Previous Entry Share Next Entry
Ленин - это новый Минин! / Лев Мышкин
orang
vamoisej

Когда кончалась Русь в огне пожара,
Когда страна отправилась ко дну,
Тогда явились Минин и Пожарский.
Пришел народ спасать свою страну.

Когда страна лишилась Государя,
И Керенский усугубил обвал,
Вновь люди Ополчение собрали.
Большевиков тогда народ призвал.

Элиты вновь и вновь страну губили.
И сам народ ее спасать привык.
Друзья! Ведь Ленин-это новый Минин.
А князь Пожарский-первый большевик!

А. Климов

Нам, живущим в эпоху шоу-политики, трудно даже представить систему реального народовластия. Между тем она существовала и успешно работала на протяжении десятилетий, пока не превратилась в профанацию советской демократии, в которой роль Советов сводилась к единогласному одобрению решений партии и правительства.

В установлении власти Советов есть большой соблазн превознести роль Ленина. Он-де заметил, он озвучил, наконец, он заложил основы СССР. Без него Советы не смогли бы реализовать свой потенциал народовластия. Однако Октябрьская революция - это не единственный пример, когда народ оказался умнее политиков. Был похожий случай в истории задолго до Ленина.


В 1612 году ситуация была очень сходной. Смута к тому времени практически уже доконала страну. Центральное правительство контролировало лишь Москву и ближайшие пригороды. Многочисленные самозванцы выдавали себя за «царя Дмитрия». Казаки боролись за свои права и вольности. Татары ходили в набеги, как к себе домой. Шведы создали «независимое» Новгородское государство. Поляки воевали против шведов, шведы против поляков, а московские бояре пытались балансировать между ними.

Кто в этой ситуации спас страну? Аристократия, княжеская элита? Нет, те как раз выбрали себе царём польского королевича Владислава. Они смирились с тем, что лучше уж иноземная оккупация. Не смирились «чёрные люди». Не смирился Кузьма Минин, мясник из Нижнего Новгорода, который на городском совете выступил за то, чтобы «помочь московскому государству… не жалея ничего».

Все знают, что Минин и Пожарский освободили Москву в 1612 году. Однако военная победа была не самым важным достижением народного ополчения. Главная задача заключалась в том, чтобы прекратить междоусобицу. Элиты, влиятельные боярские роды не могли этого сделать на протяжении многих лет. Они интриговали, видели друг в друге конкурентов, поэтому запросто могли запустить братоубийственную войну по следующему кругу.

В таких условиях вооружённое народовластие (по сути, те же «Советы» дворянских, казацких и крестьянских «депутатов») взяло выборы царя в свои руки. Собравшиеся на Земском соборе поклялись никогда не поддерживать других кандидатов на престол:

«Заповедано, чтобы Избранник Божий, Царь Михаил Федорович Романов был родоначальником правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в своих делах перед единым Небесным Царем. И кто же пойдёт против сего Соборного постановления - Царь ли, Патриарх ли, и всяк человек, да проклянётся таковой в сём веке и в будущем, отлучён бо будет он от Святыя Троицы. И иного Государя, мимо Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея Русии Самодержца; и Их Царских детей, которых Им, Государям, впредь Бог даст, искати и хотети иного Государя из каких людей ни буди, или какое лихо похочет учинити, то нам… на того изменника стояти всею землею за один».

(выдержки из текста Соборной клятвы 21 февраля 1613 года)

Первые девять лет правления Михаила Федоровича Собор действовал на постоянной основе. Таким образом, народ продолжал контролировать центральную власть, чтобы не допустить возвращения к Смуте. Потом он созывался для обсуждения важнейших вопросов...

Так получилось, что дата Октябрьской революции 1917 года совпадает с освобождением Москвы силами народного ополчения в 1612-м. До 2005 года их даже отмечали в один день - 7 ноября, потом развели. Сейчас официальным государственным праздником Российской Федерации является только 4 ноября - День народного единства.

При этом сама датировка достаточно условна. Окончательное освобождение Москвы растянулось как минимум на неделю. Вначале был взят Китай-город, 5 ноября польский гарнизон в Кремле согласился сложить оружие, 6-го началась официальная церемония капитуляции, потом был торжественный парад, а спустя ещё несколько дней - благодарственный молебен.

Т. е. при желании даты можно подобрать разные, 4 ноября ничем не хуже и не лучше, чем 6-е, 7-е или, например, 11-е. Однако речь не о том, чтобы подгонять исторические события под наши желания или добиваться легализации Дня Октябрьской революции с «чёрного хода». Главное, что оба события логично объединяются вокруг одной идеи. В обоих случаях элиты поставили страну на грань необратимой гибели, а народ эту страну спас, показав при этом такой уровень самоорганизации и народовластия, который нам из цифрового XXI века кажется запредельным и невероятным.



?

Log in

No account? Create an account