vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Плюс цифровизация всей страны (4)

Оригинал взят у oohoo в Плюс цифровизация всей страны (4)
4. «И гагары тоже плачут…»
(начало, предыдущая)
Пожалуй, уже можно не спеша резюмировать сюжет с биткойном и переходить к его последствиям. Во-первых, нужно признать сугубое качество проработки системы на основе продуманной математической модели, имитирующей эмиссию по типу «золотого стандарта». Биткойн уже вошел в историю не только ИТ-индустрии, но и финансовых технологий. Хотя называть биткойн революцией в этих сферах преждевременно, скорее – это предреволюционный «буревестник».

Сам по себе биткойн не является спекулятивной схемой типа МММ, более того – он спроектирован так, чтобы надежно изолировать внутреннее ядро от влияний таких спекулятивных схем. Парадоксально, но именно поэтому «внутренний биткойн» явился надежным технологическим основанием для выстраивания внешних спекулятивных схем, финансовой пирамиды «внешнего биткойна». Сопряжение ИТ-узлов сети биткойна с узлами глобальной финансовой сети, обеспечивающими конвертацию, размен биткойна на реальные деньги не могло не запустить полутеневые валютные биржи. А те, в свою очередь, в условиях мирового финансового кризиса стали основой для спекулятивного роста курса биткойна на порядки.

Однако, главным механизмом, запустившим спекулятивный механизм «внешнего биткойна» является «старый добрый» рекламно-издательский пул деловых, финансовых и ИТ-отраслевых медиа под управлением банкстеров-менял. Без этой массированной медиа-поддержки никакого «биткойнового чуда» не случилось бы, как бы не старались математики, программисты, системотехники и любители онлайновых игр. Все осталось бы строго в рамках виртуальных вселенных.

Другим необходимым фактором роста биткойна стала его востребованность для теневых операций вывода средств нуворишей, спекулянтов и мафиози в обход национальных систем финансового контроля. То есть первичным фактором является все же постепенное усиление финансового контроля в глобальном масштабе. Всемирная «борьба с коррупцией» под давлением финансовых властей США сначала затруднила полулегальный вывод средств в оффшоры. Затем внедрили повсюду, даже в упорно сопротивлявшемся Киеве обязательные декларации для госслужащих и политиков. И в этот же момент предложили доступную и все более удобную технологию в «серой» финансово-правовой зоне. Формально вы ведь не валюту и не ликвидный товар приобретаете за свои деньги, а всего лишь фишку в компьютерной игре. Кроме того, в тех же привычных оффшорных зонах вам предлагают услуги по обратной конвертации и отмывке. Вот и понеслись в рост объемы операций и курс биткойна.

Однако, не все коту масленица, и самым страшным ударом для «внешнего биткойна» становится перспектива его легализации как платежного средства, а значит и учета на балансах, и обязанности декларировать как финансовые средства, а также при въезде-выезде из страны. Такого рода законопроекты уже разрабатываются и вносятся на рассмотрение, и не только в США. Кроме того, даже в таких либеральных юрисдикциях как лондонская введена презумпция финансовой виновности, когда владельцы крупных счетов или наличности обязаны доказывать их легальное происхождение. То есть, «спасти» крупные суммы от финансового контроля в национальных банках можно, в том числе прикупив на черный день биткойнов.

А вот вывести крупную сумму из биткойнов – уже опасно, даже наличными за серьезный процент – в любой момент могут нагрянуть с обыском и попросить объяснительную. Впрочем, до тех пор, пока «внешний биткойн» востребован как машина для перекачки ликвидности на Запад, спешить с такими публичными акциями не будут. В худшем случае – тихо пригласят на беседу в райотдел, и привлекут к сотрудничеству. Однако никто никому не даст возможности инвестировать выведенные средства кроме как в финансовые пузыри.

Соответственно, в этой фазе накачки пирамиды биткойна теневыми «капиталами» все более востребованными становятся разнообразные посреднические и терминальные технологии для оплаты розничных услуг и товаров – путешествий, отдыха, и просто взаимных расчетов владельцев «цифровых кошельков». Не говоря уже о технических и правовых способах защиты этих «кошельков» и «цифровых контрактов» от хакерских и просто криминальных взломов. Именно эти сервисы бурно развивались вместе с ростом бикойна. Они и представляют главный интерес для внедрения в легальную отрасль финтеха технологий блокчейна, очищенного от громоздких «соли и перца» виртуальных «золотых приисков».

Как и было сказано, в России уже создана ассоциация «Финтех» крупнейших околокремлевских банков, которые так же дружно вышли этим летом из дружного клубка Ассоциации российских банков. Для внедрения наработанных в проекте биткойна технологий защиты финансовых транзакций – внутренних и внешних по отношению к новой платежной платформе достаточно отбросить самую громоздкую и энергоемкую часть «майнинга». Потому что речь идет о защищенной цифровой версии вполне легального рубля, эмитируемого Центробанком.

