August 7th, 2021

orang

Вместо Боингов. Белоусов ставит на русскую технику

Константин Двинский
Были времена, когда государственные чиновники открыто лоббировали завоз в нашу страну Боингов. По некоторой информации, за каждый ввезенный Боинг заинтересованное лицо получало 1 млн долларов.
Однако данная эра прошла. Теперь, благодаря усилиям государственников и, в первую очередь, Президента, наша авиационная промышленность уже совершила самый настоящий прорыв.
Тем не менее, самолетами дело не ограничивается.
Первый вице-премьер Андрей Белоусов разработал схему активного внедрения русской техники в нашу экономику. Речь идет об авиационной, железнодорожной и автомобильной технике.
Основным актором выступить Государственная транспортно-лизинговая компания (ГТЛК), которую ждет коренное преобразование.
Политику ГТЛК будет определять, можно сказать, межведомственная группа из представителей Минпромторга, Минтранса и Ростеха. Судя по всему, целью ГТЛК все же не будет заработок средств. И это абсолютно правильно.
На нашем канале мы постоянно пишем о том, что целью государственных компаний должно быть не только и не столько получение прибыли, сколько следование государственным интересам. А эти самые государственные интересы могут выражаться совершенно в ином. Например, в проведении газификации, сдерживании цен на сырье и так далее.
На это находятся комментаторы, которые на полном серьезе заявляют, что раз это компании, то, в первую очередь, должны заботится о получении прибыли. Как, например, это делает Сбербанк, где в уставе прописан вышеизложенный тезис.
С подобным мы не согласимся никогда. Деньги - не самоцель, а всего лишь инструмент, который помогает достигать нематериальных целей. Конечно, если мы говорим о государственной политике, а не о частных компаниях.
Так вот, ГТЛК будет отвечать именно за внедрение техники. И ярким примером этому служит авиационная промышленность.
Министерство промышленность и торговли подготовило план ускоренного развития авиапрома. До 2030 года предполагается вложить 2,5 трлн рублей, из которых 1,5 трлн составят средства ФНБ. До 2024 года эта сумма будет равняться 200 млрд.
При этом, деньги будут выдаваться под 1,5%. То есть, в реальном выражении государство будет еще и доплачивать за внедрение самолетов. Основной поток воздушных судов и средств, по заявлению Мантурова, пойдет через ГТЛК.
Как видим, схема абсолютно правильная. Когда мы говорим о самолетах, не нужно думать о прибыли. Для экономики каждый новый самолет, даже если он требует больших субсидий, чрезвычайно важен. Это одна из наиболее высокотехнологичных отраслей. Каждый рубль, вложенный в авиапром, генерирует 8 рублей в смежных отраслях.
Что касается железнодорожного и автомобильного транспорта, то здесь эффект, конечно, меньше, но зато внутренний рынок способен дать такой объем, которого будет достаточно не только для безубыточной работы соответствующих предприятий (в основном, речь идет об Уралвагонзаводе и КАМАЗе), но и выхода на показатель прибыли. Да, здесь он будет служить дополнением, но весьма приятным.
Таким образом мы с уверенностью можем констатировать тот факт, что государственники осуществили прорыв в транспортном машиностроении. Под вопросом остается ситуация в легком автомобилестроении, но это, пожалуй, единственная отрасли, где пока что правят бал иностранцы (в том числе, по АвтоВАЗу).
Тем не менее, привлечение зарубежных концернов помогло нашему авиапрому не исчезнуть с лица Земли, и дает хороший задел на будущее.
Подробнее на https://aurora.network/articles/6-jekonomika/93429-vmesto-boingov-belousov-stavit-na-russkuju-tekhniku
orang

Глава МИД Швеции проболталась российским пранкерам (ДимаШи)

Глава МИД Швеции проболталась российским пранкерам (ДимаШи)
Обозреватель газеты Ttela Руне Ланестранд резко раскритиковал министра иностранных дел Швеции, председателя ОБСЕ Анн Линде, которую разыграли известные российские пранкеры Владимир Кузнецов (Вован) и Алексей Столяров (Лексус).
Ранее они поговорили с политиком от имени супруги Алексея Навального Юлии и его соратника Леонида Волкова. Пранкеры обратились к Линде с просьбой о финансировании их организации ФБК*, в частности, "для нового расследования в отношении российских чиновников". Глава шведского МИД отметила, что у Стокгольма "есть деньги на поддержку гражданского общества" в размере 38 миллионов евро на ближайшие пять лет. Она предложила связаться с собеседниками напрямую или через посольство, потому что "не в курсе технических деталей этих вопросов".
По мнению автора статьи, чиновница рассказала пранкерам подробности внешнеполитической игры в Евросоюзе и политических сделок между странами.
"Но неужели у нас такой безнадежно тупой министр иностранных дел, что ее настолько легко обмануть, а в обычном разговоре по телефону она выдает государственные тайны, в иных обстоятельствах засекреченные?" — возмутился Ланестранд.
Обозреватель назвал лицемерием ситуацию, когда некоторые местные СМИ "почти ежедневно пугают шведский народ тем, что Москва пытается повлиять на обстановку в стране". В это время, как заключил Ланестранд, глава МИД Швеции открыто сообщает, что деньги шведских налогоплательщиков "втихомолку переводятся" на счета в России через третью страну.
*Экстремистская организация, запрещенная в России, выполняющая функции иностранного агента.
Использованные источники: пруф
orang

Борис Марцинкевич: Ничего личного, просто бизнес: Почему газовые компании Европы неотделимы от Газпр

Борис Марцинкевич: Ничего личного, просто бизнес: Почему газовые компании Европы неотделимы от Газпрома (Vvs)
О том, что магистральный газопровод «Северный поток» введен в эксплуатацию на полную мощность в 2012 году, помнят и знают многие, но вот ответить на «детский» вопрос о том, кто и когда начал разработку этого проекта, уже куда как сложнее.
На реализацию этого проекта ушло тридцать лет – даже для такого крупного инфраструктурного проекта срок необычайно большой. Но за эти 30 лет в истории Европы и нашей страны произошло много важнейших событий, и историю проектирования и строительства Северного потока можно рассматривать, как небольшой «слепок» этого удивительного времени.

