August 29th, 2018

orang

Путин уволил 15 генералов силовых ведомств

МОСКВА, 29 авг — РИА Новости. Владимир Путин своим указом распорядился уволить 15 генералов силовых ведомств.
Свои должности оставили руководители главного управления МЧС России по Томской области Михаил Бегун, ГУМЧС по Мурманской области Владимир Гусев и ГУМЧС по Сахалинской области Денис Ильинов.
Кроме того, президент произвел кадровые перестановки в системе МВД. Уволены главы управления МВД России по Брянской области Валентин Кузьмин и УМВД по Ульяновской области Юрий Варченко, а также начальник департамента информационных технологий, связи и защиты информации МВД Сергей Ляшенко.
Также глава государства отправил в отставку заместителя руководителя ГУМВД по Нижегородской области Григория Ткаченко, начальника ГУМВД по Саратовской области Андрея Бойко и замглавы ГУМВД по Кемеровской области Игоря Коршунова.
Со своих должностей ушли руководитель следственного управления Следственного комитета России по Кемеровской области Сергей Калинкин, а также первый замруководителя военного следственного управления СКР по Южному военному округу Дмитрий Васильев.
Свои посты покинули руководители трех управлений ФСИН — по Республике Коми Игорь Ванеев, по Волгоградской области Павел Радченко и по Омской области Сергей Корючин.

Новое назначение
Президент назначил генерал-лейтенанта полиции Олега Торубарова, который до этого руководил ГУ МВД по Алтайскому краю, начальником управления МВД России по Республике Крым.
С должности главы крымского управления МВД в начале лета глава государства уволил Сергея Абисова.

РИА Новости https://ria.ru/politics/20180829/1527399628.html

orang

Американские шпионы жалуются на жизнь в Москве: что делать

Максим Соколов, для РИА Новости

Газета The New York Times со ссылкой на неназванные источники в Госдепартаменте и разведывательных службах США сообщила, что американское посольство в Москве последнее время чувствует себя изолированным и находится под колпаком российской контрразведки. Что отрицательно сказывается на возможностях дипломатов, а равно и сотрудников других ведомств, работающих под дипломатическим прикрытием, получать секретную информацию о намерениях Кремля.

Еще два года назад, согласно газете, с этим все было достаточно благополучно, информанты, принадлежащие к российскому руководству или достаточно близкие к нему, охотно шли на контакт и рассказывали много интересного. Но затем пошла уж музыка не та. Доброхотные осведомители не проявляют былой готовности общаться с американскими представителями, и красивое здание на Новинском бульваре оказалось лишенным глаз и ушей.

Газета, впрочем, сообщает, что с информантами не все так страшно. Нет оснований полагать, что они "разоблачены или же вовсе ликвидированы". Скорее всего, просто залегли на дно, поскольку контрразведка лютует и прежний обычай российской элиты дневать и ночевать в американском посольстве теперь представляется слишком опасным.

Многовековая дипломатическая традиция, предписывающая послу держать открытый стол, за которым вкусные яства и изысканные вина развязывают языки и знатные люди страны пребывания рассказывают радушному хозяину (на худой конец — второму секретарю или атташе по культуре) и то, что надо, и то, что не надо, — эта традиция в российско-американских отношениях перестала работать. Посол, а также второй секретарь обедают в одиночестве.

Удивительного тут мало. Приятное общение с иностранными дипломатами в качестве условия требует более или менее нормальных отношений с соответствующей страной. Дружеских — совсем хорошо, нейтральных — тоже сойдет, небеспроблемных, но при этом корректных — и это сгодится.

Но когда прямому столкновению держав препятствует исключительно опасение неприемлемого ущерба, а так между ними есть только небольшое противоречие по земельному вопросу — кто кого в землю закопает, — тогда нормальной дипломатической рутине, то есть балам, обедам, завтракам, бокалам шампанского (есть в протоколе и такой жанр), в ходе каковых увеселений и завязываются ценные контакты с информаторами, более нет места. Даже если дипломатические отношения еще не прекращены, общение диппредставителей с разными лицами страны пребывания сводится к минимуму или вовсе к нулю.

Собственно, эта картина совсем недавно наблюдалась в Вашингтоне, да и сейчас наблюдается. И прежний наш посол С. И. Кисляк, и нынешний посол А. И. Антонов отмечали глухую изоляцию, в которой находится наша миссия, — от русских дипломатов знатные американцы бегают как черт от ладана. И небезосновательно. Атмосфера в Вашингтоне такова, что любые контакты с русским посольством чреваты самыми удивительными обвинениями — и доказывай потом, что ты не верблюд.

Но дипотношения обладают свойством взаимности, и трудно было бы ожидать, что, когда наше посольство в Вашингтоне объявлено зачумленным, американское в Москве сохранит всю свою привлекательность для высшего общества. Американские искусствоведы в штатском почувствовали на себе бдительное око соответствующих служб, а гостям Спасо-Хауса объяснили (умные, возможно, и сами поняли), что чрезмерно тесное братание с искусствоведами сейчас нежелательно. То, что посольства оказываются в изоляции, вещь абсолютно ожидаемая, такие уж нынче отношения.

