Previous Entry Share Next Entry
А вот и автор "иранской" идеи нашелся.
orang
vamoisej
Оригинал взят у alex_leshy в А вот и автор "иранской" идеи нашелся.
В качестве моего предисловия: Прошу любить и жаловать: главный советник Трампа по Ирану - Никки Хейли. И факт исполнения Ираном условий сделки подтверждается тоже. Но США ведут себя как в известной истории из русской классической литературы: ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать. И ведь ладно бы дело было в самом Иране или какой-то действительной угрозе международной (или хотя бы персонально американской) безопасности. Так ведь нет! Истинной причиной такого глобального международного шага США является банальная мелкая личная бюрократическая грызня между американскими государственными чиновниками!




Просто о сложном: Кто подталкивал Трампа к занятию жесткой позиции по Ирану


Ниже перевод статьи авторства Eliana Johnson в Politico. Как и в случае самого заявления Трампа по иранской ядерной сделке, предлагаю статью без собственного комментария – все и так замечательно изложено. Как говорится, ни убавить – ни прибавить. А Никки Хейли совсем не удивила,мне уже доводилось комментировать ее, мягко говоря, неортодоксальные взгляды на международную политику, смотри, например, https://t.me/politicalgaffe/149 , https://t.me/politicalgaffe/289 , https://t.me/politicalgaffe/313 .

НИККИ ХЕЙЛИ КАК ГЛАВНЫЙ СОВЕТЧИК ТРАМПА ПО ИРАНУ – постпред при ООН настаивала на жестком подходе, когда остальные члены американской администрации призывали к сдержанности

В конце июля на очередном дневном заседании в Овальном кабинете простпред при ООН Никки Хейли сделала Дональду Трампу интересное предложение.

Надо сказать, что буквально в начале месяца Трамп, под давлением госсекретаря Рекса Тиллерсона и министра обороны Джеймса Мэттиса, с большой неохотой подтвердил выполнение Тегераном своих обязательств по иранской ядерной сделке, заключенной в 2015. Отношение Трампа к этой сделке всегда было крайне негативным. Но оба высокопоставленных чиновника настояли на своем, утверждая, что не существует достаточных оснований обвинить Иран в нарушении договоренностей. По их словам, отказ от подтверждения выполнения условий сделки Ираном выглядел бы опрометчивым, так что Трампу ничего не оставалось, как еще на 90 дней продлить подтверждение полного выполнения Ираном этих условий.

Но Хейли на той самой июльской встрече, на которой присутствовал также советник по национальной безопасности Герберт Макмастер и вице-президент Майкл Пенс, попросила президента дать ей возможность обосновать отказ от продления ядерной сделки. «Позвольте мне подготовить обоснование», – предложила она, согласно нашему источнику, который знаком с отчетом о той встрече. И президент согласился.

С тех пор Хейли стала наиболее яростным публичным сторонником отказа от соглашения с Ираном среди членов президентской администрации, и эта ее позиция явно импонировала Трампу. Это еще и возвышало ее в глазах президента в то время, когда все чаще стали говорить, что она заменит Тиллерсона в качестве нового госсекретаря, о сложных взаимоотношениях которого с Трампом стало известно на этой неделе.

Уже через месяц после того разговора с Трампом Хейли прилетела в Вену для встречи с руководством МАГАТЭ, в ходе которой она настаивала на нарушении Ираном условий сделки. Вскоре вслед за этим она уже выступила в Институте американского предпринимательства (ИАП) в Вашингтоне, где высказала свои «сомнения и озабоченность» в отношении иранского соглашения.

О роли Хейли откровенно высказались несколько чиновников администрации, которые непосредственно были причастны к подготовке иранского досье. В то время как ключевые члены президентской администрации, помощники и советники пытались сдержать импульсивное поведение президента, Хейли по иранскому вопросу делала ровным счетом противоположное. При том, что эти разрушительные президентские инстинкты во внешней политике осуждали не только демократы, но и многие республиканцы.

Правда, Хейли была не одна. Во всем этом чувствовалось влияние и бывшего постпреда при ООН Джона Болтона, свободный доступ которого к Трампу был ограничен лишь недавно новым руководителем президентской администрации Джоном Келли. Именно Болтону мы обязаны тем важным моментом в пятничном заявлении Трампа, когда тот, хотя и не заявил о неминуемом выходе из ядерной сделки, но оставил за собой право прекращения действия соглашения «в любой момент».

Этот текст был добавлен к речи Трампа в четверг после того как Болтон, в нарушение распоряжения Келли, сумел дозвониться до Трампа из Лас-Вегаса, где встречался с одним из главных спонсоров республиканцев Шелдоном Аделсоном. Согласно двум нашим источникам Болтон убедил Трампа включить в свою речь угрозу о сохранении президентом права о полном выходе из соглашения.

Окончательный текст выглядел следующим образом: «Мы будем следить, как продвигается дело, но я, как Президент, оставляю за собой право прекратить действие соглашения в любой момент». Болтон отказался дать свои комментарии даже относительно самого факта разговора с президентом.

А президентской администрации Хейли предложила компромисс, согласно которому отказ Трампа подтвердить выполнение сделки Ираном можно будет расценивать как предложение Конгрессу ужесточить условия сделки путем добавления новых ограничений, с которыми придется согласиться Ирану, чтобы избежать введения новых американских санкций.

В ходе внутренних обсуждений, несмотря на отрицательное первоначальное мнение членов президентской администрации, Хейли продолжала гнуть свою линию. Она, как заметил один из старших помощников в президентской администрации, на этих совещаниях «больше всех выступала».

В ряде случаев ее позиция встречала противодействие других членов президентской администрации и особенно Тиллерсона, который, например, возражал против ее августовской поездки в Вену, что стало очередным конфликтом в их нескончаемой вражде.

