February 14th, 2019

orang

И мой сурок со мною!

ppetrovichh
русский текст песни.
1.
По разным странам я бродил
И мой сурок со мною,
И весел я, и счастлив был,
И мой сурок со мною!
Припев:
И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною.
И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною.
2.
Из края в край вперед иду,
Сурок всегда со мною,
Под вечер кров себе найду,
Сурок всегда со мною.
Припев
3.
Кусочки хлеба нам дарят,
Сурок всегда со мною.
И вот я сыт, и вот я рад,
И мой сурок со мною.
Привев:
4.
Подайте грошик нам, друзья,
Сурок всегда со мною.
Обедать, право, должен я
И мой сурок со мною.
Припев:
5.
Мы здесь пробудем до утра,
И мой сурок со мною.
А завтра снова в путь пора,
Сурок всегда со мною.
orang

Публицист.ru - Леонид Радзиховский. Пришло время Путина платить по долгам. Он обещал величие – а что

https://publizist.ru/blogs/112022/29446/-

Главная проблема Путина сегодня – это возврат его кредита. Путин взял историческую ипотеку – ипотеку истории.

Пусть психоаналитики гадают, хотел он этого или не хотел, но так получилось, что он взял громадный кредит. Он его брал несколько раз. Сначала в своей мюнхенской речи, потом в 2008-м, когда были события в Грузии. Максимальный кредит он взял в 2014 году – Крым, Донбасс и так далее.

В чем смысл этого кредита? Это пиаровский кредит, благодаря которому Путин нарисовал себе огромную, фантастическую историю. Вольно или невольно – наверное, все-таки вольно – он создал о себе миф. Для внутреннего и для внешнего употребления это был миф о строителе великой империи. Внутри страны, естественно, миф со знаком "плюс" – эдакий Петр Великий, Сталин-2.

Вне России – тот же самый миф о строителе великой империи, но со знаком "минус", особенно на Украине. То же самое – Сталин-2, но только не Сталин парада Победы, а Сталин Голодомора, Сталин 1937 года и так далее. Тут дело доходило даже до сравнения с Гитлером.

Когда вы берете огромный кредит, то долгое время можете жить за счет этого кредита, не выплачивая его. Кредит настолько большой, что позволяет безбедно существовать, ничего не отдавая. Но рано или поздно всему прекрасному наступает конец, и подошло время выплат процентов по кредиту. А платить абсолютно нечем. И время другое, и страна другая, и мир другой, и человек совершенно другой – под стать этому времени, этой стране.

Он не Сталин и не Петр, и уж тем более не Гитлер. Ничего общего ни с одним из этих персонажей Путин не имеет. Он не генералиссимус и не ефрейтор, он – подполковник. Это его воинское звание точно отражает его суть.

Он очень средний по амбициям – не по пиаровским, а по реальным. Очень средний по реальным возможностям – и своим личным, человеческим, и по объективным историческим, государственным и так далее.

И вот мы сейчас наблюдаем процесс попыток реструктуризации кредита, а попросту говоря, сдувания мыльного пузыря. Это болезненный процесс лично для Путина – и непростой для страны, потому что страна взяла кредит вместе с ним и тоже в значительной степени жила на него, сама себя приподнимая.

Тем не менее объективная реальность вступает в свои права. Салтыков-Щедрин в свое время написал: "От него кровопролитиев ждали, а он чижика съел". Это довольно точная формула. Путин съел своего крымского чижика – и теперь ни вперед, ни назад.

Нынешний кризис выражается, например, в том, что падает рейтинг власти. И это связано не только с тем, что уровень жизни людей понижается. Понижается он не так сильно. По крайней мере гораздо меньше, чем в 2014 и в 2015 годах. Но тогда рейтинг не падал, а сейчас падает. Почему? Потому что наступило разочарование. Этот самый исторический кредит не гасится.

Более того, этот процесс неприятный и для украинских политиков. Потому что очень приятно быть врагами Сталина, Гитлера, Наполеона. Эдакие сами себе Черчилли. А когда выясняется, что боретесь вы непонятно с чем и с кем, то ваш собственный миф тоже сдувается.

В общем это многим неудобно. Но реальность есть реальность: платить за кредит стало абсолютно нечем. С каждым днем эта пустота все больше вылезает. И прикрыть ее не получается.

