November 27th, 2018

orang

Израиль договорился о строительстве крупнейшего газопровода

Израиль подписал соглашение с Грецией, Италией и Кипром о строительстве самого длинного газопровода в мире, передает Times of Israel со ссылкой на Hadashot TV.

Строительство газопровода, который будет переправлять газ из средиземноморских месторождений в Европу оценивается в 7 миллиардов долларов. Ранее Евросоюз согласился инвестировать 100 миллионов долларов в технико-экономическое обоснование проекта.

В рамках соглашения Израиль и Кипр получат преимущественное право по экспорту газа на европейский рынок. Предполагается что новый трубопровод EastMed будет начинаться примерно в 170 километрах от южного побережья Кипра и протянется на 2200 километров до Италии, через Крит и Грецию.

Приступить к строительству планируется через несколько месяцев, работы должны занять пять лет. Пропускная способность нового газопровода составит до 20 миллиардов кубометров газа в год.

Глава Минэнерго Израиля Юваль Штайниц заявил, что новый проект поможет снизить влияние арабских стран. «На протяжении десятилетий мы жаловались на арабское влияние в Европе благодаря нефти и газу. Экспорт газа в Европу смягчит это влияние и станет противовесом», — отметил он.

Ранее министр энергетики США Эрнест Мониз заявлял, что израильский газ может снизить зависимость европейского рынка от России. Израильские месторождения газа Тамар и Левиафан расположены на побережье Средиземного моря. Их запасов достаточно как для обеспечения потребностей внутреннего рынка, так и для экспорта.

sasha7777
orang

Ждём Гаврилу Принципа. А, может, не надо?..

       Петя совсем, наверное, забухает: план провалился, выборам быть, зря рвали тельняхи морячки, под пули лезли. Да и транш от МВФ могут заморозить. Хотя шутки в сторону...

      Это на самом деле плохо. Ему просто придётся до выборов сделать что-то. И боюсь это "что-то" будет просто чистым, незамутнённым и однозначным "казус белли".

     И с этим просто придётся что-то делать. Есть неплохая, по исполнению, серия документальных фильмов про Первую Мировую от первого Канала, там приводились (правда в игровой форме) слова Министра Иностранных Дел Российской Империи Сазонова что "Войны никто не хочет, но она просто неизбежна... Просто наша задача оттянуть её максимально надолго". За точность цитаты не отвечаю, но смысл в целом был таков. Всё что я вижу со стороны наших дипломатов это какое-то "де жа ву" и напоминает всё то, чем занимались российские дипломаты 100 лет назад. Немного в сторону: Когда начиналась "Сирийская компания" любители истории, от либералов, очень желали её сравнить с Войной 1905г. с Японией. Итог которой был крайне катастрофичен для России, а я уже тогда думал - нет ребят, это же прямая параллель с Балканской войной 1912-1913-го когда Балканский союз (Балканская лига) — военно-политический блок Сербии, Черногории, Греции и Болгарии, направленный против Турции, при отнюдь немалой военной, политической и экономической помощи Российской Империи одержали победу над Османской Империей (тогдашним аналогом ИГ направленной против России британцами и потерпевшей крах). И именно это сжало спусковой крючок выплеснув накопившиеся проблемы между Великими Державами того времени на поля сражений Великой Войны.

    Экономисты и историки порой говорят о цикличности своих объектов исследований. Но что будет, когда кризис управления, который подточил тогдашние Империи и кризис экономический сложатся вместе? Я не знаю. Я вижу, хоть и совсем не специалист, что на Мир наваливается Поистине Глобальный Экономический Кризис, и я вижу. что в Мире уже не первый год идёт кризис управленческий. за редким исключением. к руководству стран пришли политики которым я бы не доверил и управление маленьким предприятием по разгрузке-погрузке чугунных болванок, потому как кроме популистских речей, ои не могут ничего выдать вменяемого. Оглядка на "Вашингтонский Обком" ничего не даёт. На тех "холмах" маразм намного крепче позднесоветского. Даже то что выдают признанные. у себя на родине, эксперты порой похоже на сочинение школьников моего поколения, если бы им дали задание сочинить что-то на тему отношений между государствами. И я тут совсем не шучу, сам делал реферат по истории, на тему отношений между Индией и Пакистаном в 10-ом классе. Но Бог мой, этим людям не по 16 лет, нельзя выдавать такое за экспертное мнение для Сенатов, Конгрессов, Советов и тому подобного. Формирование не только общественного, но и политического мнения таким образом приведёт к катастрофе. И как показывает история. уроки которой никто не учит, Катастрофе с большой буквы.

