?

Log in

No account? Create an account
только по тексту (Матренин двор)
orang
vamoisej


Фильм замечательный и по исторической достоверности, и просто по жизни.
orang
vamoisej


М. Хазин. Выступление Путина В.В. с точки зрения глобальных проектов. 30...
orang
vamoisej

Поживём - увидим...

Motor-Roller - Брестские крепости (Мультвидео) /По самый Рейхстаг, 2015/
orang
vamoisej

..."Наш народ не сотрешь в порошок,
Его можно стереть только в порох"...

конкретные конспирологические вопросы
orang
vamoisej


Экс-банкир Ротшильда предлагает стратегическое партнерство с Путиным
orang
vamoisej

Иван Данилов, автор блога Crimson Alter

Если посмотреть на западную политическую жизнь со стороны и отбросить идеологическую шелуху громких речей, то можно прийти к неожиданному выводу. Вся западная стратегия определяется поиском ответов на два якобы эксклюзивно "русских" вопроса: кто виноват и что делать? Если не найти или не назначить виноватого во всех проблемах (причем не только прошлых, но и будущих), то непонятно, как сплачивать разношерстную банду бывших империй, из которых состоит ядро "коллективного Запада".

Идентификация общего врага — это зачастую не только вопрос политической необходимости, но и экономической целесообразности, потому что при правильном стечении обстоятельств на теме противодействия этому общему врагу можно заработать много денег, начиная от попила военных бюджетов и заканчивая грабежом поверженного противника. По целому ряду исторических, политических, географических и даже религиозных причин в качестве идеального ответа на европейский вопрос "кто виноват во всех бывших и будущих проблемах?" идеально подходила Россия во всех ее исторических инкарнациях, от имперской до советской. На вопрос "что делать с этим источником проблем?", соответственно, подыскивались ответы разной степени агрессивности — от британских санкций шестнадцатого века до прямых военных вторжений века двадцатого. В наше время вот уже несколько лет, как Россия снова объявлена официальной причиной всех проблем, начиная от подрыва системы международного права и заканчивая хакерскими атаками на западную демократию. В некоторым смысле коллективный Запад вздохнул с облегчением: у него снова появился нормальный враг, а не всякие искусственные недоразумения вроде "ближневосточного терроризма", который был создан Западом же, или КНДР, которой Западу не удалось напугать себя как следует ни одного раза. После "назначения" России на роль главного врага вопрос "что делать?" решался в традиционном для Запада ключе: на нашу страну обрушились санкции, дипломатическое давление, а наиболее горячие головы даже предлагали силовое воздействие.

Проблема в том, что сейчас метод традиционного взаимодействия с Москвой (точнее, схема тотального противодействия России) ломается прямо на наших глазах и это вызывает очень яркие негативные эмоции у тех, для кого борьба с ней является смыслом жизни, политической идеологией и основным бизнесом.

Под огонь критики за недостаточно активное противодействие России попадают даже те, кого ругать не принято или опасно. Например, боевой листок лондонских банкиров — газета Financial Times вышла с разгромным материалом "Израиль пожинает плоды неожиданного союза с Путиным", в котором израильскому премьеру Нетаньяху припомнили все: и участие в акции "Бессмертный полк", и то, что он способен "понять Путина" (а как известно из европейских СМИ, "понимающий Путина" — это страшный человек и враг всего хорошего), и то, что Израиль не стал присоединяться к санкциям, которые введены против России.

Нетаньяху обвиняется еще и в том, что он "льстит Москве" ради достижения своих целей и ищет взаимовыгодные компромиссы по сирийскому вопросу.

Казалось бы, зачем критиковать израильского лидера за успешную дипломатию? В тексте Financial Times сквозит обида: получается, что в то время как весь остальной Запад демонстрирует свое единение в противостоянии с Владимиром Путиным, израильский премьер отбрасывает антироссийскую солидарность. И пытается выстроить отношения с Россией, исходя из национальных интересов своей страны, и при этом находит в Москве вполне рациональных и договороспособных собеседников. Тут есть на что разозлиться и чему позавидовать, но проблема даже в другом: а что если и другие лидеры западных стран придут к выводу, что с Россией можно вести дела другим способом? Нетаньяху, несмотря на то, что это вряд ли входило в его планы, создал прецедент, который становится токсичным (с точки зрения сторонников бесконечной экономической, дипломатической, а то и самой настоящей войны с Россией).

Показательно, что Эммануэль Макрон, когда говорит о необходимости переформатирования отношений с Россией, использует аргументацию, подозрительно похожую на ту, которую применяют израильские дипломаты: а именно, что это необходимо в силу прагматичного понимания реалий. В частности — того, что без содействия России невозможно обеспечить безопасность страны.