Поэтому мне кажется, что сейчас у Путина проблема – реструктурировать этот свой долг в течение 5-и оставшихся лет и не обанкротиться. Переписать остатки этого долга – конечно, страшно ужатые, уменьшенные – на своего преемника. Передать ему этот кредит, все эти несбывшиеся мечты.

Несбывшиеся мечты о чем? Прежде всего, конечно, о восстановлении империи, Советского союза и так далее. Но не только. Это были и более глобальные мечты. По сути речь шла об альтернативе западной цивилизации. Не о каких-то территориальных захватах – больших или маленьких – а о захватах серьезных, геополитических. И не просто о восстановление Советского союза, а о восстановление мировой альтернативы.

СССР ведь был не просто землей, населенной какими-то людьми. Это была альтернативная система, альтернативная цивилизация. И вот замах был примерно на это. Что мы, Россия, то бишь я, Путин, противопоставляю себя западной системе.

Правда, в отличие от большевиков, которые могли очень четко сформулировать, в чем заключается эта альтернатива, Путин этого сформулировать никогда не мог. Никакого содержания в нью-СССР не вкладывалось. Но это и неважно – в пиаре содержание имеет сотое значение.

Было ощущение альтернативы, другой силы. И опять-таки не только силы бомб и ракет, а другой политической и моральной силы.

Под это был взят моральный кредит. А когда прошло 5 лет, выяснилось, что все свелось к малому куску территории, к участию в далекой Сирии и к мультфильмам про какие-то фантастические ракеты, которые то ли летят, то ли не летят. Но главное, что летят они или не летят – это никого не интересует. И никого на самом деле не пугает.

Миф сдулся. А жить-то надо. В состоянии постоянной реструктуризации долга.

Украина живет в состоянии постоянной реструктуризации финансовых долгов. Финансовые долги – это неприятно, но моральные и долги – это еще более неприятно. Вроде бы нет никаких жестких условий – вы можете тянуть, сколько угодно. Но на самом деле эти условия есть. Когда в вас разочаровались, это означает, что вы банкрот, и больше уже ничего сделать нельзя.
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/112022/29446/-

orang

Путин или Сверх-Путин

тезисы по статье Владислава Суркова "Долгое государство Путина"

Самосбывающееся пророчество элит

Основная идея статьи Суркова состоит в следующем: тот режим, который сложился в настоящее время в России, оптимально соответствует национальным интересам и будет существовать вечно. Путин когда-то уйдёт, но всё останется ровно также как сейчас. И это навсегда.

Это напоминает заклинания о «неизбежной победе социализма» и «дальнейшем укреплении социалистической системы», произносимые в конце 80-х партийными пропагандистами. В нашей истории, как правило, начинают говорят, что режим вечен и крепок как никогда, а статус-кво будет длиться всегда, перед самым его концом.

Конечно, политической элите, адаптировавшейся к Путину, уходящей корнями как и сам Сурков к ельцинскому окружению и либералам 90-х, или достигшей олигархических высот уже при Путине, очень хотелось бы, что бы всё оставалось как есть. И вот Сурков выражает коллективную волю этой элиты, ее wishful thinking, в форме футурологического прогноза. Вся статья построена как самосбывающееся пророчество и одновременно как угроза: всё будет в будущем точно также, как сейчас, это «научный факт» («так говорит Сурков»), а те, кто захотят что-то изменить, за это заплатят, и в результате ничего у них не получится. Вполне жёсткая в целом статья.

Почему её написал Сурков, понятно: он снова, как и прежде, претендует на главного путинского идеолога-пиарщика и пытается обосновать эту роль в последней фазе путинской эры. Эта эра неминуемо приближается к логическому завершению, и элита стремится к тому, чтобы придать своему положению в обществе закреплённый статус «на века».

Путину это подаётся в несколько ином ключе: мол, перед Вашим гением мы преклоняемся и народ вынужден будет преклониться также, а какое-то недовольство идет от непонимания, и Ваши преданные слуги об этом позаботятся. Поэтому мы готовы забальзамировать Вас при жизни и превратить Вас в мавзолей уже сейчас. Вы создали государство, оно оптимально и станет началом новой эры – отныне и до века. Путин – вечен.

Путин как компромисс

Я нахожу, что в статье Суркова основной посыл является искренним и отражает волю нынешних элит к самосохранению и к консервированию режима в неизменном состоянии и в постпутинский период. Чтобы сам Путин не решил чего-нибудь под занавес ненароком изменить, его успокаивают: всё и так идеально. Но искренность не значит истина. Солипсизм правящей элиты всё же не может заменить собой историю и политическую логику. Поэтому сурковский анализ состояния политического режима современной России является целиком и полностью ложным в самих своих основаниях.