Мамонтов Денис
orang

Как Глазьев может помочь Путину.

Александр Халдей   Могут ли и как национально ориентированным элитам взять власть у глобальных сырьевиков и финансистов?

В недавно появившейся на портале ИА REGNUM статье "О глубинном конфликте в российской экономике", написанной уважаемым мною экспертом и аналитиком Александром Айвазовым, получила продолжение наша полемика по кругу макроэкономических проблем России, где были вскрыты весьма интересные пласты темы конфликта интересов производственных и сырьевых отраслей национальной экономики.

Collapse )

Современные данные показывают, что к росту цен и спаду производства одинаково ведут как избыток, так и недостаток денег в экономике. Если денег много, то цены растут, но растёт и производство, пока рост цен не убивает стимулы к производству, и тогда оно падает. Это инфляционный шок. Дефляционный шок — другая крайность — это когда деньги изымают из экономики с целью сбить цены. Но не цены сбиваются, а деньги дешевеют, и потому на фоне роста цен падает производство, потому что оно испытывает искусственно созданный финансовый голод.

Избежать этой ловушки можно только определив нужный объём монетизации экономики, говорит Глазьев. И он совершенно прав. Но весь вопрос в том — кому нужно и зачем? Выпустить эмиссию — это выпустить власть. Для того чтобы построить такую экономическую модель, в России нужно совершить революционные изменения во власти. Взять под контроль эмиссию — означает свергнуть класс агентов мировых финансистов. Состояние России в данный момент не позволяет ей такого фронтального противостояния всему Западу.

Нынешняя структура правящего класса и его опорных групп в обществе не позволит воплотить сколь угодно разумные предложения Глазьева в жизнь. Одной воли лидера для перехода к методам Глазьева недостаточно. В России правящий класс, не считая чиновников, состоит из экспортёров сырья и обслуживающих их финансистов, которые подмяли под себя производственников. И этот класс не допускает никакого контроля над своими сверхприбылями.

Он связан с Западом, с их банками и правящими семьями. Их конфликт не сущностный, как у СССР с США, а технический — они нам хотят одного места, а мы хотим другого. Как два разных строя мы не ищем смерти друг друга. Речь только о переделе сфер влияния. И потому все конфликты Запада с нашими элитами во многом носят блефовый характер, как бы жёстко они ни прессовали друг друга.

Особенность нынешнего социального конфликта в России — это взаимоналожение двух конфликтов и их возможный резонанс. Первый конфликт — это конфликт внутри правящего класса крупной буржуазии за пирог прибыли. Это конфликт сырьевиков и производственников. С участием финансистов на стороне сырьевиков. Второй конфликт — это межклассовый конфликт Труда и Капитала в его марксистской формулировке. Он вернулся в нашу жизнь вместе с возвращением капитализма, что наше общество сейчас осознает во все большей и большей мере.

Эти два конфликта протекают одновременно, взаимонакладываясь и взаиморазгоняя друг друга. Кризис только усиливает остроту противостояния и лишения общества.

Задачей лидера политической системы является не дать этим двум энергиям попасть в резонанс, чтобы не разнести эту систему вдребезги. Поэтому вопрос контроля над сырьевыми корпорациями в России и модели финансирования производства есть политическая задача изменения способа распределения. А это не вопрос спора между условными либералами и националистами, а вопрос политической тактики Центра как единственного носителя интересов Целого в схватке между частями, каждая из которых преследует только свои частные интересы. Здесь мы должны подняться над экономической теорией и работать на уровне теории диамата или теории концептуальной власти.

Пока, подчеркну, с сожалением это констатирую, для концепции Сергея Глазьева нет точки входа в систему власти. Пусть он тысячу раз прав, но когда он говорит: «Нам нужна суверенная эмиссия», — а Владимир Путин понимает это как «возьми дубину и пойди мочить в сортире сырьевую и банковскую элиту», взаимного понимания они не найдут. Это как теоретически убеждать Ленина в преимуществах коммунизма, с чем Ильич тысячу раз согласен и так, в то время как перед ним стоит только одна очень узкая, конкретная и практическая задача — как ему свергнуть Временное правительство.

