Previous Entry Share Next Entry
Генерал-полковник Бондарев: стратегическому ракетоносцу Ту-160 до сих пор нет равных в мире (ТАСС)
orang
vamoisej
Генерал-полковник Бондарев: стратегическому ракетоносцу Ту-160 до сих пор нет равных в мире (ТАСС)

Воздушно-космические силы (ВКС) России за минувшие пять лет значительно обновили свой боевой состав и прошли серьезную проверку в Сирии. Авиационная промышленность ведет работу над созданием перспективных самолетов различных типов, идет согласование новой госпрограммы вооружений до 2025 года. Об оправданности создания ВКС, подготовке летчиков и их боевой работе в Сирии, отношениях военного ведомства с промышленниками и перспективах нового истребителя Су-57 в интервью ТАСС рассказал экс-главком ВКС России, председатель комитета Совета Федерации Федерального собрания РФ по обороне и безопасности Герой России Виктор Бондарев.

— Бондарев-летчик, Бондарев-главком и Бондарев-сенатор — это все-таки разные люди, Виктор Николаевич? Что поменялось на гражданке?

— Наверное, у каждого офицера жизненный путь в армии когда-нибудь заканчивается. И надо готовить себя к чему-нибудь другому. Получилось так, что волею судьбы я летчик. Заметили — стал главкомом, заметили — стал сенатором. Думаю, что изменить меня, сделать каким-то другим уже невозможно. Поэтому это один человек — что летчик, что главком, что сенатор. Только поменял форму одежды, а все остальное по-прежнему: так же болею за Россию, за ВКС, за армию.

Я более 40 лет в вооруженных силах, участвовал во многих военных конфликтах. Сейчас многие мои подчиненные находятся в Сирии. Они всегда будут моими подчиненными, хотя я и уволился из армии. Я их готовил, их туда отправлял, и спрос — с меня.

На гражданке многое поменялось, конечно. Здесь как в армии уже не прикажешь, можно лишь уважительно попросить. Но жизнь есть жизнь, нужно просто стараться делать свое дело.

—​ Когда вы стали главкомом в 2012 году, что потребовало первостепенного внимания в огромном "хозяйстве" Военно-воздушных сил? Что было самым трудным?

— Максимум усилий было направлено на обновление авиационного парка, на подготовку молодого летного состава. Мы начали получать современные вертолеты и самолеты, которые прекрасно показали себя в Сирии. После каждого боевого применения проводили тщательный анализ, вызывали промышленность для доработок. Сейчас практически нет разницы между неуправляемыми и управляемыми боеприпасами, результаты по точности попадания почти одни и те же.

Виктор Бондарев (в центре) на авиашоу "Авиамикс" на полигоне Погоново, 2017 год


Благодаря министру обороны большие силы были брошены на обеспечение личного состава жильем, военные городки стали приводить в должное состояние, ремонтировать аэродромы постройки 40–50-х годов прошлого века.

После создания ВКС работы еще больше прибавилось. Это и ПВО, и космическая составляющая, организация и управление всем этим огромнейшим организмом. И естественно, боевая подготовка. Объединить — самое простое, надо еще сделать, чтобы оно было боеспособным, отвечало современным требованиям. Считаю, что мы достигли в этом направлении определенных высот. Я благодарен своим подчиненным и заместителям. Думаю, мы достойно подняли вид, и сейчас он занимает ведущее место в вооруженных силах.

— В таких энергичных изменениях вам дали, как говорится, полный карт-бланш? Не встречали ли ваши идеи возражений?

— Нет, мои идеи возражений не встречали. Наоборот, поддержку оказывал и министр обороны, и Верховный Главнокомандующий. Мы стали два раза в год докладывать ему о состоянии дел в видах и родах войск вооруженных сил. Я с честью и достоинством могу сказать, что благодаря заботе руководства Минобороны и страны ВКС получили достаточно и самолетов, и вертолетов, и ПВО, и космических средств.

Например, стратегическому ракетоносцу Ту-160до сих пор нет равных в мире, и сейчас при возобновлении производства этого самолета туда будет вложено столько нового, что он будет еще лет 40 суперновым самолетом.

— Разные мнения до сих пор высказывают о целесообразности объединения ВВС и ВКО в один большой вид. Космические войска с самого своего основания "переезжали" то из РВСН к Генштабу, то становились Военно-космическими силами. Вы сами что по этому поводу думаете — где место космосу в нашей армии?

— На мой взгляд, место космосу там, где он сейчас. Например, в США в составе ВВС помимо этого — еще и ракетно-ядерные силы.

— То есть можно было бы и РВСН к себе забрать?

— Этого нам не надо, у нас есть чем командовать. Три "ствола" Воздушно-космических сил — авиация, ПВО и космос — неразрывны, дополняют друг друга, и я думаю, с их развитием мы будем иметь огромнейший потенциал, сильнейший вид, который будет в реальном времени отслеживать обстановку в мире и мгновенно реагировать на ее изменения.

— Получается, что управление этим колоссом должно быть ювелирным. Ныне существующая система управления отвечает таким требованиям? Как все должно быть выстроено, может быть, что-то надо поменять?

— Нет, менять ничего не надо, надо просто развивать и обеспечивать ВКС более современными средствами управления. Много опытно-конструкторских работ (ОКР) идет в этом направлении. Я думаю, что в самое ближайшее время будут поступать эти элементы, этим занимается и "Алмаз-Антей", и другие организации. Уже сейчас видно, что информация от одного рода войск к другому поступает значительно оперативнее, и Сирия это подтвердила.

— То, что курсанты авиаучилищ должны начинать летать уже со второго, а то и с первого курса — это ваша идея?

— То, что курсанты должны летать с первого курса, конечно же, не моя идея. В Советском Союзе изначально было именно так. С момента зарождения авиации изучение техники длилось две-три недели, и далее пилот приступал к полетам. Когда я учился в училище, мы тоже летали с первого курса, на полеты выходили во втором семестре. И я считаю, что это правильно. Количество отсеявшихся из училища было минимальным.



?

Log in

No account? Create an account