Основная ошибка Суркова состоит в том, что он не учитывает: Путину безраздельно принадлежит политическое настоящее России, но на будущее, которое наступит сразу после него, он не окажет никакого влияния. Так было с Горбачёвым и Ельциным. Их преемники вели совершенно иной курс, вообще не считаясь с предшественниками. Конечно, что-то переходило из эпохи в эпоху по линии институциональной инерции, но основной вектор менялся радикально. Истина Путина в том, что на будущее его контроль не распространяется. Государственную идею он не утвердил, институционального выражения своему курсу не придал, новой государственной элиты не учредил, стратегического пути России не сформулировал. Он говорил и делал разные вещи, некоторые успешные и феерически позитивные, спасительные, другие полностью провальные и глубоко ошибочные. Баланс этих плюсов и минусов можно складывать по-разному. На мой взгляд, положительных элементов намного больше в целом, нежели отрицательных. Путин спас Россию, зависшую над бездной, вернул её в историю. Это превосходно. Но ни один из его успехов не достиг точки необратимости. Все они будут поставлены под вопрос после его конца. И это настолько общая черта всех его деяний, что совершенно очевидно, что по-другому он не мог или не хотел, и в оставшийся срок не сможет и скорее всего не захочет. Это глубинно и сущностно половинчатая линия правления.

То, чем является современный политический режим в России, сложившийся при Путине, это компромисс. Компромисс между всеми полюсами и действующими силами государства и общества. Он устойчив только в силу самого Путина, который и есть компромисс – между патриотизмом и либерализмом в экономике, между евразийством и европеизмом в международной политике, между консерватизмом и прогрессизмом в сфере идей и ценностей, между народом и элитами, между суверенитетом и глобализацией, между 90-ми и не-90-ми (то есть «чем-то еще»). Но этот компромисс действует, пока Путин есть. Он интуитивен и авторитарен, основан на ручном управлении и постоянной подстройке курса лично Путиным. Он не отражен ни в стратегии, ни в проекте, не опирается ни на общество в целом, ни на элиты.

Показательно, что при всей критике 90-х Путин оставил основные элементы сложившейся тогда системы в неприкосновенности. Конституция, элиты, парламентские партии, структура правительства, система образования и информации в целом остались теми же, лишь присягнув другому правителю. Они подстроились под личный патриотизм Путина, под его стиль, но не были системно преобразованы под какую-то внятную и четко изложенную идею. В каком-то смысле режим 90-х годов, откуда, впрочем, и вышел сам Путин, пошёл с ним на компромисс, а те, кто не пошёл, оставшись верными радикальному западничеству, ультралиберализму, глобализму и русофобии, были постепенно зачищены. Путин требовал лояльности лично себе, и кто был готов на это, того оставляли в покое. Сам Сурков - типичный пример члена ельцинской «Семьи» и ближайшего сподвижника олигархов, один из первых принявших новые правила игры. Ранее Сурков пытался дать компромиссу особое название «суверенная демократия» или лозунг «свобода и справедливость», но даже это не прижилось.

Конечно, в сравнении с 90-ми Путин очень многое изменил. Но все это было по факту, в структуре политического режима это никак не отразилось.

Будущее Путину не принадлежит

Народ, общество в широком смысле, является обобщенно органичным носителем двух главных ценностей: патриотизм + социальная справедливость. Элита же стоит на прямо противоположной позиции: космополитизм (западничество) + свобода крупного частного капитала. В 90-е годы власть в целом была антинародной. Путин эту формулу несколько изменил, взяв на вооружение патриотизм, чем понравился массам, но сохранив либерализм в экономике, что было приемлемо элитам. Поэтому народ принял Путина за патриотизм, которого во власти не было в 90-е, но сохранил свою неприязнь к элитам и явно сожалея все больше и больше о полном отсутствии в путинском режиме социальной справедливости. В этом отсутствии народ справедливо винит элиту, которую и проклинает в лице «коллективного Чубайса».