Специально для ИА REGNUM

orang

«Керченский кризис» или война с Россией «по-новому»

yurasumy Вместо вступления. Автор не может утверждать, что все именно так и было, но по его мнению его аргументы не лишены смысла и рано или поздно они проявятся в явном виде.

Острая фаза противостояния в Керченском проливе, за которой с огромным вниманием и опасениями следили многие жители Украины и России закончилась. Украинские корабли задержаны, их команды дали показания, Киев говорит, что «они все врут и говорят под давлением», а нам надо разобраться в той новой ситуации, которая сложилась по итогу столкновения.

Уже совершенно точно можно сказать одно, противостояние России и Украины, как часть противостояния США и России в Черноморском регионе до инцидента и после него, будут иметь заметные отличия.

Чтобы не вносить сумятицу в логику изложения, опустим сегодня мотивы Киева. Они очевидны и понятны. Петр Порошенко не хочет терять власть и готов ради этого на все, в том числе и на более горячий конфликт с Москвой. И это сегодня кое-кому очень кстати.

О несовпадении «желаний» и действий в политике

Судя по реакции мировых лидеров, случившееся стало если и не полной неожиданностью для многих из них, то весьма неприятным сюрпризом. Ни Трамп, ни Меркель, ни тем более Макрон, у которого сейчас своих внутренних проблем выше крыши, конечно не «благословляли» провокацию Киева.

Но, к сожалению, на Западе, далеко не все решают политические лидеры. У них есть свои тактические интересы, а между тем у их государств есть те геостратегические задачи, которые не способен отменить ни один президент, канцлер или премьер-министр. Помните историю с немецким лидером Вилли-Брандтом. Он тоже пошел против системы и был ею раздавлен. А герой второй мировой войны Шарль де Голь? Он почему-то решил, что его видение будущего Франции более правильное, чем у Штатов. Уже очень скоро французские студенты, действовавшие явно «по наитию», убедили его в обратном. В США на этом фоне и вовсе не церемонятся со своими президентами, в чем смогли «убедиться» с разницей в сто лет Авраам Линкольн и Джон Кеннеди.

Collapse )
orang

Дедушка-снайпер. Самому старому участнику Великой Отечественной было...88 лет!

Когда весной 1942 года командиру одного из батальонов, державших оборону участка Волховского фронта, представили нового снайпера, майор подумал, что стал жертвой чьей-то злой шутки. Перед ним стоял дряхлый старик с седой бородой, в гражданской одежде, едва (как показалось в самом начале) держащий в руках винтовку-«трёхлинейку».

— Сколько же вам лет? — в полном изумлении спросил командир.

— В июне восемьдесят восемь исполнится... — спокойно ответил дедушка. — Не беспокойтесь, меня не призвали — в тылу всё нормально. Я доброволец. Покажите позицию, откуда я смогу стрелять. Поблажек не надо, буду воевать на общих основаниях.

Почётный член Академии Наук СССР, бессменный (с 1918 года) директор Естественно-научного института им. Лесгафта Николай Александрович Морозов потребовал отправить его на фронт ещё 22 июня 1941 года — в первые же часы, когда объявили о нападении Германии. В 1939 году он закончил курсы Осоавиахима, и с тех пор постоянно упражнялся в снайперской стрельбе. Несмотря на очки, Морозов стрелял прекрасно, о чём и указывал в своих частых обращениях в военкомат. Академик считал — в тот момент, когда Отечество в опасности, и советскую землю топчут немецкие сапоги, все должны сделать свой вклад для достижения Победы. Ведь немцы ежедневно обстреливают улицы Ленинграда, он хочет ответить им тем же, поквитаться за убитых женщин и детей. Страшно удивлённое такому напору начальство в итоге не выдержало, и сообщило — товарищ академик может выехать на участок фронта вблизи Ленинграда, и принять участие в боевых действиях. Но, ввиду преклонного возраста, исключительно в качестве командировки, на один-единственный месяц. Появившись в окопах, Морозов моментально поразил всех — тем, что он ходил без палочки, легко (в случае обстрела) пригибался, и с винтовкой обращался, как завзятый фронтовик. Академик пару дней выбирал себе позицию для стрельбы — и, наконец, залёг в засаде в траншее. Он пролежал так два часа, в довольно прохладную погоду, пока не нашёл свою цель — нацистского офицера. Тщательно прицелившись, Морозов убил немца сразу — с одного выстрела.

