Previous Entry Share Next Entry
Энергетический голод не тётка: ЕС намерен отжать у Норвегии нефтегазовые месторождения (damadiluma)
orang
vamoisej
Энергетический голод не тётка: ЕС намерен отжать у Норвегии нефтегазовые месторождения (damadiluma)

У конфликта по вопросу о ловле снежного краба вокруг Шпицбергена могут быть большие последствия, и не только для краба, но и для нефтегазовой отрасли Норвегии.

Сегодня норвежский Верховный Суд начинает слушания по делу, которое первоначально было обычным делом о незаконной рыбной ловле, однако в текущих обстоятельствах может завершиться подрывом норвежского суверенитета на континентальном шельфе. ЕС утверждает, что европейские рыболовы имеют те же права на ловлю снежного краба, что и норвежские.

– Пока речь идет лишь о праве вылова снежного краба. Это продукт, даже и сам по себе представляющий значительную экономическую ценность. Главный вопрос, однако, заключается в том, могут ли норвежские власти запрещать международную ловлю в данном районе или должны будут согласиться с равными правами на добычу для других стран-членов ЕС, - говорит профессор права Университета Осло Гейр Улфштайн.

Снежный краб и нефтедобыча

Дело о предполагаемой незаконной ловле будет слушаться в Норвежском Верховном суде два дня. Вопрос касается литовского судна, которое наловило крабов на 2.5 миллиона норвежских крон. Ожидается, что в ходе прений будут подниматься сложные вопросы относительно трактовок Морского права, по которым Верховный суд никогда ранее не высказывал своей позиции.



– Конкретно по снежному крабу: Норвегия определила его как "сидячий вид", т.е. бентос, а не рыбу. Ловля этих видов регулируется правилами деятельности на континентальном шельфе, то есть теми же самыми правилами, что и добыча нефти и газа.

Вопрос, таким образом, в следующем: какое значение будущее решение по крабу будет иметь для нефтедобывающей промышленности, если Норвегия больше не сможет регулировать деятельность иностранных компаний?

– Худшим вариантом было бы решение Верховного Суда о применимости Договора о Шпицбергене к континентальному шельфу архипелага, так как это означало бы, что Норвегия должна предоставить доступ в данный богатый ресурсами район странам-членам ЕС. Это лишило бы Норвегию возможности защищать свои нефтяные месторождения с далеко идущими экономическими последствиями, - считает Улфштайн. На кону - суверенные права Норвегии на ресурсы континентального шельфа.

– Все зависит от того, что решит Верховный Суд. Если решение будет в пользу рыболовов, то норвежские власти будут вынуждены делиться ресурсами. Если не в пользу рыбаков - то дело может быть передано в Международный судо ООН. В рамках данного процесса было сильное давление со стороны ЕС, были длительные трудные переговоры по политическим каналам.

Злободневная политическая проблема

– Снежный краб, в отличие от трески, пикши и гренландского палтуса, не входит в общую сферу ответственности Норвегии и России. В случае со снежным крабом Норвегия в одиночку противостоит интересам ЕС, так как это - шельфовый, а не морской ресурс, - утверждает директор Института Ф.Нансена Г.Хённеланд.

Хённеланд находит удивительным, что ЕС выдал лицензии на лов снежного краба, законность которых теперь рассматривается Верховным Судом, и задается вопросом: а не является ли настоящей целью этой акции получение доступа к другим ресурсам, таким как нефть и газ.

– Норвегия много лет старалась "не раскачивать лодку" и просто надеялась, что норвежское управление областями вокруг Шпицбергена станет общепринятым по факту, за давностью лет. Поскольку, если страна управляет территорией в течение 70-100 лет, это превращается в своего рода предписывающее право и стабилизирует ситуацию – а затем появляется снежный краб и всё меняет, - говорит эксперт.

По его словам, интерпретация Договора о Шпицбергена будет большой проблемой.

– Это очень неудобно для Норвегии, так как затрагивает ключевые области вокруг Шпицбергена. Это потенциальная юрисдикция Международного суда, передачи дела в который Норвегия всеми силами старалась избежать, потому что у этого могут быть бесчисленные последствия, - поясняет Хённеланд.

Справка:

Согласно Договору о Шпицбергене от 1920 года, архипелаг находится под норвежским суверенитетом, но страны, подписавшие договор имеют равные права на разработку его природных ресурсов, в том числе и в его территориальных водах.

Спор, главным образом, идет о том, относятся ли положения Договора о Шпицбергене к акватории за пределами 12-мильной (22,2 км) морской зоны вокруг острова. Норвегия собстенным решением ввела "рыбоохранную зону", которая распространяется на 200 морских миль (370 км) вокруг Шпицбергена и в  которой норвежцы регулируют ловлю рыбы в соответствии со своим национальным законодательством.

ЕС настаивает на собственной интерпретации Договора о Шпицбергене, заявляя, что у всех сторон соглашения имеются равные права на вылов рыбы в водах Шпицбергена.

Снежный краб появился в Баренцевом море в 1996 году. Норвегия начала регулировать его вылов
три года назад. Однако ЕС решил ответить на норвежский рыболовный запрет, в одностороннем порядке выпустив 20 лицензий для европейских рыболовных судов (11 из них получила Латвия, остальные достались Литве, Польше, Эстонии и Испании).

Эксперты по морскому праву считают, что европейская интерпретация Договора о Шпицбергене может привести к тому, что Норвегия лишится нефтегазовых ресурсов в данном регионе.


?

Log in

No account? Create an account