Президент Франции пошел дальше и уже во время визита в Хельсинки 30 августа повторил и усилил свой "российский" тезис, который он уже высказывал на прошлой неделе: "У нас есть желание, чтобы у Европы была стратегическая и оборонная автономия, желание перестроить европейскую архитектуру безопасности в широком смысле, как я говорил об этом несколько месяцев назад в Санкт-Петербурге, с необходимостью переосмыслить наши отношения с Россией. <…> Эта более широкая Европа должна строить свою архитектуру безопасности с державами, которые находятся на ее границе, и великими народами, с которыми у нас общая история".
Не нужно быть пророком, чтобы предположить, что в этом заявлении критики увидят очередную попытку "польстить Москве", не говоря уже о том, что идея выстраивания некой "широкой Европы", в которой безопасность будет обеспечена общими усилиями, в том числе с участием России, представляется еретической с точки зрения трансатлантической солидарности с США и традиционно русофобских позиций европейского политического истеблишмента.

Позицию Макрона можно списать как ничего не значащую (чего стоят слова президента страны, у которой даже нет полноценного суверенитета?), но это было бы ошибочной оценкой. Макрон — человек с интересной биографией, и для того, чтобы понять вес его слов, нужно найти ответ на философский вопрос: существуют ли в природе бывшие банкиры дома Ротшильдов? Или высокопоставленные сотрудники дома Ротшильдов, так же как и высокопоставленные сотрудники спецслужб, по-настоящему "бывшими" никогда не бывают? Нынешний президент Франции пришел в политику прямо из ротшильдовского банка, а высокоуровневый банковский бизнес такого рода не терпит вольного обращения со словами и несерьезного отношения к вопросам экзистенциальных рисков. Если Макрон говорит о необходимости включить Москву в европейскую архитектуру безопасности, значит, такая необходимость, скорее всего, является объективной реальностью.

Отношение к России будет постепенно меняться. Это вопрос времени и правильных действий Москвы. У нас часто говорят о том, что связи с Западом можно улучшить за счет каких-то уступок. Это ложь. С Западом в целом и с его конкретными странами можно взаимодейстовать только с помощью рецепта, о котором заявил израильский премьер Нетаньяху: "Слабые осыпаются, их убивают, их стирают из истории. Сильные выживают. <…> Сильных уважают, союзы заключаются с сильными, и в конце концов альянсы заключаются именно с сильными".

Эта логика справедлива в отношении любой страны, а в случае России она справедлива вдвойне. Как ни странно, единственный способ дружить с нашими западными оппонентами — это наращивать силу и ответственно ее использовать. К счастью, именно этой тактики и придерживается российское руководство.


"Тайваньскому чуду" грозит зеленый конец
orang
vamoisej

Сергей Савчук, для РИА Новости

Заместитель главы администрации Тайваня Чэнь Цзяньжэнь выступил с официальным заявлением, в котором подтвердил приверженность острова выполнению целевой программы ООН и отказу от использования ядерной энергии. Новость, казалось бы, пустяковая. Тайвань не входит в когорту сверхдержав (и даже в число государств, по-настоящему признанных), однако для людей грамотных это очень значимый маркер.

Тайвань, он же Китайская Республика, имеет население в 23,5 миллиона человек. По меркам Европы не так уж и мало, хотя в сравнении с "материковым" Китаем просто капля в море. Победившие китайские коммунисты считали и до сих пор считают Тайвань своей суверенной территорией. Условную независимость Тайваня на протяжении десятилетий в военной, финансовой и дипломатической сфере поддерживали такие страны, как США и Англия. До 1971 года суверенитет Тайваня признавало большинство стран мира, сегодня же их число сократилось до десятка крохотных островных государств Океании. Буквально пару недель назад от признания Тайваня отказался Сальвадор, который взамен подписал ряд крайне выгодных экономических соглашений с КНР.

Политика Китайской Республики, внешняя и особенно внутренняя, строится на кардинальном противопоставлении КНР. Островитян поколениями накачивают пропагандой, в которой они выступают в роли "белых людей", а все жители Поднебесной — в роли полуварваров, отсталых апологетов устаревшего маоизма. Такая себе цэевропа в азиатских декорациях. Во многом утверждению подобной парадигмы способствовал бурный экономический рост, который в период 60-90-х годов демонстрировали так называемые азиатские тигры — Южная Корея, Сингапур, Гонконг и Тайвань. Экономика и промышленность этих стран и в самом деле росли прямо на глазах, заложив основу текущего благополучия. И здесь мы переходим к теме нашего сегодняшнего разговора.

