March 4th, 2019

orang

Взгляд из Америки. О кризисе в Венесуэле (walrom)

Взгляд из Америки. О кризисе в Венесуэле (walrom)

Вступление

У Венесуэлы есть сомнительное счастье находиться на континенте Южной Америки, который Соединенные Штаты рассматривали в соответствии с так называемой «доктриной Монро» как свою исключительную зону политического, экономического и военного влияния. На практике это означало, что всякий раз, когда латиноамериканское правительство проводило политику, противоречащую предпочтениям Вашингтона, оно подвергалось мерам, начиная от экономических санкций и заканчивая прямым военным вторжением.

Латинская Америка стала одним из многих полей битвы холодной войны, когда несколько стран стремились покинуть тень США и присоединиться к СССР. Ответный удар США был суровым и включал поддержку жестокого военного переворота в Чили, подготовку «эскадронов смерти» в Гондурасе и Сальвадоре, поддержку так называемых «контрас» в Никарагуа, не говоря уже о вторжении в залив Свиньи и Кубинский ракетный кризис. Однако после окончания холодной войны в регионе установился относительный мир, а Куба осталась единственной силой, противостоящей силе США. Даже приход к власти мягких марксистских правительств «розовой волны» в Венесуэле и Боливии, похоже, не слишком трепал перья Вашингтона. Но нынешняя американская кампания  эскалации против Венесуэлы предполагает возрождение американской активности в регионе.

«Энергетическое доминирование»

Можно также перейти к преследованию и заявить об очевидном: Венесуэла является не только членом ОПЕК, но и страной с крупнейшими в мире известными нефтяными запасами, превосходящими запасы даже в Саудовской Аравии. Не случайно, почти каждая страна, которая была в «хит-листе» США за последнее десятилетие или около того - Ливия, Сирия, Иран, Ирак, Россия, Венесуэла, - является крупным производителем углеводородов. Учитывая, что мировая экономика полностью зависит от устойчивых поставок углеводородов, политический контроль США над этими странами означает мертвую хватку над основными промышленными конкурентами США, а именно ЕС и Китая. Когда американские нефтяные компании устанавливают контроль над нефтяными месторождениями стран,  создаются дополнительные рабочие места в США. Поэтому, если попытка поставить страну под косвенный контроль США проваливается, она погружение в хаос, тем самым устраняется конкурент в борьбе с внутренними производителями нефти в США.

Возвращение доктрины Монро

Время эскалации США тесно связано с визитом российских стратегических бомбардировщиков Ту-160 в Венесуэлу, во время которого некоторые СМИ обсуждали возможность создания российской военной базы в стране.

Предполагаю, что все происходило в сущности наоборот. Появление в Венесуэле Ту-160 было предупредительным актом для США, по разведывательной информации уже готовящих государственный переворот в этой стране. Но США не вняли и пошли ва-банк. Будем следить, чем это закончится. Блитскриг не удался, но дожимать будут.

Учитывая, что Россия уже установила на примере Сирии, что, как только российские войска прибудут в страну, они вряд ли уйдут, независимо от того, насколько велико давление США. Вашингтон, возможно, решил усилить давление не только на Россию, но и на другого крупного конкурента, Китай, укрепляющего свои позиции в этой стране. Российская "Роснефть" уже имеет значительное присутствие в Венесуэле, помогая ей в развитии ее нефтяного потенциала, и Китай также сделал ряд инвестиций в страну, хотя ее экономический след остается скромным. Более того, агрессия США против Венесуэлы посылает сигнал соседней Никарагуа, которая также сталкивается с растущим политическим давлением США, против реализации проекта строительства канала, связывающего Атлантический и Тихий океаны с поддержкой Китая.

Регион становится весьма привлекательным всем основным игрокам Большой игры. Он обладает значительным энергетическим, промышленным и торговым потенциалом. Достижение контроля над этим регионом или установление коллективными усилиями в нем стабильности  серьезно укрепляют позиции по сути противодействующих сторон. США со своими сателлитами совершенно по-другому видят итоги этого противостояния, нежели Китай и Россия. Жаль, что совершенно не просматривается вариант спокойного, учитывающего интересы всех заинтересованных сторон. А ведь можно было бы вполне это сделать, если бы не позиция США, претендующая на полную гегемонию в мире.

До сих пор действия США состояли из экономических санкций и очевидной координации попыток государственного переворота со стороны элементов вооруженных сил Венесуэлы и сил безопасности. По-прежнему трудно понять, как должна была представлять администрация Трампа Хуана Гуайдо, председателя Национального собрания Венесуэлы, в качестве «временного президента» страны. Даже по стандартам нынешней внешнеполитической команды Трампа Помпео и Болтона «признание» претендента на высшую исполнительную должность, который фактически не занимает эту должность, является беспрецедентным. Даже в случае Сирии, где США были более непосредственно вовлечены в попытку свергнуть законное правительство, ни один лидер оппозиции не был «признан» официальным представителем этой страны. Таким образом, можно сделать вывод, что «признание» Гвайдо должно было последовать за военным переворотом, который, вероятно, Гуайдо обещал и Вашингтон явно ожидал. Также трудно сказать, переоценил ли Гуайдо степень своей поддержки со стороны военных или полностью лгал своим американским спонсорам. В любом случае, разведывательное сообщество США вновь не смогло дать точную оценку ситуации в стране, поскольку военные силы Венесуэлы сплотились вокруг президента Мадуро.

