем свою экономику под контроль другой, более мощной регулирующей системы — КорпПлана. Стремление к укрупнению, рационализации и планированию свойственно всей человеческой цивилизации. Иным способом стоящие перед человечеством задачи (одна из которых — выживание самого человечества) решить невозможно. Мысль о том, что несогласные с доктриной Золотого Тельца/Вавилонской Башни национальные государства смогут закупориться в своих норах и как-то перезимовать — абсурдна и нелепа. Можно либо быть раздавленным или переработанным одним глобальным проектом, либо противопоставить ему свой собственный, но обязательно глобальный. Сталинская идея строительства социализма в отдельно взятом государстве, за которой пытаются спрятаться современные традиционалисты, не являлась ведь окончательной задачей. Это был способ сохранить СССР, дать ему окрепнуть и подняться на ноги, чтобы продолжить движение. В этом смыслененависть КорпПлана к Госплану, выплеснувшаяся сначала во Второй Мировой, а потом в Холодной Войне, абсолютно рациональна и обоснованна. Боливар не выдержит двоих.

Однако существует принципиальная разница между проклятым либеральными теоретиками Советским Государственным Планированием и западным Корпоративистским/фашистским планированием. Как уже было сказано, разница эта — в целях. И в средствах. Западный мондиализм замешан на иудео-протестантской, социал-дарвинистской этике. Этике выживания сильнейших/мудрейших. Поскольку ориентированный исключительно на извлечение прибыли капиталистический способ производства неизбежно рождает диспропорции и противоречия (мы чаще называем их кризисами, рецессиями или депрессиями), КорпПлан, со свойственным ему рационализмом, не задумываясь заносит в графу "издержки" миллионы "не вписавшихся в смету" людей. Собственно, Хиросима и Нагасаки нагляднейшим образом это подтверждают. Советский проект, появившийся как ответ на первое такое "списание издержек" (1914-1918), предлагает противоположную по смыслу бухгалтерию, противоположное планирование. Во главу угла такой проект ставит не прибыль, не бабло, а Человека, его потребности и его развитие.

В эсхатологическом смысле разница между двумя системами планирования аналогична разнице между добром и злом. При этом, разумеется, для КорпПлана злом всегда будет Госплан ("Империя Зла"), а для Госплана — наоборот.

Виктор Глушков|Фото: |Фото:

Что же касается распространенных у нас предрассудков о слишком сложном характере экономический отношений, которыми человек, якобы, не в состоянии управлять в принципе, то здесь помогут простые аналогии. Каждый день в небо поднимаются десятки тысяч самолетов. Они движутся по разнонаправленным траекторям, подвергаются воздействию многих непредсказуемых природных факторов. Однако разве в небе царит броуновское движение, хаос? Нет, каждая траектория находится под полным контролем диспетчерских служб. Таких, например, как американская NORAD. Американская же, КорпПлановская спецслужба АНБ способна контролировать каждый байт получаемой и отправляемой вами информации, прямо сейчас, когда вы читаете этот текст. Иными словами, современный уровень автоматических систем управления делает экономическое планирование любого уровня абсолютно посильной задачей. В СССР это тоже предчувствовали, поэтому группа ученых под руководством академика В.Глушкова (Киевский Госуниверситет им. Т.Шевченко) занималась разработкой систем, которые позволили бы Госплану перейти от бобин и перфокарт к более современным и восприимчивым способам организации народного хозяйства.

Сегодня о Викторе Михайловиче Глушкове вспоминают довольно редко. Зато регулярно собирается гайдаровский экономический форум. Это не говорит о том, что мы отказались от планирования. Это говорит лишь о том, что похоронив Госплан, мы дали себя вписать в балансовую ведомость КорпПлана.

Журналист-документалист Константин Семин



  • 1
Советский проект, появившийся как ответ на первое такое "списание издержек" (1914-1918), предлагает противоположную по смыслу бухгалтерию, противоположное планирование. Во главу угла такой проект ставит не прибыль, не бабло, а Человека, его потребности и его развитие.
нет более великого лицемерия, которое породило эти слова - вот потому то СССР и развалился!

(Deleted comment)
  • 1
?

Log in

No account? Create an account