vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Бывший и.о. директора ЦРУ в The New York Times: я понял - Россию не разрушить как СССР (Georg Karr С

Бывший и.о. директора ЦРУ в The New York Times: я понял - Россию не разрушить как СССР (Georg Karr Санкт-Петербург)

В The New York Times 12 августа опубликована статья Джона Маклафлина (John McLaughlin), где предлагается план-предложение, что же США делать с Россией.

Кто такой Джон Маклафлин (John McLaughlin)? Дослужился до исполняющего обязанности директора ЦРУ. В разведке 32 года.


Маклоулин, Джон Эдвард
(McLaughlin, John Edward)

Род. 15 июня 1942.

Родился в г. Мак-Киспорт, штат Пенсильвания. В 1964 г. окончил Виттенбергский университет, получив степень бакалавра гуманитарных наук. В 1966 г. окончил Высшую школу международных отношений Джона Гопкинса, получив степень магистра по специальности «Европейские отношения». В этот период в течение года работал на Капитолийском холме в качестве штатного помощника сенатора Джозефа Кларка (штат Пенсильвания). Позднее учился в течение года в SAIS-центре в Болонье (Италия) и выполнил дополнительную работу на соискание степени по сравнительной политике в Пенсильванском университете в Филадельфии.

В 1966–1969 гг. служил в армии. Окончил пехотную офицерскую школу. В 1968–1969 гг. служил в Юго-Восточной Азии.

В 1972 г. поступил на работу в ЦРУ. Сотрудник отделов Европы и СССР Разведывательного директората.

В 1984–1985 гг. по обмену работал в Отделе Европы и Канады Государственного департамента.

С сентября 1985 г. – заместитель начальника, а с апреля 1989 г. – начальник отдела Европы Разведывательного директората ЦРУ.

После распада СССР назначен начальником отдела славянских народов и Евразии (бывший отдел СССР). Находился на этой должности до середины 1995 г. В этот период был членом Группы управления российской политикой (Russia Policy Steering Group), возглавлявшейся заместителем госсекретаря Строубом Тэлботом и неоднократно посещал Россию и другие республики бывшего СССР в составе дипломатических делегаций.

С лета 1995 г. – вице-председатель, а затем исполняющий обязанности председателя Совета национальной разведки.

С июля 1997 г. по июль 2000 г. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

С 28 июня 2000 г. – исполняющий обязанности первого заместителя директора ЦРУ.

14 июля 2000 г. назначен президентом Клинтоном первым заместителем директора ЦРУ. 18 октября утвержден Сенатом. 19 октября вступил в должность. 12 ноября 2004 г. ушел в отставку.

С 11 июля по 22 сентября 2004 г. – исполняющий обязанности директора ЦРУ.

В настоящее время он является старшим научным сотрудником и практиком-резидентом в Центре стратегических исследований Филиппа Меррилла в Школе передовых международных исследований имени Пауля Нитце (SAIS) в Вашингтоне (округ Колумбия), который является подразделением Университета Джона Хопкинса с 1950 года. Он преподает курс по американской разведке, в котором затрагиваются вопросы, связанные с американской военной политикой, контртерроризмом, разведкой, нерегулярной войной, ядерной политикой и распространением, стратегическими вопросами и вопросами безопасности, национальной безопасностью США и оружием массового уничтожения.

Уровень компетенции - считается авторитетным экспертом, в феврале приглашался на комитет по вооруженным силам Палаты представителей американского Конгресса: http://nvo.ng.ru/forces/2017-02-17/1_937_usa.html

В первой декаде февраля в комитете по вооруженным силам (КВС) Палаты представителей (ПП) американского Конгресса прошло слушание, посвященное вопросу обеспечения национальной безопасности США. Заседание проводилось с повесткой дня «Обстановка в мире: угрозы и вызовы национальной безопасности».

Первым перед членами КВС ПП выступил бывший разведчик Джон Маклафлин. Он прослужил в ЦРУ 32 года, из которых около 7 лет был заместителем директора управления. Маклафлин подчеркнул, что эти слушания носят системообразующий характер, т.е. они должны заложить основу для более детального и политически ориентированного обсуждения парламентариями всего комплекса проблем обеспечения национальной безопасности США в перспективе.

Как заявил бывший разведчик, сегодня международная система отношений находится в переходной стадии. Из периода, когда ситуация в отношениях между странами и их позиции были ясны и понятны, мир вступает в новую фазу. Она еще не получила никакого названия, и политики, занимающиеся регулированием международных отношений, до сих пор не сформулировали общепринятых концепций управления складывающимися условиями.

Холодная война, продолжавшаяся с конца сороковых годов прошлого столетия и окончившаяся развалом СССР в 1991 году, позволяла рассматривать все угрозы безопасности США под одним углом: как исходящие от Советского Союза.