Смущает лишь простодушие неназванных американских источников. Российские же, сообщая о трудностях нашего посольства в Вашингтоне, пишут, что блокируются самые рутинные и невинные контакты с деятелями страны пребывания. Тогда как неназванные собеседники The New York Times, говоря о трудностях, рассказывают о такой деятельности российских информаторов, которая граничит с государственной изменой. Самое меньшее — с крайней нелояльностью. И при этом оптимистически сообщают, что, хотя контакты в Москве сведены почти к нулю, они возможны на территории третьих стран.

То ли в газете сидят изрядные фантазеры, сочиняющие, что на ум взбредет. То ли неназванные источники не видят ничего необычного в газетных сливах о деятельности американского посольства в Москве, несовместимой с дипломатическим статусом. Конечно, высказыванию о том, что дипломат есть почетный шпион, уже более трех веков, но зачем же в газетах писать о собственных почетных шпионах и палить собственных информантов?

Кто-то явно не в себе — или газета The New York Times, или разные возвышенные ведомства США.

orang

Даже Германия не выдержала антироссийских санкций

Дмитрий Лекух

Несмотря на то что на новый виток "вступивших в силу санкций" против России даже спекулятивные рынки отреагировали "примерно никак" (краткосрочная волатильность не обсуждается), они все-таки дают достаточно серьезный повод задуматься о происходящем на глобальных торговых площадках. И главное — окончательно перестать оглядываться на "оценщиков поведения России". Потому что уже, наверное, всем очевидно: "санкции" (и не только против России) вводятся не за что-то конкретное. А по принципу, блистательно сформулированному Портосом: "Я дерусь, потому что дерусь".

В переводе на современный экономический русский: санкционная политика США и их островных союзников осуществляется на современном этапе исходя не из внешних факторов, а исключительно из внутренних потребностей.

С этим просто необходимо перестать спорить и начать считать "санкционное" давление просто необходимой константой при определении собственной экономической политики.

Вот и все.

Наиболее точно на происходящее (с учетом необходимой экстраполяции на собственные проблемы, разумеется) отреагировал, как ни странно, глава МИД ФРГ Хайко Маас, открывая конференцию послов в Берлине.

"Вашингтон заставляет нас формулировать европейские ответы в связи с санкционной политикой. Если США вдруг несогласованно и довольно неспецифично вводят санкции против России, Китая, Турции, а в будущем, возможно, и против других важнейших торговых партнеров, это касается Европы и Германии", — пояснил министр.

И в самом деле. Экономические ограничения в связи с делом об отравлении в британском Солсбери экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии с точки зрения как правовой, так и дипломатической выглядят полным безумием и шизофренией. Даже для западноевропейских континентальных держав, не замеченных в особой любви к Российской Федерации.

К произошедшему в Солсбери можно относиться как угодно. Но с точки зрения банального здравого смысла, даже если кто-то реально верит в совершенно безумные highly likely, это все равно не может рассматриваться как причина экономических ограничений. Просто потому, что причина и следствие должны, по крайней мере, лежать в одной сфере взаимодействий.

А это даже в самом лучшем случае не более чем повод.

И это очевидно всем, даже упертым сторонникам США.

…Что это означает на практике.

На практике это означает совершенно жуткую вещь, и именно об этом в первую очередь и беспокоится германский МИД. Реальные действия России в "международном формате" с виртуальной "санкционной" политикой заокеанской сверхдержавы больше вообще никак не коррелируют.
То есть, говоря грубо и цинично, политика России (кому-то, может, откровенно не нравящаяся) идет сама по себе. А санкции в отношении экономики Российской Федерации, может, кому-то даже и симпатичные, с этой политикой связь давно потеряли. И идут в полном соответствии с внутренней логикой США. Логическая схема "проступок/наказание" давно уничтожена, и то, что вместо нее, ею просто притворяется.

По сути, абсолютно прав министр промышленности и торговли России Денис Мантуров, заявивший, что Россия активно занимается импортозамещением вне зависимости от любых санкций. Это давно не взаимозависимые категории. Торговые и экономические ограничения перестали быть инструментом политики и перешли в разряд банальной "недобросовестной конкуренции". И единственное средство от них — это быть максимально независимым от зарвавшейся западной сверхдержавы.

Это уже константа существования — и не только наша, но и вообще всех уважающих себя держав. А те, кто еще пока не свыкся с ней, весьма скоро будут вынуждены выбрать, что они предпочитают: быть друзьями Америки или не быть ограбленными.
https://ria.ru/analytics/20180828/1527332843.html?referrer_block=index_authors_1

orang

США "больше не хотят менять режим". Стоит ли им верить

Антиамериканский рисунок в Тегеране. Архивное фотоАвигдор Эскин, для РИА Новости

В ходе своего визита в Иерусалим на минувшей неделе советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон сделал три важных заявления по Ирану.

