Previous Entry Share Next Entry
Попадет ли Венесуэла в 'ловушку Саддама'? (Georg Karr Санкт-Петербург)
orang
vamoisej
Попадет ли Венесуэла в 'ловушку Саддама'? (Georg Karr Санкт-Петербург)
Вышла интересная статья: https://vz.ru/world/2018/1/26/905298.html

Основная выжимка из статьи:
1) Американская компания ExxonMobil в 2017 г. заявила об открытии целого ряда месторождений на шельфе Гайаны – Liza, Payara, Snoek, Deep, Turbot и Rander 1.

По предварительным оценкам, открытые ими залежи на шельфе самого дикого государства Южной Америки составляют более 3,2 млрд баррелей. Это разом возвращает терпящую в последнее время убытки ExxonMobil в разряд первых игроков на рынке, а Гайане обещает норвежское процветание.

2) Руководство Корпоративной Республики Гайана (так государство называется официально; слово «корпоративная» связано с курсом на некий «корпоративный социализм», провозглашенный после получения независимости) бьется в экстазе. «Для такой страны, находящейся на последнем месте среди всех стран полушария, эта находка значит невероятно много, она перевернет жизнь в Гайане. Мы бедствовали в течение многих десятилетий, и теперь наше время пришло», – заявил пресс-секретарь правительства Рафаэль Тротман, по словам которого «пути назад уже нет».

Сейчас 800 тысяч жителей Гайаны живут в тотальной нищете.


По объему ВВП на душу населения страна занимает 157-е место в мире и последнее место в Карибском бассейне.

3) Но главная беда Гайаны не в экономике, а в истории. Единственное англоязычное государство Южной Америки образовалось случайно – в результате мелких периферийных стычек времен наполеоновских войн.

Освободительные войны имени Симона Боливара, Сукре и Сен-Мартина против испанского владычества в Южной Америке начались практически сразу после падения Наполеона. Но в провинции Эссекибо (так называется две трети территории современной Гайаны, где сейчас нашли нефть) не было сформировавшегося устойчивого испаноязычного населения, несмотря на то, что формально это была территория Испанской империи. Армия Боливара до этих джунглей просто не дошла.

В 1831 году англичане аннексировали периферийные земли бывшего вице-королевства Великая Колумбия, то есть ту самую покрытую джунглями и никому не нужную провинцию Эссекибо с ее индейцами, «лесными неграми», попугаями и крокодилами.

4) Соседнее новое государство – Венесуэла – впервые проснулось в 1841 году и очень удивилось, обнаружив, что 30 тысяч квадратных километров бывшей Великой Колумбии отошло британской короне. Изначальные претензии Каракаса распространялись на 5\8 современной Гайаны. Затем в спорной провинции Эссекибо нашли золото, и позиция Венесуэлы стала более агрессивной. В 1876 году она разорвала дипломатические отношения с Великобританией, но собственных вооруженных сил для конфликта с самым могущественным государством мира не хватало, поэтому венесуэльцы обратились за помощью к США, ссылаясь на «доктрину Монро».

Главная проблема бывших испанских колоний была в полном отсутствии у них промышленности, потому эта гигантская территория быстро превратилась уже в американскую полуколонию. В 1895 году Вашингтон принялся давить на Лондон в рамках все той же «доктрины Монро», полагая, что таким образом получит Венесуэлу целиком. Президент Говард Кливленд пригрозил решить вопрос «всеми средствами», и в американских СМИ всерьез заговорили о войне с Великобританией из-за нынешней Гайаны. В преддверии англо-бурской войны – символа общего кризиса управления разноплеменной империей – Лондону только этого не хватало, и лорд Солсбери затеял международный арбитраж, который, к удивлению Венесуэлы, решился в пользу Англии.

5) Всю первую половину ХХ века конфликт тлел в виде регулярных рейдов венесуэльских коммандос в Эссекибо и стычек с индейцами и «лесными неграми».

В 1962 году, за четыре года до получения Гайаной независимости, Венесуэла потребовала нового территориального передела в случае отделения Гайаны от дряхлеющей империи. Тогда от нее просто отмахнулись, но ситуация стала резко обостряться в конце 80-х годов. На фоне мирового нефтяного кризиса, больно ударившего по доходам страны, президент Венесуэлы Луис Эррера Кампинс разорвал все договоры по размежеванию с Гайаной, объявил Великобританию страной-агрессором и потребовал две трети соседа в качестве компенсации.

Через год началась англо-аргентинская война за Фолклендские острова, а еще через год американцы вторглись в соседнюю Гренаду. Гайана запаниковала, решив, что Венесуэла последует примеру англосаксов и вторгнется в Эссекибо. Помирить соседей частично удалось лишь десять лет спустя путем угроз и давления на Каракас. Венесуэла даже сняла вето на вступление Гайаны в Организацию американских государств (ОАГ), но до сих пор хранит недоброе.

6) Попутно к деконструкции Гайаны подключился соседний Суринам, причем в Парамарибо мыслили куда более радикально, чем в Каракасе. В 1969 году суринамцы попросту вторглись в Гайану, дойдя танками до реки Коратейн на востоке страны. Усилиями ООН их заставили вернуться на свою территорию, но при каждом удобном случае в Парамарибо начинают бряцать оружием.

В 1980 году диктатор Суринама подполковник Дези Баутерсе обвинил гайанских фермеров-эмигрантов в завышении цен на рис и депортировал их, попутно захватив два клочка территории. С тех пор Суринам держит на границе специальные коммандо, которые отлавливают гайанских рыбаков, конфискуют их имущество, бьют и отправляют обратно за реку.

7) В Гайане нет собственной нефтедобычи и топливной инфраструктуры, она полностью зависит от поставок нефти и бензина из Венесуэлы.

На шельф Гайаны влезла ExxonMobil с ее бурильщиками-ударниками и сверхтехнологичными кораблями.

А в 2013 году ВМФ Венесуэлы атаковали геологоразведывательный флот ExxonMobil и захватили крупное специализированное судно.

8) Сейчас Мадуро оказался в положении Саддама Хусейна перед оккупацией Кувейта. Если пять–шесть лет назад, когда началась вся эта катавасия с мероприятиями ExxonMobil на спорной территории Гайаны, о такой войне и речи не шло (Венесуэла была слишком занята внутренними проблемами), то теперь – другое дело.

9)  У Гайаны нет армии – в мирное время укомплектована только одна пехотная рота и ее штаб с одним древним вертолетом, а Венесуэла – это одна сплошная армия еще со времен реформ Чавеса. И противостоять ей будут, видимо, ЧВК имени ExxonMobil, как в Африке в старые добрые времена.

10) Остается открытым вопрос: заглотнет ли Мадуро наживку?

Или всё таки консультанты из Москвы и Пекина просветят президента?

Комментарий автора:

Моя версия:
1) Никаких гигантских запасов нефти на шельфе Гайаны нет.
2) Фейковые "грандиозные запасы нефти" нужны для поддержания курса акций компании ExxonMobil.
3) И если Венесуэла попадет в "ловушку Саддама", то со стороны США будет очередная победная войнушка за демократию для поднятия рейтинга Трампа перед следующими выборами, так как ядерного оружия у Венесуэлы нет.
PS. ---------Не нового в миреcrying: Обратите внимание на такие слова в тексте: аннексия, международный арбитраж, страна-агрессор.



?

Log in

No account? Create an account