Такова структура статус-кво или путинского компромисса. Народ терпит отсутствие социальной справедливости и невероятный размах коррупции (элита) за счет патриотической составляющей (Путин лично). Хотя и это не особенно надёжно, но всё-таки путинская система продержалась к настоящему времени довольно долго – 20 лет. Поэтому она уже является довольно «долгой», но эта «долгота» на глазах заканчивается. И с Путиным совершенно точно закончится.

Путин и есть компромисс. Не будет его, не будет и компромисса. Понятно, что элита настолько изворотлива и подла, что попытается адаптироваться и к другой системе, но это принципиально не отменяет того факта, что на будущее Путин решающим образом повлиять не может. В каком-то смысле, он на него уже повлиял. И это влияние очень позитивно: он показал, что у 90-х есть альтернатива, что она лежит где-то в плоскости патриотизма (Вторая Чеченская, Мюнхенская речь, «Крым наш» и т.д.), и это, на самом деле, грандиозное свершение. Но при этом формы и институционализации этому патриотизму Путин не придал, основ государства, заложенных как раз в 90-е не изменил, ротации элит не провёл, народное требование социальной справедливости проигнорировал. Сложившийся режим в глазах народа в целом намного лучше, чем был в 90-е (отсюда его легитимность), но однозначно хуже того, что требуется. Пока Путин на месте, его заслуги перекрывают недостатки. Стоит ему уйти, как хрупкое и довольно противоестественное равновесие рухнет. Кстати, Сурков не прав относительно де Голля: его легитимность, опиравшаяся на его роль во Второй мировой войне и  Сопротивлении, длилась лишь до начала 70-х, когда он оставался у власти, и рухнула в ходе событий 1968 года, отменивших голлистский консерватизм и установивших новую социалистическую парадигму. Позднее же от де Голля осталась лишь ностальгия и симулякры.

Итак, основное положение текста Суркова глубоко ошибочно. Путину подчиняется настоящее, но никакой особой политической модели он не создал; он лишь исправил самые чудовищные формы прозападной либеральной демократии, вопреки воли народа установленной в 90-е. То есть политически это все та же либеральная парадигма, укрощённая авторитарным правителем с личными патриотическими и смутно консервативными симпатиями. Для новой политической модели этого совершенно не достаточно. Не надо строить иллюзий. Это компромисс – отчасти удачный и даже превосходный, но отчасти провальный, и главное обратимый и лишённый чётко обозначенного вектора в историческое будущее. У Путина лично есть личное будущее, поскольку его позиция крепка (за счёт патриотизма и конкретных шагов в этом направлении). У современного российского режима никакого будущего нет. К слову, это не значит, что его нет лично у Суркова, тот вполне может встроиться в любую парадигму, как эффективный, исполнительный и изобретательный менеджер, технолог. Но к политической философии эти навыки никакого отношения не имеют.

После Путина элиты утратят легитимность

Что же последует за концом Путина, который рано или поздно настанет вопреки мнимой и столь желаемой элитами «вечности»? Здесь мы имеем с прямым противостоянием того, чего хочет народ и того, чего хотят элиты. Народ – патриот и сторонник социальной справедливости. Элиты, если их предоставить сами себе – без Путина, скорее всего попытаются вернуться в 90-е. Это мы видели при Медведеве: стоило Путину чуть сдвинуться в сторону, и тут же Юргенс-Гонтмахер завизжали «назад к ельцинизму!», а Сванидзе признался, что ему «стало легче дышать», а если таким как Сванидзе легче дышать, то значит вонь стоит невыносимая…

Без Путина элита и власть в целом будет уже полностью нелегитимна, какой она была при Ельцине. При этом никаких структур, которые отражали бы позицию народа, за все эти годы не создалось. Во многом из-за особенностей русского общества, но отчасти и из-за стратегии власти, (и в частности, того же Суркова), подвергавшей репрессиям любую самостоятельную народную инициативу или подменявшую её бессмысленными симулякрами. Какие-то симулякры «народа» элиты заготовили и на пост-путинский период, но едва ли они сработают, так как главный вопрос о судьбе России после Путина будет поставлен в исторической, а не политтехнологической плоскости. Народ, требующий патриотизма и социальной справедливости, окажется в прямой оппозиции к элите, которая, как вытекает из Суркова, попытается построить «путинизм без Путина», что без Путина-то как раз и не удастся. Предвидеть, чем всё это закончится, совершенно невозможно, но очевидно, не тем, о чём пишет Сурков. Конечно, Сурков во многом обращается к либералам, которые спят и видят конец Путина именно как возврат в 90-е. Но их заклинаниями не испугать, Суркову они просто не поверят и, наверное, правильно сделают. Если смотреть с позиции российских элит, считающих себя частью мировой элиты, то в их интересах сворачивать патриотизм, сближаться с Западом, уступать суверенитет и полностью плевать на народную легитимацию (равно как и на сам народ). Чтобы элиты поверили в серьёзность патриотического императива, необходимы показательные репрессии, намного более масштабные и системные (а не избирательные), чем провёл Путин. Но об этом-то как раз Сурков ничего и не говорит. Чтобы сохранить баланс в обществе на следующем послепутинском этапе необходимо начать атаку на элиты, их качественную ротацию, их чистку, только это сохранит равновесие. Тот же баланс, который есть сейчас, после Путина лишь ослабнет, а не усилится. Следовательно, конфликт неизбежен.