Этот случай ещё более удивителен тем, что советский академик-снайпер — учёный с мировым именем. Ну, представьте, Альберт Эйнштейн взял бы и отправился воевать на фронт. Сын ярославского помещика и крепостной крестьянки (!), потомственный дворянин Николай Морозов был довольно «горячим» парнем с самой юности. Вскоре после гимназии (откуда его исключили за неуспеваемость) он вступил в подпольную организацию «Народная воля»: состоял в числе тех, кто планировал состоявшееся 1 марта 1881 года убийство императора Александра II.

Отсидел почти 25 лет в тюрьме, был выпущен на свободу ввиду амнистии, последовавшей за революцией 1905 года. Удивительно, но именно за решёткой «террорист» заинтересовался наукой. Морозов самостоятельно выучил 11 языков (французский, английский, итальянский, немецкий, испанский, латинский, древнееврейский, греческий, древнеславянский, украинский и польский). Занялся физикой, химией и астрономией, увлёкся также математикой, философией, политэкономией. В камере Морозов заболел туберкулёзом, и находился на грани смерти — однако, выжил благодаря придуманной им системе специальной гимнастики: болезнь отступила. Освободившись из заключения, Морозов с головой погрузился в науку — достаточно сказать, что он опубликовал 26 (!) научных трудов. В 1910-м году учёный совершил полёт на аэроплане, изрядно напугав власти — жандармы посчитали: экс-революционер может из облаков бросить гранату в государя Николая II, и устроили обыск на его квартире. Доказательств «подрывной деятельности», впрочем, не нашли. Тем не менее, будущего академика арестовывали дважды — в 1911 и 1912 годах. Всего он провёл в тюрьме почти 30 (!) лет. После революции Морозов не стеснялся открыто критиковать Ленина, заявляя — дескать, не разделяет большевистские взгляды насчёт строительства социализма: буржуазия и пролетариат должны сотрудничать, друг без друга им не выжить, промышленность нужно не грубо отнимать, а мягко национализировать.

Уважение к Морозову как учёному было таково, что большевики помалкивали. Ведь по объёму исследований в области физики и химии в двадцатых годах XX века во всём мире не было научных светил, равных Морозову по авторитету и результатам. Даже после того, как при Сталине в 1932 году закрыли Русское общество любителей мироведения (изучения геофизики и астрономии), и репрессировали всех участников, председателя общества Морозова не тронули — он уехал в своё бывшее имение Борок, где работал в специально построенной астрономической обсерватории.

И вот человек подобного уровня, светило мировой науки, автор гениальных трудов, создатель научного центра, приезжает добровольцем на фронт — в качестве рядового солдата: воевать за Родину. Живёт в землянке, ест из солдатского котла, без жалоб терпит тяготы войны — несмотря на то, что он глубокий старик. Красноармейцы поражаются — на удивительного дедушку приходят посмотреть из других частей, слухи о нём распространяются по всему фронту. Академик сердится — вот, делают из него звезду, а ему воевать надо. Сражался он смело. Обстоятельно и не спеша, изучив траекторию полёта пули, особенно в условиях влажности (как и положено физику), Николай Морозов застрелил ещё несколько немецких военнослужащих. Вконец взбешённые гитлеровцы принялись охотиться за лихим академиком, подвергая частому орудийному обстрелу возможные укрытия старого снайпера. В результате перепуганное руководство, невзирая на протесты Морозова, вернуло учёного с Волховского фронта назад, призвав сосредоточиться на научной работе. Академик ещё несколько месяцев буянил, требуя снова отправить его сражаться на передовую простым снайпером, но затем остыл.

В 1944-м году, оценив воинскую доблесть, Морозова наградили медалью «За оборону Ленинграда» и орденом Ленина. В письме Сталину от 9 мая 1945 года учёный с радостью сообщил: «Я счастлив, что дожил до дня победы над германским фашизмом, принёсшим столько горя нашей Родине и всему культурному человечеству». 10 июня 45-го Николай Александрович Морозов был награждён ещё одним орденом Ленина. Он выразил сожаление — увы, ему так мало удалось сделать на передовой для Победы. Учёный умер в возрасте 92 лет, 30 июля 1946 года. В нашей памяти он останется самым старым участником Великой Отечественной — не подлежавшим призыву, но отчаянно рвавшимся на фронт и добившимся своего, хотя бы на месяц. Сейчас даже не верится, что такие люди, как Морозов, вообще могли существовать. Но, тем не менее, они были живой реальностью той войны.

(с) Zотов   trav