В течение 17 лет после окончания холодной войны мировое лидерство США было абсолютно бесспорным. Россия находилась в нестабильном политическом и экономическом состоянии, а Китай только приступал к реализации намерений по расширению и укреплению своего влияния в мире. Поэтому Америка могла позволить себе до 2008 года сосредоточить усилия на обеспечении региональной стабильности на Балканах, а затем на борьбе с терроризмом.

В течение прошлого десятилетия США двигались в направлении перехода к новому периоду, периоду расширения глобальной конкуренции и роста тенденций, которые негативно влияли на превосходство Америки, затрудняли принятие правильных решений и требовали от политиков более быстрой реакции и здравого смысла геополитического масштаба, чем это требовалось в прошлом.

Бывший разведчик объявил, что в современных условиях США могут расстаться с ролью мирового лидера. «Америка остается самой влиятельной страной мира, ее участие будет требоваться при решении всех крупных проблем, однако США не могут решать их в одиночку», – объявил специалист. Он считает, что потеря Америкой лидирующих позиций будет иметь негативные последствия как для нее самой, так и для остальных стран мира. «Соединенные Штаты – и мир в целом – столкнутся с большими рисками, если Америка станет пренебрегать своими лидерскими обязанностями». Он также добавил, что для достижения успеха в международной политике необходимо создавать новые альянсы и коалиции.

О намерениях Трампа наладить отношения с Россией Маклафлин сказал, что «нет совершенно ничего плохого в стремлении улучшить отношения с Россией, однако США должны отдавать себе отчет в том, что Россия всегда трезво и беспристрастно оценивает свои интересы». Выразил он сомнение и в том, «что война в Сирии может закончиться до тех пор, пока те, кто сейчас располагает там серьезными силами – Россия, США, Иран, Турция – не придут к общему соглашению о будущем страны».

Тем не менее, он считает, что Россия, Китай и множество негосударственных организаций на Ближнем Востоке создают определенную угрозу национальной безопасности Америки. Маклафлин подчеркнул, что все они «сообща нарушают международные правила нормального поведения».

Вот что пишет он в статье The New York Times:

В последний раз я был в России в октябре, и целью моей поездки было изучение американо-российских отношений. Я вернулся домой как раз перед избранием президента Трампа, понимая, что отношения находятся в ужасном состоянии и продолжают ухудшаться. Это происходит до сих пор, и Россия в ответ на новые санкции Конгресса, которые были подписаны на прошлой неделе президентом Трампом, потребовала сократить численность персонала американской дипломатической миссии на 755 человек.

Сразу вопрос: почему столь важная птица не в санкционных списках, и спокойно летает в Москву, из первых рук получает информацию от американцев в России?

Далее он задает вопрос:

Та октябрьская поездка и последующие события вызвали ряд важных вопросов. Чего хотят США — до чего, по их мнению, должны дойти эти отношения? Каково наше видение приемлемого конечного пункта? Но сейчас, когда администрация Трампа работает уже более полугода, ответов на эти вопросы по-прежнему нет.

Потом переходит к обвинениям:

Седьмого октября 2016 года, за неделю до моей поездки, Джеймс Клэппер (James Clapper), бывший тогда директором национальной разведки, и Министерство национальной безопасности опубликовали первое официальное заявление США о том, что Россия вмешивается в наши выборы. Когда я и мои коллеги попросили представителей Кремля и чиновников МИД прокомментировать это, они (как и ожидалось) эти обвинения категорически отвергли. Они пустились в рассуждения в духе кремлевской риторики, утверждая, что во всех проблемах в российско-американских отношениях виноваты США. Они осудили политику США по расширению расширения НАТО, их политику на Балканах, в Ливии, развитие демократии в странах бывшего СССР и в Сирии, не говоря уже о многом другом.

Вставляет фразу о несвободных российских СМИ:

Наряду с этим российские СМИ, подконтрольные государству, активно обсуждали тему войны: в случае избрания Хиллари Клинтон Россия и США окажутся-де на грани войны, и россияне должны готовить бомбоубежища. Да, так все и было.

Потом у него появляется проблеск разума :

Это напомнило мне об уроке, который я извлек из прежнего опыта общения с русскими: они всегда знают, чего хотят. Поэтому следует знать, чего хотите вы — иначе они вас сомнут.

Потом сетование, как же так, оказывается у России при Путине есть какие-то интересы:

В сегодняшней России вопрос состоит в том, чего хочет Владимир Путин, поскольку во всех серьезных делах диктует и командует именно он. А цели его очевидны: безраздельное господство внутри страны; мощное воздействие на своих соседей; ослабление западных институтов, таких как НАТО и Европейский Союз, и «великодержавное» влияние в ключевых регионах вроде Ближнего Востока.

За такую крамольную для любого американца мысль - ведь интересы могут быть только у Америки, он извиняется:

Прошу прощения за эту фразу, но все это касается возрождения величия России.

