Previous Entry Share Next Entry
Крах евроцентризма / Arsenic
orang
vamoisej

Вот уже несколько столетий существует стереотип, что Европа олицетворяет прогресс, в противоположность Азии — символу ретроградства и отсталости. В одной соседней стране это вообще возведено в ранг национальной идеи.  Действительно, если посмотреть историю человечества за последние лет 300-400, то почти все величайшие открытия и изобретения делались в Европе (и США, которая тоже населена выходцами из Европы). Но если взглянуть шире, если взять историю за последние десять тысяч лет (за вычетом последних лет 500), то мы увидим совершенно другую картину. Оказывается, именно Азия всегда была локомотивом прогресса. В какой-то мере еще Северная Африка, граничащая с Азией через Суэцкий перешеек (в первую очередь, конечно, Египет). Европа же всегда была нищей, отсталой и голодной окраиной Евразии.

В Азии, на Плодородном полумесяце, произошла неолитическая революция (переход от охоты и собирательства к производящему хозяйству — земледелию и скотоводству), что радикально повысило эффективность экономики и стало первым шагом к цивилизации. В Азии изобрели керамическую посуду. В Азии научились плавить металлы — сначала бронзу (в Закавказье), потом и железо (в Малой Азии). В Азии изобрели колесо. В Азии появилась первая рисуночная письменность (примерно одновременно и независимо в Междуречье и в Китае), в Египте — первая настоящая иероглифическая письменность, а затем на ее основе был составлен алфавит. В Азии были построены первые ирригационные системы. В Азии появились первые города, а потом и государства. За две тысячи лет до нашей эры в Азии и северной Африке уже существовали ранние государства: Египет, первые цивилизации Междуречья, Индии и Китая. В Европе в это время только самый юг, территории будущей Греции и Рима, кое-как освоили бронзу (переняв технологию с Ближнего востока). На всей остальной территории Европы к этому времени уже освоили земледелие и керамику (позаимствовав эти технологии опять же с Ближнего востока), но орудия по прежнему использовали только каменные.


В Азии зародились все мировые религии, но Азия же является и родиной науки. Фалес Милетский, основатель первой греческой философской школы и основатель современной науки как таковой (как метод познания, основанный на доказательствах, а не на вере), жил в азиатской части Греции, в Малой Азии. Крупнейшим научным центром древнего мира была Александрия Египетская: здесь располагалась крупнейшая библиотека своего времени, с которой связано множество знаменитых ученых: одним из хранителей библиотеки был Эратосфен, там же получали образование Архимед, Герон и Евклид. В Вавилоне зародилась астрология, позже уже в Греции такие великие ученые как Гиппарх (родился в Малой Азии) и Птолемей (в Египте) превратили ее в строгую науку — астрономию. Они, в частности, составили первый в истории звездный каталог, превзойти точность которого удалось только Улугбеку в 15 веке (и, опять же, в Азии), а первым европейцем, составившим звездный каталог, стал Тихо Браге аж в конце 16 века. Европа здесь отстала от Азии более чем на полтора тысячелетия. Практически все средневековье, вплоть до Коперника, астрономия развивалась почти исключительно на Востоке, персидскими и арабскими астрономами. Так, арабский астроном Аль-Баттани, живший в конце 9 — начале 10 века, вычислил продолжительность солнечного года с погрешностью всего 24 секунды, другой арабский астроном Ибн Юнус, живший столетием позже, в конце 10 века, открыл вековое ускорение Луны (это помимо прочих их достижений в астрономии и математике). Календарь, составленный Омаром Хайямом в 11 веке, был точнее, чем григорианский, введенный на полтысячи лет позже.

Математика, как наука, в средневековье развивалась тоже в основном в Азии. Цифры, которые мы называем арабскими, изобретены в Индии, и затем были по достоинству оценены великим арабским математиком 9 века аль-Хорезми, который также является основателем алгебры (само название "алгебра" происходит от сокращенного и искаженного названия книги аль-Хорезми "Китаб аль-джебр ва-ль-мукабала", а от имени математика происходит слово "алгоритм"). Применение позиционной системы счисления привело к радикальному упрощению расчетов (между тем, хотя европейцы познакомились с арабскими цифрами еще в 12 веке, но массово перешли на них только в конце средневековья, а до этого мучились с римскими цифрами). Арабский математик 9 века Аль-Кинди описал метод частотного криптоанализа, Ибн аль-Хайсам считается отцом оптики. Впрочем, одно только перечисление средневековых арабских ученых и их основных достижений потянет на длинную статью.

