Previous Entry Share Next Entry
Полоцк наш! 5 фактов о величайшем военном триумфе Ивана Грозного / Константин Кудряшов
orang
vamoisej

Константин Кудряшов
Один из крупнейших городов Восточной Европы продержался против войск Ивана Грозного всего лишь 16 дней. В этом — целиком и полностью заслуга первого русского царя, внедрявшего инновационный подход в военное дело.

455 лет назад, 15 февраля 1563 г. Европа замерла в оцепенении. Одно из самых крупных и сильных государств её восточных пределов было поставлено на грань гибели. Наводившее некогда на соседей трепет Великое княжество Литовское, раскинувшееся от Балтики до Чёрного моря, внезапно оказалось слабым и беспомощным. Сделал его таким русский царь Иван IV с помощью одного-единственного, но зато беспроигрышного хода. В результате краткой осады им был взят город Полоцк.

Для большинства наших соотечественников основным источником исторических знаний о деяниях Ивана IV Грозного до сих пор является кинокомедия «Иван Васильевич меняет профессию». В частности, все военные успехи первого русского царя укладываются там в одну фразу, ставшую своего рода мемом: «Казань брал... Астрахань брал... Ревель брал... Шпака... н-не брал!»

В кино она забавна и уместна. Но абсолютно неверна. Во-первых, Ревель, то есть современный Таллин, Иван Грозный действительно брал. В 1577 г. Но — недобрал. Осаду с города сняли и убрались восвояси. Во-вторых, реальный Иван IV на первое место среди своих военных триумфов со стопроцентной вероятностью поставил бы не Казань, а Полоцк. В силу целого ряда причин.

1. Личный вклад

Во время взятия Казани царю было 22 года. Его реальный боевой опыт был близок к нулю. По большому счёту, честь покорения столицы опаснейшего восточного врага России принадлежала не столько самому Ивану, сколько его воеводам. Среди которых весьма видное место занимает князь Андрей Курбский — в будущем предатель и личный недруг царя. Между прочим, он впоследствии не стеснялся перетягивать одеяло на себя, заявляя, что самые важные решения царь принимал не самостоятельно, а только «по слову своих сенаторов и стратегов». Сомнительный повод для царёвой гордости.

Не то — Полоцк. Вся операция — от замысла до исполнения — дело целиком и полностью его рук. Включая работу разведок, анализ политической ситуации и даже логистику. Царь спланировал и осуществил всё. В процессе подготовки операции была даже проведена «оптимизация» высшего комсостава — из военного окружения царя путём казней и опал были выведены виднейшие полководцы прежних лет. По сути, Иван IV — где правдами, а где и репрессиями — расчистил себе дорогу в «главные стратеги». И остался в гордом одиночестве.

2. Резонанс

Взятие Полоцка взметнуло в Европе серьёзную пропагандистскую волну. Уже 9 марта издатель Николас Кнорре выпускает в Нюрнберге первый информационный листок: «Правдивое описание, как большой торговый город Полоцк, принадлежавший Литве, завоеван и захвачен Московитом 15 февраля нынешнего 63 года». Учитывая тогдашнюю скорость распространения информации, можно сказать, что общеевропейский хайп на тему «Царь Иван на пороге, мы все умрём» начался буквально сразу же. И находился в условном новостном топе довольно долго. Немцы были первыми, потом подсуетились в Польше, в Австрии, во Франции и даже в Италии. Причём чем дальше от места событий, тем больше «кровавых подробностей» отмечали авторы. Итальянское известие вообще озаглавили без затей: «Правдивая и страшная газета про ужасного врага Московита»





3. Масштаб

Полоцк был богат, многолюден, занимал стратегически важную позицию. И, кроме всего прочего, по факту действительно являлся «вотчиной» князей Московского дома. Во всяком случае, отец Ивана Грозного князь Василий III безуспешно пытался взять Полоцк как минимум четыре (!) раза. Одно это делало завоевание города вопросом государственного престижа.

Иван Грозный привёл под стены Полоцка серьёзные силы. Европейские «листки» заявляли о «московитской орде» численностью в 200, а то и в 300 тысяч человек. Это обычная ложь — то ли по злому умыслу, то ли просто со страху. На самом деле у Полоцка было около 20 тысяч дворянского ополчения и 12-15 тысяч стрельцов. По европейским меркам того времени — вполне нормальное, не чрезмерное войско. Другое дело, что к ним было приписано 80 тысяч человек «посохи». Которые непосредственно в боевых действиях не участвовали. Зачем они были нужны?

4. Скорость

Известный по роману Дюма «Три мушкетёра» кардинал Ришельё справедливо полагал венцом своей военной карьеры и вообще одним из главных дел жизни взятие протестантской крепости Ла-Рошель. Этой операции рукоплескала вся Европа — она считалась эталоном того, как надо брать укреплённые города. Правда, кардинал, приведя к стенам Ла-Рошели 30 тысяч человек и 48 орудий, колупался там в течение 13 месяцев.

Иван Грозный за 65 лет до этого «образца» показал по-настоящему высокий класс операций такого рода. Осада Полоцка длилась всего лишь 16 дней. В немалой степени этому способствовала та самая «посоха». 80 тысяч мужиков, которые даже и ружья в руках не держали.

Зато держали другое. Собрав войско в Великих Луках, Иван Грозный двинулся к Полоцку в сопровождении многочисленных обозов «посохи», тяжко нагруженных брёвнами, а также мешками с песком и с землёй. Опять возникает вопрос — зачем?

5. Инновации

Чтобы осадная артиллерия была мало-мальски эффективна, её следовало подвести к стенам города как можно ближе. Это можно сделать, только выстроив осадные башни — деревоземляные конструкции, способные защитить пушки от вражеского огня.

Добывать дерево в окрестностях осаждённого города — терять драгоценное время. Копать там же промёрзшую насквозь землю в январе-феврале — потеря времени двойная, а то и тройная. Так можно дождаться не ключей от города, а удара в тыл и позорного поражения.

Иван Грозный рассчитал правильно. Весь материал был изготовлен загодя. 80 тысяч мужиков привезли его к стенам и в момент соорудили осадные башни.

Вот тогда только заговорили русские орудия. Не 48 пушек кардинала Ришелье, а 200 стволов отборной русской артиллерии, метавшей ядра «по двадцати пудов, размером человеку в пояс». Десять дней работы московских пушкарей. 20% снесённых начисто городских укреплений. Кошмар коменданта крепости Станислава Довойны. Капитуляция гарнизона. Один из крупнейших городов Восточной Европы пал за две недели.

К слову, русские потери во время осады Полоцка тоже могут быть занесены в какую-нибудь книгу рекордов. 66 стрельцов. 15 «детей боярских». 1 казацкий голова. 4 пеших ратника. Всего — 86 человек.

ИСТОЧНИК

?

Log in

No account? Create an account