Ни одна экономика мира не растет без параллельного роста промышленности и реального сектора, рост же последних напрямую связан с наличием мощной и чутко управляемой энергетики. Благополучие Тайваня обеспечили три атомные электростанции.
Read more...Collapse )

Российские госкомпании отнимут небо и деньги у "Боинга"
orang
vamoisej

Дмитрий Лекух
Вчера "Аэрофлот" распространил официальное заявление о том, что в ближайшие годы намерен получить 50 российских авиалайнеров МС-21. Кроме этого, "Аэрофлот" рассматривает и "возможность дополнительного увеличения парка самолетами отечественного производства", говорится в сообщении компании.
Что тут интересно. "Аэрофлот" — компания абсолютно рыночная и вполне успешная (в прошлом году даже вернулась в топ-20 мировых и топ-5 европейских традиционных авиаперевозчиков). Однако в последние годы, как представляется, она начинает отождествлять себя прежде всего с вполне классическим определением "государственной компании, работающей в рыночной среде".
На сегодняшний момент у "Аэрофлота" один из самых "молодых" в мире "парков машин". Средний возраст самолета авиакомпании порядка четырех лет, что, в общем-то, очень хороший показатель. На август текущего года компания эксплуатирует 243 самолета, из которых 39 дальнемагистральных (22 Airbus A330 и 17 Boeing 777-300ER) и 41 новехонький среднемагистральный Boeing-737-800. Активно используются и среднемагистральные модели европейского Airbus.
Однако еще в январе 2015 года "Аэрофлот" и ГСС (Гражданские самолеты Сухого) пришли к соглашению о поставке крупной партии Sukhoi SuperJet 100, и уже на сегодняшний день авиакомпания активно эксплуатирует сорок пять российских машин.
Однако динамика пассажиропотока растет, в частности, увеличилась с 8,6 миллиона пассажиров в 2009 году до 32,8 миллиона в 2017-м.
И в связи с этим все ближайшие годы "Аэрофлот" намерен пополнять свой парк воздушных судов за счет российских машин. Поставки воздушных судов ожидаются в 2020-2026 годы.
Что здесь важно. Прямой острой необходимости у крупнейшего отечественного авиаперевозчика, с точки зрения бизнес-логики, в этой закупке нет. И если мыслить категориями исключительно "быстрого кэша", то подобного рода сделка, казалось бы, не очень-то и оправданна.

Но в том-то все и дело, что в данной ситуации "Аэрофлот" выступает с позиций не только "бизнес-единицы", но и государственного предприятия. А цель существования самого института госпредприятий заключается (скажем ужасную вещь для адептов "чистого рынка") далеко не только в максимально быстром извлечении максимальной прибыли. Тем более что это вообще не должно быть применимо к области авиаперевозок, а те, кто этого не понимает, могут смело маршировать в "Саратовские авиалинии", у которых из-за стремления к "прибыли любой ценой" и "бизнес-логики" был не так давно аннулирован сертификат эксплуатанта авиакомпании. И даже не хочется вспоминать, какую реальную "цену" и кому за это "стремление к максимизации прибыли" пришлось по итогу заплатить.

Так вот: у крупного государственного и "полугосударственного" бизнеса извлечение максимальной операционной прибыли по определению является только "одной из", а отнюдь не основной и так называемой базовой функцией. И если перед страной стоит задача вывести (точнее — вернуть) на рынок свое собственное гражданское авиастроение, то как-то выглядело бы странным, если в решении этой задачи так или иначе не был бы задействован государственный же авиагигант. В принципе, это совершенно нормальный "протекционистский" подход, вполне характерный для нынешнего не только российского, но и для большинства зарубежных рынков. Не верите — обратитесь за разъяснениями, допустим, к Дональду Трампу. Хотя то, что он делает, — это все-таки, по мнению многих, перебор.

А "твердый контракт" отечественного авиаперевозчика с другой государственной же корпорацией "Ростехом", на наш взгляд, можно и нужно считать модельной ситуацией для российского крупного бизнеса. Ибо он показывает, каким образом во вполне рыночных условиях и рыночными же методами могут и должны реализовываться государственные интересы в экономике.
И к этой модельной ситуации, как нам кажется, имеет смысл присмотреться и в иных рыночных секторах, где зачастую государственные предприятия продолжают рассматривать себя как исключительно центры прибыли.

Пол Крейг Робертс: власти России и Китая показали свою «импотенцию» в санкционных войнах
orang
vamoisej

Правительства России и Китая ведут себя довольно странно. У них на руках все карты для для ведения санкционных войн, но они понятия не имеют, как их разыгрывать.

Россия не дождется никакой поддержки в западных СМИ, которые нагнетают обстановку, подчеркивая, что российское правительство не хочет лишать своих граждан западной продукции ( именно к этому и приведут санкции Вашингтона).