Вплоть до позднего средневековья Европа в плане научно-технического прогресса плелась далеко в хвосте мировой цивилизации. В Персии творили Авиценна и Омар Хайям, в Китае изобрели порох, бумагу, книгопечатание и компас, китайский флот 15 века был на порядок совершеннее европейского, китайская «колесница указывающая на юг» — одно из самых сложный устройств средневековья, китайские и индийские математики вычисляли число Пи с точностью, которую европейцы превзойдут только в Новое время. А в это время европейские схоласты выдумывали шизофренические «доказательства существования Бога» и решали безумно важные для человечества вопросы, вроде того, сколько ангелов может уместиться на острие иглы, или «есть ли у принципиального крота принципиальные глаза».

Но как же произошло, что в Новое время Европа так вырвалась вперед? Ответ прост: Великие географические открытия. Открытие и разграбление богатейших земель Нового света дало Европе мощнейший приток ресурсов (золото вывозили из Америки галеонами!). А затем сработал эффект положительной обратной связи: приток ресурсов позволил европейцам не только ускорить прогресс, но и больше тратить на вооруженные силы, что позволяло порабощать все новые и новые земли, а это давало еще больше ресурсов и т.д. Все это привело быстрому закабалению мира и колоссальному скачку прогресса в Европе. К 18 веку Европа поработила весь Новый свет, и при этом обогнала и перегнала по развитию и Китай, и Индию, и Персию, и арабские страны, что позволило в дальнейшем подмять под себя и эти древние цивилизации.

Разумеется, такое положение дел потребовало объяснений. И европейцы нашли объяснение в расизме: якобы, белая раса самая совершенная, а потому имеет право владеть всем миром, а остальные обязаны подчиняться, и тогда европейцы, так уж и быть, разрешат им занимать место под солнцем. Сейчас расизм звучит как ругательство, но еще в 19 веке это было абсолютно общепринятое учение, разделяемое даже самыми образованными людьми (например, Дарвин, хотя и резко выступал против рабства, тем не менее нисколько не сомневался в существовании низших рас, точно также как и американские борцы против рабства времен войны Севера и Юга). Сейчас расизм не в чести, но евроцентризм не только никуда не делся, более того: он является краеугольным камнем самосознания практически любого европейца, главный догмат его религии, даже если сам носитель этого не осознает. Это видно буквально в каждой мелочи: например в Западной Европе и и бывших английских колониях считают что в мире существует не шесть континентов, в семь: Европа считается отдельным континентом (именно континентом, а не частью света!) хотя никаких научных оснований этому нет. Европа никогда не была отдельным континентом. Гораздо больше оснований считать отдельным континентом Индию — полуостров Индостан более 40 миллионов лет был островом, дрейфуя в Индийском океане, пока не врезался в Евразию. Но индийцы не считают свой полуостров отдельным континентом.