Бухта свиней 2

Таким образом, Соединенные Штаты загнали себя в угол. Признание Гуайдо, которое, кроме всегого, было скоординировано с большинством стран Латинской Америки и с Европейским союзом (что также указывает на более широкий, хотя и не удавшийся заговор с целью свержения правительства Венесуэлы) не могут быть возвращены назад. Продолжающееся президентство Мадуро теперь стало проблемой для власти США, по крайней мере, такой же значительной, как и (президенство) Асада. Поэтому можно ожидать наращивания усилий США по свержению правительства Венесуэлы, хотя еще неизвестно, насколько далеко США готовы пойти. Прямое военное вторжение США в настоящее время кажется маловероятным. Самое последнее такое усилие было в Панаме во время Джорджа Х.В. Администрация Буша, страна намного меньше и легче контролируемая. Нет никаких свидетельств того, что разведывательные службы США обучали эмигрантов из Венесуэлы в манере вторжения сил в «Заливе свиней» или никарагуанских контрас. Однако Венесуэла граничит с двумя странами, которыми правят крайне правые политики, тесно связанные с Соединенными Штатами, Бразилией и Колумбией. После неудачных вторжений США в Афганистан и Ирак, а также в связи с тем, что американские вооруженные силы перестраиваются для противостояния великих держав, в последние несколько лет американские методы действий заключались в использовании прокси-армий. Они могут принимать форму негосударственных субъектов, финансируемых и вооружаемых спецслужбами США или дружественными государствами, как в случае вторжения Саудовской Аравии в Йемен. Можно легко представить себе йеменскую модель, для использования против Венесуэлы, но на этот раз с «бразильской» коалицией, выполняющей грязную работу Вашингтона.

Главный козырь?

И последнее, но не менее важное: следует учитывать возможность того, что Венесуэлу рассматривают как разменную монету на каких-то переговорах с Россией и/или с Китаем при определении сфер влияния великих держав. Это ознаменовало бы фактическое возвращение к политике компенсаций, при которой баланс сил сохраняется основными державами, уступающими части своих империй другим в обмен на выгоды в других местах. Так, например, Вашингтон может приблизиться к Москве и предложить сделку «Венесуэла для Сирии» или даже «Венесуэла для Украины». Хотя это и не выходит за рамки возможного, это остается сложным планом действий по двум причинам. Во-первых, мало что известно об ограничении могущества США в самом Вашингтоне. Ожидание по-прежнему держится через любую оппозицию. Во-вторых, даже если бы предложение было сделано, оно, вероятно, не было бы принято в Москве. Помимо стоимости для международного имиджа России, у США на данный момент очень низкий уровень доверия.

На мой взгляд, автор статьи не понимает, что период распределения сфер влияния среди великих держав в прежнем виде уходит в историческое прошлое и на передний край все больше выходит проникновение и расширение идеологических принципов сосуществования мира. Как бы российское политическое руководство не пыталось отречься от каких либо идеологий она вольно или невольно вылазит изо всех углов принимаемых решений. Непонятен смысл застенчивого  умолчания этого. У Китая, помимо прочих идеологизмов,  существует идея напористой и торговой, финансовой, а совсем скоро и технологической экспансии всего мира. Их вовсе не устроит фрагментарное разделение сфер влияния. С их демографической реальностью, для решения проблем занятости и обеспечения достойного уровня жизни половинчатых мер будет недостаточно, им понадобится весь мировой рынок. Именно этой стратегии отвечают идеи «Один пояс и один путь». Надеюсь, что для России не подошло время для громких заявлений, она сосредотачивается и в следующем десятилетии наконец заявит во весь голос о своих ценностях.

Комментарий автора:

Курсивом - мое мнение.

orang

Взгляд из Америки. Продолжение скрытого разграбления России (walrom)

Взгляд из Америки. Продолжение скрытого разграбления России (walrom)

Решил по возможности вести рубрику, в которой бы публиковал мнение американских политиков и аналитиков по важнейшим событиям происходящих в мире и России. Это будет не просто переводы статей.Они будут сопровождаться моими комментариями касательно выводов тех или иных авторов. Начну сегодня с уже упомянутой здесь  https://aftershock.news/?q=node/734707  статьи Пола Грейга Робертса https://www.paulcraigroberts.org/2019/03/01/is-neoliberlism-killing-russia/. Курсивом - мои комментарии.

Вот что он пишет:

Согласно опросам, проведенным государственным ВЦИОМ опросов общественного мнения, доверие россиян к Путину, премьер-министру Дмитрию Медведеву и российскому кабинету за последний год резко снизилось.

Снижение связано с внутренней, а не внешней политикой. Очевидно, общественность воспринимает недавнюю экономическую политику Кремля как продолжение катастрофической политики, которую Вашингтон навязал России в 1990-х годах, когда Россия была нагружена внешним долгом, а государственные активы были приватизированы и разграблены олигархами, спонсируемыми Западом, которые «обналичили» продавая активы иностранцам.

Российский фондовый рынок в середине 1990-х годов стал любимцем Запада, поскольку добыча полезных ископаемых,  нефть и инфраструктура были недооцененными они были проданы иностранцам за небольшую часть их (реальной) стоимости, таким образом были переданы российские доходные потоки за границу вместо того, чтобы оставить доход для инвестиций в России. По сути, россиянам сказали, что способ обогащения их страны состоит в том, чтобы позволить клептократам, олигархам и их американским и британским биржевым маклерам зарабатывать сотни миллиардов долларов путем приватизации российского общественного достояния.

Collapse )