Наш источник из Белого Дома даже охарактеризовал это враждебное противостояние между Тиллерсоном и Хейли как нечто, сравнимое по масштабам с третьей мировой войной.

Однако пресс-секретарь Хейли не стал комментировать подробности ее отношений с Тиллерсоном, как и ее роль в подготовке решения по Ирану.

Тиллерсон в июле направил одного из своих заместителей на встречу семи международных подписантов иранского ядерного соглашения и настаивал на том, что встреча Хейли с руководством МАГАТЭ еще через месяц нецелесообразна. Но по словам двух чиновников Белого Дома, Трамп разрешил Хейли поехать в Вену. Это послужило еще одним информационным поводом для рассуждений о том, что президентская администрация недовольна соглашением. Брайан Хук, директор по политическому планированию Госдепа, был вынужден в итоге также присоединится к визиту Хейли в Вену.

Пресс-секретарь Госдепа Роберт Хэммонд отрицал факт существования противоречий между Тиллерсоном и Хейли относительно венского визита и даже, наоборот, назвал совместную поездку Хука и Хейли «очень полезной».

Некоторые представители президентской администрации характеризуют существующее напряжение между двумя главными американскими дипломатами как противоречие в стиле и идеологии. «Это две самостоятельные фигуры. Причем Хейли не любит, чтобы ею помыкали и не признает старшинства Тиллерсона, – говорит один из них, – а Тиллерсон привык командовать и не любит, когда ему возражают».

Между тем, различие во взглядах на иранскую проблему еще больше обострило их отношения. Тиллерсон был среди тех, кто решительно противостоял пересмотру ядерной сделки, а Трамп в прошлую пятницу заявил, что Иран нарушает «дух соглашения».

Эти противоречия вокруг Ирана позволили Хейли еще раз продемонстрировать слабость Тиллерсона, который, хотя и выше ее по иерархии, но предпочитает вести себя менее публично, если сравнивать его со своими предшественниками.

Через две недели после своего возвращения из Вены Хейли, выступая в ИАП, предложила, как сказал один сотрудник Совета по национальной безопасности, «первый набросок плана», который был озвучен Трампом в прошлую пятницу. Смыслом выступления в ИАП была попытка понять «насколько это работает», «действительно ли можно воспользоваться этим окном возможностей». Речь шла о стратегии, когда президент отказался бы подтверждать выполнение Ираном условий соглашения, но не объявил бы о выходе из него.

В своем выступлении Хейли провела различие между собственно ядерным соглашением и юридическим подтверждением выполнения его условий Конгрессом. Как она заявила: «Необходимо помнить об очень важном различии, потому что многие смешивают условия соглашения с требованиями американского законодательства».

«На самом деле, у иранской сделки столько недостатков, что существуют серьезные побудительные мотивы выхода из нее. Но условия соглашения такие, что прекращение его сопряжено с негативными последствиями. Иран уже получил все, что он хотел, в обмен на временное обещание выполнить свою часть обязательств в будущем».

Хотя окончательный текст речи Трампа и не выглядел так, как хотел Болтон, наиболее радикальный из внешних советников американского президента, тем не менее, он не скрывал своего удовлетворения.

«Иранская сделка может еще и просуществует, но совсем недолго», – заявил Болтон.

Бывший постпред при ООН хотел бы полного выхода США из этого соглашения, во всяком случае, так он сказал президентскому зятю Джареду Кушнеру, когда они встречались в начале недели.

Болтон, по поручению бывшего главного стратега Белого Дома Стива Бэннона, в свое время подготовил план такого выхода, однако так и не смог его представить Трампу после увольнения Бэннона и перекрытия ему доступа в Овальный кабинет со стороны Келли.

Однако авторство Болтона в отношении важнейшего пассажа в речи Трампа подтверждает, что его влияние в Белом Дом еще сохраняется.

Хейли никогда в явном виде не говорила о выходе из иранской ядерной сделки. Однако она была единственной среди ключевых членов президентской администрации, кто публично призывал Трампа заявить о несоблюдении Ираном ее условий. Хотя большинство членов администрации – за исключением директора ЦРУ Майка Помпео и Майкла Пенса – в частном порядке предупреждали Трампа о негативных последствиях выхода из соглашения, Хейли продолжала его яростно критиковать в своих публичных выступлениях.

Как сообщает наш источник в Белом Доме, после недовольства Трампа относительно продления иранской сделки, которое он высказал в июле, – а это решение необходимо подтверждать каждые 90 дней – мало кто позволял себе высказывать свою серьезную озабоченность в его присутствии.

А после того, как в своей сентябрьской речи на Генассамблее ООН Трамп выразил свое отношение к очередному продлению иранской сделки 15 октября, назвав ее «головной болью для Соединенных Штатов», его советники окончательно смирились с неизбежностью состоявшегося в пятницу заявления.

В течение последних нескольких недель советники Трампа, отвечающие за национальную безопасность, разработали стратегию, которая была анонсирована им в своей речи в прошлую пятницу. Эту стратегию вынуждены были завизировать и Госдеп, и Министерство обороны, и ЦРУ. Как заявил пресс-секретарь Совета национальной безопасности Майкл Энтон: «Был достигнут консенус относительно принципов стратегии, которые были рекомендованы нами президенту».

Правда, этот консенсус был не совсем консенсус – а, скорее, решение, которое Хейли продавливала всеми правдами и неправдами на протяжении последних трех месяцев.

Как заметил Хэммонд: «Если Рекс тихий дипломат, то Никки рупор американской внешней политики».

Источник: telegra.ph

Оригинал статьи: politico.com




?

Log in

No account? Create an account