Решение русского народа

Если бы из элиты поднялся бы лидер, который оказался бы ещё радикальнее Путина, и не только сохранил и укрепил патриотическую линию, преодолев ряд неудачных компромиссов (например, в отношениях с Украиной), но и провёл реформы в народном и социальном духе во внутренней политике, резких и травматических событий можно было бы избежать. Но такой фигуры мы не видим. Более того, на её фоне сам Путин несколько бы поблек, а для элит он представлял бы на сей раз настоящую угрозу. Поэтому Путин и элиты в целом заодно в желании, чтобы подобной фигуры не было в близкой к власти орбите. Точно также обстоит дело и с последовательной государственной национальной идеологией: её нынешняя власть на самом деле боится как огня, ведь следование ей заставило бы сравнивать принятые нормы и идеалы, с одной стороны, и конкретные действия вполне определённых политиков, с другой, что выявило бы всю неадекватность современных элит. К личности адаптироваться всегда легче, чем к идеям.

Сложив все соображения воедино, мы имеем следующую картину. Сурков и в его лице правящая элита начинает внедрять проект «вечного путинизма», то есть превращения статус-кво в бесконечное повторение одного и того же, в своего рода «день сурка». Но это будет уже не компромисс, а симулякр компромисса, не живой и искренний патриотизм Путина, пусть непоследовательный и бессистемный, а его киборг-имитация. Нового «Путина», видимо, в духе продвинутых технологий, которыми бредит российское правительство, предполагается напечатать на 3D принтере. Очевидно, здесь переоценивается всемогущество технологий, а также идиотизм и пассивность русского народа. Сам Путин показал, что у 90-х есть альтернатива, хотя не объяснил ясно, в чём она состоит. Теперь же общество вполне может задуматься над содержанием этой альтернативы и потребовать ясности в её отношении.

Если же этого не произойдет, то распад государственности начнётся в ускоренном темпе. Ведь и отношения с субъектами федерации, имеющими ярко выраженную этническую специфику, строятся на Путине и его жёсткой линии в деле российского суверенитета. Малейшее колебание в этом вопросе мгновенно всё отбросит в ситуацию 90-х и снова сделает распад России вполне вероятной угрозой.

В будущем нам нужен не путинизм, который не возможен, а нечто намного более последовательное, могущественное, состоятельное и системное -- своего рода Сверх-Путин, в котором будет продолжены все его лучшие героические черты, но преодолены его слабости и ошибки.

orang

Песков на вопрос о санкциях против России призвал готовиться к худшему (sevik68)

Песков на вопрос о санкциях против России призвал готовиться к худшему (sevik68)

Кремль считает, что возможные новые антироссийские санкции со стороны США могут привести к «очень пагубным последствиям», эти действия Вашингтона могут идти вразрез с общепризнанными правилами международной торговли, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, передает корреспондент РБК.

«Теоретически всегда надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Но в случае настроений и в конгрессе [США], и в сенате на улучшение отношений или хотя бы устойчивую ремиссию «болезни русофобии» надеяться не приходится», — сказал Песков, отметив, что эта «абсолютно эмоциональная оголтелая русофобия» не имеет под собой конкретных экспертных данных. В противном случае, считает представитель Кремля, в подобных законопроектах говорилось бы не о дестабилизирующей роли России в Сирии, а о ее ключевой роли в спасении этого региона от терроризма.