Правительства России и Китая находятся в зависимости от Вашингтона, потому что, уверовав в победу капитализма, они поспешили перенять американскую неолиберальную модель экономики, которая служит исключительно интересам США.

НАСА уже много лет не может обойтись без российских ракетных двигателей. Несмотря на все санкции, оскорбления и военные провокации, Россия по-прежнему снабжает американцев двигателями. Почему? Потому что экономисты убеждают правительство в том, что для развития российской экономики нужна иностранная валюта.

Благодаря российским энергоресурсам, Европа управляет своими заводами и не замерзает зимой. Но Россия не перекрывает трубы в отместку за участие ЕС в санкциях Вашингтона, потому что… экономисты убеждают правительство в том, что для развития российской экономики нужна иностранная валюта!

Некоторые аналитики склонны считать, что всё это — вздор. Обладание иностранной валютой никак не сказывается на развитии России.

Русские верят в то, что им нужны иностранные инвестиции, которые только лишают экономику прибыли, а также в то, что они должны свободно торговать своей валютой, тем подставляя рубль под манипуляции на валютных рынках.

Если США хотят устроить в России валютный кризис, всё, что нужно сделать Федрезерву и центральным банкам Японии, Европы и Великобритании, — это ослабить рубль. Хедж-фонды и спекулянты набегут ради прибыли.

Неолиберальная экономика — это блажь, и русские в неё поверили. И китайцы тоже.

Представьте, если бы на все эти обвинения в адрес России (например, отравление Скирпалей) Путин встал и сказал:

«Британское правительство лжёт, и все другие правительства, в том числе и в Вашингтоне, вторят этой лжи. Мы считаем это провокацией и пропагандой нападения на Россию. Бесконечный поток наглой лжи и проведение военных учений вблизи наших границ убедил Россию в том, что Запад затевает войну. Следствием всего этого будет полное уничтожение Соединенных Штатов и их марионеток».

Это положило бы конец безнаказанным провокациям, военных учениям и санкциям. Вместо этого велись речи о «недоразумениях» с «американскими партнерами».

Более щадящий ответ Путина мог бы звучать примерно так: «Раз Вашингтон и его европейские марионетки нас санкционируют, мы перестаем экспортировать ракетные двигатели, лишаем Европу всех наших энергоресурсов, больше не поставляем титан для американской авиации, ограничиваем пассажирские и грузовые авиаперелеты, а также вводим санкции против всех американских фирм, действующих в России»

Одной из причин, по которой Россия не делает этого (кроме слепой веры в то, что ей нужна западная валюта) является страх того, что Вашингтон отберет весь европейский энергетический рынок и будет поставлять в Европу природный газ. Но у США нет такой инфраструктуры. На её создание потребовалось бы несколько лет. К тому времени евпропейцы остались бы без работы или попросту замерзли за пару зим.

Что же происходит в Китае?

В Китае базируются многие крупные американские корпорации, в том числе Apple. Все эти компании можно попросту национализировать без компенсации (как это сделали с белыми фермерами в ЮАР, пока Европа молча наблюдала). Вашингтон был бы завален требованиями отменить все санкций в отношении Китая.

Или же Китай мог бы продать все имеющиеся у него облигации Казначейства на сумму $1,2 трлн. Федрезерв тут же выделит деньги на выкуп трежерис, чтобы избежать обвала цен. В этом случае Китай мог бы сбросить доллары, напечатанные для выкупа трежерис.

Доллар пал бы ниже венесуэльского боливара, если бы в Вашингтоне не смогли заставить своих приспешников из центральных банков Японии, Великобритании и ЕС напечатать деньги на покупку доллара. Даже если бы центральные банки подчинились, это вызвало бы большой резонанс в так называемом «западном альянсе», которым в действительности правят США.

Сейчас для России и Китая открываются возможности в лице Турции. Две страны могли бы вывести турок из рядов НАТО и предложить им членство в БРИКС и договоры о торговле и безопасности. Китай мог бы без труда покупать турецкую валюту. То же самое можно сделать и для Ирана. Однако ни Россия, ни Китай не в состоянии предпринимать решительные действия.

Почему русские и китайцы не используют имеющиеся у них козыри? Пожалуй, дело в том, что ни у тех, ни у других нет правительственных советников, чьи мозги не были бы забиты неолиберализмом.
http://ktovkurse.com/mirovaya-ekonomika/pol-krejg-roberts-vlasti-rossii-i-kitaya-pokazali-svoyu-impotentsiyu-v-sanktsionnyh-vojnah


Вот такой вот пунктир получается...
orang
vamoisej