Эту особенность европейского мышления обязательно надо учитывать при изучении истории, потому что евроцентризм не позволяет европейским и большинству отечественных историков давать объективную картину. Они любят, например, всячески подчеркивать жестокость и коварство азиатских правителей: Темучина (больше известного как Чингисхан), Тимура (больше известного как Тамерлан) и т.д. Но на самом деле, если сравнить их деяния с современными им европейскими коллегами, то никакой особенной, выходящий из ряда вон жестокости мы не увидим. В то время как Чингисхан сколачивал свою империю, европейские «благородные рыцари» в ходе крестовых походов топили в крови Палестину и Лангедок. Во времена Тимура, который любил складывать пирамиды из вражеских отрубленных голов (чем вдохновил Верещагина на картину «Апофеоз войны»), в Европе бушевала Столетняя война. Эту войну часто приводят в пример как образец благородной средневековой войны, когда противники даже к своим пленникам относились со всем возможным уважением. Но, как показал Шон Макглинн в книге "Узаконенная жестокость", стереотип о благородных рыцарях — это не более чем миф, созданный в позднее средневековье (в частности, к созданию этого мифа приложил руку английский поэт Джефри Чосер). Случаи благородства, конечно, бывали, но они потому и запоминались на века, что представляли собой редкое исключение. Да, рыцари предпочитали не убивать противника, а брать в плен, но вовсе не из гуманизма, а исключительно из шкурных интересов: за богатого пленника могли дать щедрый выкуп. Но, во-первых, ничего специфически европейского тут не было: точно также поступали и арабы, и турки, и татары. Во-вторых, такое было далеко не всегда: если возможности получить выкуп не было, пленников убивали без всяких колебаний. Например, в битве под Азенкуром во время Столетней войны, в ходе неудачной атаки полторы тысячи французских рыцарей попали в плен. Не имея возможности охранять такое количество пленных и опасаясь новой атаки, Генрих V приказал казнить пленников. Интересно, что хроники с обеих сторон, подробно описывающие это выдающееся сражение, никак особо не осуждают эту резню, из чего видно, что такое поведение не считалось чем-то ненормальным. И в-третьих, подобный гуманизм имел место только между самими рыцарями, которых в любой армии было меньшинство. Простолюдинов же рыцари вообще за людей не считали, и в плен не брали. Для простолюдинов закон был простой: успел унести ноги — хорошо, не успел — зарежут как свинью. Впрочем, простолюдины платили рыцарям той же монетой, и если была такая возможность, резали их без всяких рассуждений, понимая, что выкупа им в любом случае не видать.

Сама Столетняя война началась с того, что английский король Эдуард III высадился в Нормандии и разграбил и уничтожил несколько городов вместе со всем населением (в одном только Кане было перебито не меньше 2500 мирных жителей). Его сын Эдуард с говорящим прозвищем Черный принц не отставал от отца: взяв в 1370 г. город Лимож, он, взбешенный упорством защитников, приказал перебить всех его жителей — три тысячи человек. Вообще, во время всей войны стандартной тактикой англичан было высадиться где-нибудь на материке, и, пока французы собирают войска, пройтись по стране, убивая и грабя всех, кто не успел сбежать, и сжигая все, что не удалось унести с собой.

Но это все были детские шалости, по настоящему европейцы развернулись через пару веков, после Реформации и последовавшей за ними серии религиозных войн, где счет жертв шел уже на сотни тысяч (так, за одну только Варфоломеевскую ночь было перебито 30 тыс. человек, а во время Нидерландской революции — фактически, религиозной войны между католической Испанией и протестантскими Нидерландами — было уничтожено не менее ста тысяч человек). Ну а если вспомнить что вытворяли европейцы в колониях — тут вообще Чингисхан вместе с Тохтамышем и Тимуром будут выглядеть невинными младенцами.

Кстати говоря, тезису о том, что «Европа это свобода и всевозможные права человека, а Азия — это рабство и тирания» категорически противоречит тот факт, что именно Европа была родиной фашизма и нацизма. Правда, защитники Европы на это обычно отвечают, что мол фашизм — это исключение, досадный зигзаг истории, а так вообще Европа хорошая и демократическая. Но это опять же миф. Гитлер не был  изобретателем расовой теории, как я уже писал, расизм был абсолютно общепринят в Европе и США еще в 19 веке. Гитлер отличался от остальных европейских правителей только тем, что попытался применить европейские методы в самой Европе, что было расценено как моветон: остальные европейцы делать такое у себя дома все же стеснялись, но зато в колониях отрывались по полной программе. Англичане и французы после Опиумных войн подсадили Китай на наркотики, заставляя миллионы людей работать за дозу (точное число жертв этой принудительной наркомании вряд ли когда-нибудь будет установлено, но по самым скромным оценкам счет идет на миллионы), англичане зверски подавили восстание сипаев в Индии, они же первыми построили концлагеря во время англо-бурской войны в Южной Африке. В США еще и в конце 19 века можно было получить денежное вознаграждение за скальп индейца — до такого цинизма даже нацисты не опускались. Даже Бельгия, которая сейчас представляется сугубо мирной страной, в конце 19 веке установила жесточайший колониальный режим в Бельгийском Конго, уничтожив половину населения — 15 миллионов человек! Гитлеру до этого рекорда далеко.