Кого манил советский газ

В самом начале 80-х годов прошлого века, когда еще не окончательно были забыты события и последствия мирового нефтяного кризиса 1973 года, ситуация в энергетическом секторе Европы постепенно менялась. Медленно, но уверенно свою нишу в энергетическом балансе расширял природный газ, в том числе и за счет поставок, которые обеспечивал Советский Союз.

Однако советские поставки были практически полностью «монополизированы» немецким RuhrGas и австрийским OMV, что нравилось далеко не всем: советский газ в основном шел в центральную Европу, а в ее северных регионах, в Скандинавии нарастала монополия норвежской государственной компании Statoil (современное название – Equinor). СССР начал поставки и в Финляндию – по системе магистральных газопроводов «Сияние Севера», которая и в настоящее время обеспечивает «голубым топливом» республики Прибалтики и Белоруссию.

Надежность поставок, возможность их реализации на основе гронингенской модели ДСЭГК (долгосрочного экспортного газового контракта) действовали эффективнее любой другой рекламы. Ничего удивительного в том, что сложился тандем из финской государственной компании Neste и шведской государственной Swedegas, который и решил разработать проект, который мог бы стать альтернативой фактическую монополию Statoil на скандинавском газовом рынке.

Про тысячекилометровый бросок по дну Балтийского моря тогда никто и не думал, разработчики пытались построить сухопутный маршрут от советской границы через территорию Финляндии. Но работа быстрой и простой не стала – скалистые и гранитные грунты Скандинавии этому точно не способствовали. В 1986 году изменился расклад в политической жизни Швеции, где к власти пришли партии, которые можно было бы условно назвать «антигазовым лобби», и Swedegas вышла из проекта, оставив Neste наедине со всеми проблемами.

Часть маршрута уже была проработана, что стоило не очень скромных сумм, но проблемы с финансированием дальнейшей работы Neste предстояло решать в одиночку. С учетом знаменитого даже не эстонского, а финского темперамента и советской бюрократии, которая тоже отнюдь не реактивно откликалась на предложения проклятых капиталистов проект не умирал, но бурным его развитие точно назвать не получается. Что-то где-то как-то вроде начинало складываться, да тут приключилась неожиданность – с политической карты Европы взял, да и исчез СССР.

Рэм Иванович

Collapse )
orang

Сколько нужно Вьетнамов, чтобы заместить 50% экспорта из Китая? (АнТюр)

Сколько нужно Вьетнамов, чтобы заместить 50% экспорта из Китая? (АнТюр)
Вчера и сегодня на АШ рассмотрели две статьи: «Вывод промышленного производства из Китая во Вьетнам начался в 2019 г.» и «Энергетика Вьетнама в контексте возможности вывода в него промышленного производства из Китая». В настоявшей статье рассмотрен вопрос, обозначенный в её заглавии.
Совокупный экспорт из Вьетнама в 2020 году составил $281 млрд ($2,96 тыс/чел) . Высокотехнологические промышленные изделия – 45,7%.
Совокупный экспорт из Китая  в 2020 году составил $2,59 трлн ($1,85 тыс/чел). Высокотехнологические промышленные изделия – 43,4%.
Формально, Вьетнам более промышленно развит, чем Китай. Экспорт в 1,6 раза (на одного человека) выше, чем из Китая. Но здесь есть одна тонкость. Китай экспортирует во Вьетнам на $113 млрд, а Вьетнам в Китай – на $48 млрд. Скорее всего, часть готовых изделий Китай «экспортирует» через Вьетнам. Но и с учётом этого экспорт Вьетнама на одного жителя больше чем экспорт Китая в 1,2 раза.  То есть, по объёму экспорта на одного человека и его качеству Вьетнам гарантированно не уступает Китаю.
Экспорт из Китая в 9,2 раза выше, чем из Вьетнама. Средний рост экспорта из Вьетнама за 4 последних года –12,5%, У Китая – 5,5%.  Превышение у Вьетнама на 7%. То есть, за 6-7 лет экспорт из Китая будет  всего в 6 раз выше, чем из Вьетнама.
Для того, чтобы сократить экспорт из Китая в два раза (для безопасного для Запада уровня) нужно «вырастить» примерно 5 Вьетнамов уровня 2020 года или 3 Вьетнама – уровня 2027 года.  Частично Запад произведет у себя импортозамещение китайских товаров минимум на 2 Вьетнама 2020 года или 1 Вьетнам 2027 года. Останется «вырастить» всего три Вьетнама 2020 года или 2 Вьетнама 2027 года.
Представляется, что проблема огромного экспорта Китая для Запада вполне решаемая к 2028 году. Но в форсированном режиме она может быть решена за 3-5 лет.