Во-первых, смена режима в этой стране — "это не цель администрации Трампа". По словам Болтона, задача Вашингтона — "внесение изменений во внутреннюю и внешнюю политику Тегерана", но не более того.

Второе важное заявление: "Санкции против Ирана оказались уже более эффективным, чем мы сами полагали". А третье относилось прямо к России и ее интересам. Согласно советнику президента США, в ходе беседы его шефа с президентом России Путиным последний отметил заинтересованность в том, чтобы Вооруженные силы Ирана покинули Сирию.

Можем припомнить Джону Болтону еще одно его заявление, сделанное вскоре после вступления в должность, — о том, что в Тегеране произойдет смена режима чуть ли не до конца года. Комментатор газеты Wall Street Journal Джеральд Сэйб считает, что администрация Трампа не отказалась от своей первичной максимальной задачи, но стала более осторожна в выражениях.

Массовые выступления в Иране в последние недели действительно набирают обороты — однако это уже не в первый раз, и в предыдущий, например, США сами себе навредили. Открытые призывы из Вашингтона свергнуть власть в Тегеране моментально привели к обратному эффекту. Отсюда и осторожность в выражениях сейчас — свидетельствующая о том, что кое-чему в Белом доме все-таки учатся.

Что же касается "превысивших ожидания Болтона санкций", то с этим трудно поспорить. В Иране неспокойно уже не только на улицах столицы, но и в глубинке, где проживают основные сторонники официальной идеологии. Там, конечно, изначально недовольны не отсутствием свобод, а напротив — избыточным либерализмом нынешней власти. И там определенно не стремятся к содружеству с Вашингтоном. Но это не мешает бунтарям любого толка радовать Болтона и его единомышленников в США.

Другой фактор — определенные успехи администрации Трампа в ее открытом конфликте по Ирану со странами Западной Европы.
С одной стороны, правительства европейских стран заняли жесткую позицию против выхода из соглашения. Так, министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант прямо дал понять в ходе встречи на днях с государственным секретарем Майклом Помпео в Вашингтоне, что позиция его страны неизменна: Лондон не собирается выходить из договора с Ираном. В этот же день из выступления главы атомного агентства Ирана Али Акбара Салехи стало известно, что Великобритания поможет работе тяжеловодного реактора недалеко от города Арак. Англичане заменят там американских специалистов.

Министр иностранных дел Германии пошел еще дальше, объявив о необходимости для Евросоюза юридически защитить европейские компании от американских санкций против Ирана. В статье в газете Handelsblatt он призвал создать Европейский валютный фонд и независимую систему платежей. Такого рода радикальные идеи отмежевания от США слышатся нечасто среди их ближайших союзников.

Тем не менее крупнейшие европейские компании покидают Иран одна за другой. На днях авиакомпании Air France и British Airways сообщили, что прекратят полеты в Исламскую Республику. И это еще до запланированного на ноябрь ужесточения санкций.

Deutsche Telekom ушел из иранских торговых точек еще в мае. Принадлежащий полностью немецкому государству железнодорожный концерн Deutsche Bahn полностью сворачивает свои дела в стране к сентябрю. А фирма Adidas отказалась от поставок иранским футболистам.

Иными словами, декларативная политика Евросоюза не совпадает с фактами жизни.

Мало кто готов потерять доступ к американскому рынку ради сохранения позиций в Иране.

Что это дает сегодня России и как может быть воспринято ее политическими лидерами? Можно с уверенностью сказать, что неприятие Москвой политики санкционного принуждения со стороны США последовательно и неизменно. В свое время Россия участвовала в международных санкциях против Ирана и поддерживала их, но затем сыграла важную роль в достижении соглашения с Тегераном. Неприятие в нынешнем мире политики давления со стороны США — в этом позиции Москвы и Тегерана схожи.

При этом в России не могли не обратить внимание на то, что Иран после снятия санкций не подписал почти ни одного значимого контракта с российскими фирмами.

Ситуация же в Сирии за годы российского присутствия изменилась. Сегодня армия президента Асада успешно справляется со своими задачами на подконтрольной ей части страны. В этом контексте наличие иранских войск на территории — по крайней мере, в районах, близких к Израилю, — уже не насущная необходимость для существования САР.

Разумеется, вывод иранских сил (если он вообще начнется) не произойдет немедленно. Но можно предположить, что Тегерану будет все тяжелее в ближайшее время нести расходы на пребывание в Сирии — на фоне обострившейся внутренней обстановки.

С другой стороны, Джеральд Сэйб из Wall Street Journal утверждает, что президент Трамп хочет как можно скорее покончить и с американским присутствием в Сирии.

В результате Россия получает в руки довольно богатый материал для управления процессом урегулирования не просто в Сирии, но и во всем регионе.