А в России евроцентризм породил западничество — учение о том, что Запад, Европа — суть прогресс и процветание, а Восток, Азия — отсталость и мракобесие. Российское западничество родилось как типичный карго-культ. Молодой Петр I (а ему тогда было всего 25 лет) съездил в Европу, посмотрел на красивую жизнь, но построить правильную причинно-следственную связь не смог, как не могли ее построить полинезийские туземцы, которые видели, как самолеты привозят белым всякие ништяки. И вывод сделал, точно такой же, как те туземцы: для того что бы так же красиво жить, надо выполнять некие обряды, которые выполняют европейцы (но смысл которых для дикаря абсолютно непонятен): брить бороды, носить европейскую одежду, строить камины и голландки вместо русских печей (это в нашем-то климате!) и т.д. И иностранных слов побольше, побольше! Приказы переименуем в министерства, дьяков — в министров, сразу коррупцию победим! Результат был немного предсказуем: коррупция не исчезла, а наоборот, расцвела пышным цветом, большая часть реформ закончилась ничем, а отставание от Европы не сократилось, а увеличилось. Замечу, за 300 лет западники ничуть не изменились, так и остались зачарованными дикарями, даже такое же пристрастие к иностранным заимствованием сохранили. Только теперь слова заимствуют не из голландского или немецкого, а из английского.

Но если в восемнадцатом, девятнадцатом, и даже первой половине двадцатого века евроцентризм и западничество хотя бы имели какое-то обоснование, то сейчас, в двадцать первом веке, они выглядят просто смешно. Слом колониальной системы после Второй мировой войны привел к освобождению стран третьего мира (Запад не то что бы совсем перестал их грабить, но вынужден был перейти к более тонким методам), и разрыв между Западом и Востоком стал стремительно сокращаться. В 60-е годы произошло "японское чудо" — Япония, которая только что вылезла из феодализма, к тому же страшно разоренная после второй мировой войны, внезапно стала развитой, высокотехнологичной державой, выйдя на второе место по ВВП в мире (уступая только США). Затем подтянулись и другие страны юго-восточной Азии: Южная Корея, Сингапур, Китай (который пару лет назад стал первой экономикой мира). И это еще не проснулась Индия, которая по населению уже почти сравнялась с Китаем. Как-то плавно и незаметно именно Азия стала экономическим и технологическим лидером. Китай — лидер мирового производства, причем не только низкотехнологичной продукции вроде железа, алюминия и других металлов, цемента, угля, электроэнергии и различного ширпотреба, но и высокотехнологичной: автомобилей (вдвое больше, чем США и в полтора раза больше, чем весь Евросоюз), станков, почти всего компьютерного железа, смартфонов. Китай — мировой лидер по использованию возобновляемой энергии. В Японии построена первая в мире скоростная железная дорога Синкансэн, а сейчас мировым лидером в высокоскоростном железнодорожном транспорте является Китай (там действует больше половины всех мировых дорог со скоростью выше 250 км/ч, и еще огромное количество строится), в Китае работает первый и пока единственный в мире коммерческий маглев. В Азии раньше, чем в Европе и США внедрили оплату смартфоном, через QR-коды и по отпечатку пальца. Самые технологически продвинутые метрополитены мира — Сеульское и Токийское, ни одно европейское или американское и рядом не стояло.

Так до каких же пор мы будем смотреть на Европу, как индейцы на белых колонизаторов? Запад — это не светоч демократии, не средоточие прогресса, не сияющий град на холме — это всего лишь удачливый бандит, который сказочно разбогател грабежом на большой дороге, а потом остепенился, переоделся в деловой костюм, но на всякий случай держит кастет в кармане пиджака, и при случае всегда готов раскроить череп зазевавшемуся прохожему. Может быть, пора вспомнить, что 4/5 территории России находится в Азии, и попытаться строить отношения с по настоящему  цивилизованным миром, а не потомками древних варваров?



  • 1
Забавная пропаганда.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account