В наступающей острой фазе мирового кризиса одной из главных задач всех центробанков как центров уже не столько эмиссии, сколько финконтроля – является минимизация не только теневых и «серых» оборотов, но вообще крупного и даже среднего наличного обращения. Потому, кстати, впервые за десятилетия печатают новые купюры номиналом меньше самой крупной. Внедрение защищенной платежной цифровой платформы, в которой отслеживаются и хранятся все транзакции – самый лучший инструмент для этих задач. Кроме того, как верно и радостно заметила в одном из интервью председатель ЦБ РФ, эта технология впервые дает возможность отследить все цепочки платежей в рамках проектного финансирования, исключить вывод средств на верхних и средних уровнях управления крупными инвестиционными проектами. Об этом же, но с другой стороны – создании такого учета производственных цепочек в рамках крупных госзаказов заявил недавно министр промышленности.

Можно к этому добавить еще одно финансово-политическое соображение. До сих пор строительство в России особо крупных инфраструктурных проектов в рамках так называемого ОПОП, он же НШП заметно тормозилось, несмотря на всю риторику и регулярные публичные объятия на саммитах БРИКС или ШОС. Не в последнюю очередь это связано с нежеланием Кремля, чтобы отраслевые и региональные элиты получили китайских товарищей в качестве кормильцев, а заодно и гонконгских банкиров как финансовых консультантов по выводу коррупционных средств. После внедрения защищенной системы безналичных платежей на основе блокчейна – такие проекты уже будут не так страшны для политического единства рассеянской элиты и целостности страны. И вот уже параллельно с платформой «Финтеха» и масштабным ИТ-проектом Сбербанка представлено давно лежавшее под сукном ТЭО высокоскоростной ж/д магистрали Берлин-Москва-Астана-Урумчи.

Глобальный проект биткойна является предреволюционным в финансово-политической сфере по тем же признакам, как поиски свободы и борьба с властным контролем будущих российских революционеров до 1917 года. Однако после кооптации во власть бывших подпольщиков, их защитников и кураторов – именно они начинают выстраивать намного более жесткую систему политического контроля и защиты своей власти, учитывающую свой собственный опыт борьбы с таким контролем и защиты своей собственной более сплоченной и надежной теневой сети.

Так и в наше время безграничная свобода сети биткойна является предвестником намного более жесткого ужесточения финансово-политического контроля, причем в таком же глобальном масштабе. Эпицентр этой финансово-политической революции и будущего революционного господства жесткого финконтроля находится там же, где и эпицентр мирового финансового кризиса – в Вашингтоне и Нью-Йорке. Движущие силы революции – на ближайшей к эпицентру периферии с центром обратной связи в Лондоне. Это как в русской революции – национальные окраины с центром в Киеве.

Революционный жесткий характер перемен в США и англосаксонском мире обусловлен необратимым расколом элит, потерявших ориентиры и прежнюю роль в этом мире. Что же касается России, то здесь власть и элиты более взаимосвязаны, а финансово-торговая ветвь элиты не является доминирующей. Поэтому глобальная финансово-политическая революция заденет черным крылом нашу страну лишь по касательной. Отраслевые, региональные, союзные по ЕАЭС и СНГ элиты сохранят значительный уровень влияния на Кремль, а финтеховская революция будет традиционно опричной, строго в рамках крупных проектов политического центра внутри федерального центра. Такая частичная «революция сверху», она же «культурная революция» продиктована резким изменением условий внешней торговли и валютной политики, при сохранении и даже упрочении политического единства.

Только не следует ожидать от такой финансово-политической культурной революции в России слишком быстрых результатов. Быстро только кошки родятся, и то слепые. Инновационный рывок в финтехе будет ограничен лишь текущими задачами политического выживания российской элиты в бурном кризисном мире, не больше того, но и не меньше. И лишь постепенно, в течение десятилетий внедренный в ядро системы ограниченные инновации окажут влияние на всю политико-экономическую культуру.

Что же касается судьбы биткойна, то его чрезмерная востребованность со стороны нуворишской клиентуры реакционных глобалистских кругов – является главным риском дальнейшего развития. США и подконтрольные им технологически «союзники» не могут не ввести существенно более жесткий финансовый контроль для купирования острой фазы мирового кризиса. Следовательно, выведенные и выводимые через биткойн теневые финансовые потоки окажутся в нем заперты, пусть даже будут бурно развиваться возможности тратить эти биткойны на «статусное» потребление и в «пузырях», чтобы сохранять обороты и привлекать новые теневые потоки. Это не может не вызвать резких колебаний курса после смены глобального финансово-политического режима в новом году.

Для финансовой пирамиды «внешнего биткойна» это, скорее всего, означало бы крах. Единственной реальной возможностью продлить революционный эксперимент и поддерживать влияние на элиты развивающихся стран со стороны уже не развивающихся – это ветвление и дробление изначального биткойна на несколько проектов. Такое ветвление на две криптовалюты уже произошло совсем недавно. Число производных криптовалютных деривативов тоже растет по экспоненте, и они с небольшой задержкой начинают лопаться. Тем не менее, одна-две ветви, напрямую происходящие от начального биткойна, всегда будут оставаться на плаву. Соответственно, вся вина за сгоревшие в остальных ветвях «сбережения» нуворишей и нуворишек будет не на разработчиках новых, «продвинутых» технологических ветвей, а не косных пользователях, которые не последовали за «диссидентами», а остались с большинством. Тем более что деловые медиа будут работать на этот сценарий постепенного ощипывания «глупых пингвинов».

Продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments