?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Всегда настороженно относился к Дугину, но сейчас согласен(почти во всем)
orang
vamoisej
Александр Дугин: Мы стремительно летим в чёрную дыру.
https://www.youtube.com/watch?v=JjzPm6o0PRQ

Сегодня люди начинают почёсываться относительно того, что же происходит у нас в политике.  Самое общее мнение, как я заметил, это недоумение.

То есть, если люди что-то понимали, они перестали понимать, те кто не понимал, так ничего и не понимают. Всё хорошо, как бы что-то идёт, и ладно. Но на самом деле, конечно, на мой взгляд, говорить об этом чрезвычайно трудно. Сразу могу сказать, что есть вещи, о которых я стараюсь вообще не говорить. Но уж, совсем не говорить не получится, поэтому выскажу ряд довольно обрывочных, простите Христа ради, соображений по поводу того, что происходит.


На мой взгляд, в стране принципиально всё очень-очень плохо. Плохо, потому что не хорошо. То есть не плохо, потому что плохо, а потому что ничего хорошего в российской политике нет. И самое главное, что чем ближе этот шестилетний следующий период нашего бессменного президента, тем меньше надежд.

Ладно бы, что-то в реальности, в настоящем плохо, но надежды нет. Была, а её больше нет.

У либералов, естественно, давно никакой надежды нет, у них есть только надежда, когда же это всё кончится, чтобы перейти к следующему этапу развала России. Им говорят: подождите, не всё плохо, терпите, всё будет нормально, вы только дождитесь. И либералы  ждут, плюются, самые нервные выходят на площадь, возмущаются, а большинство сидит спокойно, сидит уютно, и ждёт, когда наконец-то этот путинский кошмар, для них кошмар, закончится.

Но что русский народ? Что наше большинство? Что большой народ? А ему говорят: вы ждите или не ждите, вы вообще никакого отношения к происходящему не имеете. Вот вам порцию совершенно гнилого такого патриотического симулякра и довольствуетесь вот этими совершенно безобразными подделками под патриотизм, которыми полны каналы, от которых уже становится стыдно быть патриотом.

Потому что это позорище. То, как сегодня нашу национальную идею и политические ценности защищает наше государство, это позорище.

Недавно один политолог, Михаил Делягин, написал статью, мне очень понравилось название: «Наше государство кажется сошло с ума». У меня точно такое же ощущение. Именно такое же предварительное ощущение. Я не могу сказать, что государство сошло с ума, потому что я не очень себе представляют, что такое ум государственный, и уж по крайней мере, явно никакого государственного ума в нашей политике близко не лежало. С чего там сходить.

Но тем не менее, тем не менее ощущение именно такое, что распадается система, что нет не только настоящего, ладно можно было потерпеть. Ну нет и нет, мало ли у нас было тяжёлых времён в истории.

Но нет никакой перспективы для будущего. Если у либералов она есть, что это рухнет, то у нас нет, потому что, если рухнет, будет только хуже. То есть на что нам надеяться? Что это рухнет? То, что есть - рухнет? Ну и что? Мы возвращаемся в ельцинские, горбачёвские времена. А если это не рухнет, ещё будет как-то так вот худо-бедно перевалить ещё там, сколько бог даст жизни бессмертному президенту, ещё как-то там с пятого на десятое дальше тащиться, ну это же смертельная тоска, то что происходит. Просто тоска смертельная. Ничего не происходит ни в чём.

И это, конечно, для русского человека грустно, потому что за такое голосовать невозможно, а против тем более невозможно. Ну и как бы по цирку в целом, балаганный характер происходящего тоже на лицо. Это очень расстраивает.

Действительно, видно, что государство не в своём уме явно. Но есть ли оно, или нет, но оно всё больше и больше присутствуют, всё больше и больше давит, и всё более и более это давление становится бессмысленным и противоречивым.

Чёрные времена, друзья мои, чёрные времена. Не знаю, как, чем, это разрешится.

В русской истории всё непредсказуемо, скажет Александр Проханов. Что чем глупее, тем умнее, чем более отвратительно, всё распадается, тем больше всё быстро начнёт собираться в новую в новую метафизическую конструкцию и лететь куда-то в непонятные чёрные дыры неизведанной вселенной. В эти чёрные дыры, мне кажется, мы уже летим стремительно, не разделяю я оптимизма Александра Андреевича, хотя он замечательный человек, мой близкий друг, но у меня нет такого ощущения, что чем хуже тем лучше. В этом есть уже что-то совсем уж гиперпарадоксальное. Может быть, так оно было бы счастье, чтобы ещё пару шагов в том же направлении, в котором мы с вами движемся, и дно будет достигнуто. Но ведь не скажешь, оно давно достигнуто и мы его давно пробили, куда ещё ниже.

Но всё меняется, стоит только сесть на самолёт и перелететь границу Российской Федерации, желательно в направлении запада.

Как только мы оказываемся за пределами воздушного пространства России, всё далеко не плохо, не так плохо. Мы смотрим на Европу, на Америку, на весь западный мир: падение, гниение, бездна вырождения, маразм окончательный, потеря всякого логоса, потеря культуры, потеря суверенитета, новый тоталитаризм политкорректных либералов, феминисток, гендерной идеологии, банды соросов… Там madmax уже наступил.

И смотришь оттуда, с той стороны воздушного от России пространства или приземлившись в каком-нибудь аэропорту европейском, смотришь: какая у нас крутая страна, какой у нас президент молодец, какое государство! Как мы им в Сирии показали, как Крым наш! Замечательно!

Но эта настоящая гордость за Россию и настоящее ощущение того, что Россия есть, оно возникает только за пределом России. Стоит только пересечь в обратном направлении границу Российской Федерации, попасть в воздушное пространство, всё как-то тут же меняется. Потому что сразу возникает ощущение, что идеологии нет, духа нет, экономика на ладан дышит, какое-то зверство либералов в правительстве, полный развал культуры, образования и науки. Вообще ничего нету просто.

Царит какая-то чудовищная лживость, причём, эта лживость настолько уже завралась, что уже её невозможно разрулить. Вот иногда люди врут, они скрывают правду, а иногда люди врут, когда они правды не знают. Так вот, сейчас правда настолько далеко где-то исчезла за горизонтом, что мы даже не знаем, в каком направлении она была когда-то, потому что это море лжи, океан лжи. И всё опять становится безысходным, и дно пробивается всё глубже и глубже.

Вот такой парадокс.

Естественно, что делать, за кого голосовать, как быть в этой ситуации, я просто не могу сказать, не беру на себя ответственность. Я как-то всегда знал, что надо делать, независимо от того, следовали ли моим советам и рекомендациям те или иные силы политические или лидеры, я всегда представлял, что делать. А сейчас - нет, вот честно говорю, нет, не знаю. Я даже не понимаю, что с этим кошмаром, который не такой уж и  кошмар, если посмотреть за пределы воздушного пространства Российской Федерации, что с этим кошмаром делать. И меня, и нас вообще не понимают, мы уже сами себя не понимаем. Здесь меня не понимают, там меня не понимают.

То, за что Путина проклинают либералы-западники, мы за это его хвалим. Но мы его начинаем проклинать за что-то другое, просто проклинать. За что-то другое. За полное отсутствие того, что нам надо. По большому счёту, это же пол-дела, всё время пол-дела, всё время пол-стакана, всё время наполовину одно и наполовину другое. Такое впечатление, что это не уже не маскировка, не как бы привычка старого разведчика вечно скрывать, это уже просто как биполярное расстройство, потому что одна рука делает прямо противоположное тому, что другая делает, это во внутренней политике.

А вовне всё замечательно! Крымнаш, Россия выдерживает санкции, нас не побороть силой, нас не сломить!

Вот в этом странном состоянии мы застыли. Поэтому никаких рекомендаций у меня нет, кроме одной.

Я думаю, что нам надо немного отстраниться от государства. Это государство сошло с ума. Дело в том, что если мы не хотим сойти с ума, если мы уже давно не сошли с ума, я имею ввиду общество, то мы должны как-то от него немножко отслоиться. То есть заняться нашей культурой, нашим духом, наши мышлением, нашим русским логосом. Немного параллельно от государства. Если угодно, нам надо немного повзрослеть. Вот с этическими функциями, с патриархальными, патерналистскими функциями, наше нынешнее государство категорически не справляется. Это всё ещё отец, но это отец, который обучать нас не способен. Он что-то на себе держит, но это уже не авторитет, это не некий указывающий нам путь рулевой. То есть, учить он нас не намерен. Он нас, по сути дела, строго говоря, бросил. Мы не будем его ругать, не будем его проклинать, нам надо остановиться на собственные ноги.

Как это будет происходить, как нашему инфантильному русскому обществу, которое в царя-батюшку так искренне верит, как ему с этим быть, я вообще не представляю, это совсем новое для нас амплуа. Мы фактически на глазах сиротеем, потому что тот отец батюшка, царь-батюшка, который должен быть по-настоящему отцом, он нас воспитывать, он нас превращать в полноценный народ, он помогать нам раскрыться, вздохнуть, взлететь, утвердить себя - не намерен. Что с этим делом делать, я не знаю.

Пора взрослеть как бы параллельно государству, помимо государства. Ну сошло оно с ума, не надо его в этом обвинять. Но дело в том, что верить в это или не верить, свергать его или его поддерживать, оба выбора абсолютно ложные. Поэтому я делаю только одно: сосредоточиться на себе, на своём собственном народе, на собственной традиции, как бы параллельно государству. Ну не хочет оно идеологи, мы и сами будем разрабатывать, не хочет оно нас образовывать, сами возьмём образование в свои руки, не хочет просвещать, хочет куда-то в бездну сталкивать, благодаря культурной политике, будем из неё выкарабкиваться. И опора на собственные силы. Я прекрасно понимаю насколько абсурдно и нереалистично это звучит в случае нашего народа, который такого опыта не имеет. Но если мы хотим сохраниться в истории, если мы хотим быть и дальше как русский народ, мы этот навык, опору на собственные силы, на собственную субъектность, мы его вопреки всему должны обрести. Помимо государства. Не вопреки государству, не вместе уже с государством, которое сошло с ума, а помимо, параллельно. Нам надо создавать некую параллельную общность, параллельное общество, общество русское, общество как таковое. Со своей системой координат, со своими авторитетами, со своей субъектностью.