Песков также предположил, что за идеей антироссийских санкций стоит «такой напористый» прагматичный подход США к торговой сфере, «иногда граничащий с рэкетирством». Ограничения направлены на срыв проектов России в энергетической сфере и подрыв бизнеса российских банков с госучастием, пояснил он. По мнению представителя Путина, это попытка вытеснить конкурентные российские компании с рынка и «расчистить место» для американских компаний.

«Мы считаем это неприемлемым <...> подобные действия могут иметь очень пагубные последствия, я уж не говорю об очень негативных последствиях для и без того находящихся в плачевном состоянии российско-американских отношений», — отметил Песков. На вопрос, каким будет эффект для экономики России, представитель Путина пояснил, что «наша экономика научилась сохранять стабильность макроэкономическую в условиях санкций и научилась обеспечивать рост в целом ряде областей». «Определенная резистентность у нашей экономики возникла, и, конечно, правительством уже разработан и предпринят ряд эффективных мер с тем, чтобы захеджироваться от таких рэкетирских нападок возможных», — добавил он.

Использованные источники: РБК
Комментарий автора:

журналюги явно вычленили часть пословицы *надеяться на лучшее, но готовиться к худшему* в заголовок, но менять не стал

orang

Минутка личиностного роста.

Виктор Мараховский
Существуют заявления, ув. друзья, на которые по-настоящему развитому передовому человеку принято отвечать "гыгы".

Например, что для полноценной жизни человеку следует прочитать старые скучные книжки и посмотреть старые пыльные фильмы, чтобы помнить без гугла названия планет Солнечной Системы и разницу между органикой и неорганикой, ареал обитания слонов, правило рычага, общие представления о нефтедобывающей промышленности и первоисточник фразы "гранаты у них не той системы".

Развитый передовой современник на это ответит "давай ещё и интернет запретим - ведь нельзя, чтобы человек мог посмотреть, что ему надо. Мы за него сами решим, что он должен знать, правда? Гыгы". И пояснит, что мир и так слишком сложен, и поэтому нужны лишь Актуальные Знания - те, что помогают карьере и счастливой личной жизни.

Тут нельзя не вспомнить об одном продвинутом существе, которое научилось полностью отбрасывать всё лишнее, развивая лишь актуальные навыки (включая менеджмент и пикап).

Это существо - маленький рачок из рода Саккулина.

Начинает он свой жизненный путь как настоящее крошечное ракообразное - его личинка загребает ножками и шевелит усиками, плывя в толще вод. Затем она даже отращивает себе мини-раковинку.

А затем она встречает на своём пути большого жизнерадостного краба, запрыгивает ему на сочленение панциря, закрепляется - и начинает личиностно расти над собой.

Она протискивается в организм своего будущего хозяина - но не вся. Если можно так выразиться, она перекачивает под панцирь краба лишь пачку своих ключевых клеток. А то, что было собственно рачком - отбрасывается за ненадобностью.

Клетки проникают в крабий кишечник и начинают выращивать в разные стороны что-то вроде грибных гиф или корешков, оплетающих весь организм хозяина. В итоге взрослая саккулина - это вообще ни черта не рак: это простая паразитическая дрянь, состоящая из толстого желтого мешка, замещающего собой половые органы краба и торчащего наружу, и щупалец, пронизавших хозяйское тело и сосущих еду. Это нечто владеет навыками внутрикрабового менеджмента - настолько, что управляет многими процессами в организме носителя. И даже "внушает" крабу, что последний вынашивает не маленьких саккулят, а собственных детёнышей, и заставляет заботиться о них (даже если краб самец).

Кстати, если к инфицированному саккулиной крабу подплывёт саккулина-самец, то место найдётся и ему. Правда, самец отомрёт вообще весь, кроме желез, производящих половые клетки. Но это же тоже успех?

...Я это всё к чему. С точки зрения личиностного роста саккулина пришла к абсолютному менеджерскому успеху - за неё кормятся, за неё двигаются, за неё делают вообще всё.

Но при этом с точки зрения уровня организации она регрессирует практически до гриба. И гриб этот успешен только потому, что есть по-настоящему высокоорганизованное высшее ракообразное, которому он портит здоровье и туманит мозги.

Экстраполяция этой картины на человеческое общество, конечно, рискованна - но представим себе доставшийся нам от истории сложнейший социально-административный организм, пронизанный безмозглыми и лишёнными отягощающей человечьей культуры грибами, вооруженными, однако, актуальными примочками и рвущимися к успеху. Даже когда их массовый успех означает гибель общества-носителя.
Брррр.