Потом опять следует риторический вопрос - а чего же от России нужно США:

Но чего же хотим мы? Разумеется, мы не можем уступать России и позволять ей действовать по-своему — идет ли речь о вмешательстве в наши выборы или о нарушения границ независимых государств, которые надеются, на то, что мы обеспечим соблюдение международных соглашений, которые подписали и мы, и они.

Теперь надо немного попугать читателей:

Тем не менее, мы должны избегать настоящей войны со страной, у которой порог применения ядерного оружия — ниже, чем у нас.

Хотя СССР и Россия не применили ядерного оружия, только США использовали ядерное оружие в настоящей войне.

Потом делается вывод - борьба с Россией не будет легкой прогулкой:

Кроме того, мы не должны попасть в ловушку, думая, что это просто новая холодная война, а затем действовать в соответствии с инстинктами, выработанными в те времена. Все-таки та холодная война была проще: это было бескомпромиссное глобальное противостояние двух диаметрально противоположных идеологий, одной из которых было суждено исчезнуть. Крах потерпела их идеология. Они потеряли свою страну, империю и коммунистическую экономическую систему.


Тогда борьба была подобна игре в шашки. Сегодня же это игра в шахматы.

Далее он делится новой для него мыслью - Россия оказывается никуда не исчезнет:

Нынешнее столкновение с Россией не может предполагать полной победы без второго акта, потому что, в отличие от СССР, Россия никуда не исчезнет.

Далее излагается собственно сам план-предложение:

Поэтому наша стратегия должна быть ориентирована на установление (для Москвы) чётких границ.


Мы не можем заставить Россию приветствовать НАТО у своих границ, но мы можем работать над укреплением единства альянса и стратегии сдерживания. Мы можем противодействовать российской дипломатии, направленной на колеблющихся членов альянса, и опираться на такие меры, как недавнее передовое развертывание сил НАТО в странах Балтии и Польше — всегда включая в эти меры условия ослабления давления на Россию.

Мы не можем заставить Россию отказаться от шпионской привычки, которая зародилась еще в царские времена. Но мы можем укрепить силы и средства нашей контрразведки и — что очень важно — начать систематически разоблачать дезинформацию, распространяемую русскими, «фальшивые новости», фабрикуемые ими в расчете на наших граждан. Многие европейские правительства уже начали делать это.

Мы не можем изменить географию или заставить Россию не обращать внимания на соседние регионы, с которыми у нее сложились прочные торговые и культурные связи. Но мы можем и дальше наказывать Москву за захват территории или проведение скрытых операций влияния с целью ослабления независимости соседней страны и ограничения ее внешнеполитических возможностей. Мы можем предоставить Украине более передовое оборонительное оружие для того, чтобы она защищалась от российских захватчиков. И мы можем и дальше усиливать давление на Россию, как это сделал Конгресс, предложив ввести дополнительные санкции.

Мы не можем удержать Путина от стремления к зарубежным авантюрам наподобие сирийской. Но если администрация Трампа когда-нибудь придет в себя и сосредоточится, мы сможем направить свои действия на восстановление нашего лидерства в критически важных регионах. Это лидерство в некоторой степени ослабло по причине осторожности администрации Обамы. А с тех мы и вовсе почти лишились его во всем мире из-за низкого доверия к Трампу и того хаоса, который царит в его Белом доме. Да, наше лидерство ослабло, но сдаваться пока еще слишком рано.

Что же касается внутренних изменений в России, один из депутатов Верховной Рады Украины сказала мне во время нашей беседы в Киеве: «Украина — единственная из бывших советских республик, которая может изменить Россию». Она имела в виду, что русские считают Украину колыбелью исторического славянского государства (основанного в IX веке) и видят в украинцах своих ближайших этнических родственников. Если бы Украина смогла преодолеть повальную коррупцию и стать процветающим демократическим государством, это стало бы стимулом в создании такого же стоя в России. Помощь Украине является для нас одной из наиболее перспективных стратегий, чего и боится Путин. Именно поэтому он и вторгся на Украину.


Теперь обобщенный вывод:

Иначе говоря, сегодняшняя задача заключается не в том, чтобы вновь разрушить Россию, как это было, когда распался СССР. Речь идет о том, чтобы по мере возрождения России обуздать ее самые порочные наклонности. Для этого необходимо, чтобы Соединенные Штаты демонстрировали непоколебимую позицию в тех вопросах, которые имеют для США наибольшее значение. Они должны создавать возможности для единомышленников-россиян в их стремлении к интеграции в глобальную систему. И при этом сохранять осторожность в тех сферах, в которых американские и российские интересы сходятся в достаточной степени, чтобы можно было поддерживать хотя бы ограниченное сотрудничество.

Ну что же, вывод у разведчика один: Подчинить Россию Америке можно только одним путем: с помощью приведения к власти проамериканских единомышленников-россиян.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments