?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Какие "драконы" нам нужны?
orang
vamoisej

Сергей Васильев      Надеюсь, что уже достигнут некий общественный консенсус, в соответствии с которым современная модель экономики представляет собой разбалансированную в хлам, оторванную от реальности, субстанцию, накачанную, как наркоман, эмиссионными инъекциями, которые, тем не менее, никак не конвертируются ни в комфорт для граждан, ни в безопасность для государства, ни даже в икону под названием ВВП, которая, несмотря на все заклинания и шаманские танцы с бубнами, не-растёт-не-ловится.

Деньгоцентричность, как и любое язычество, привело к тому, к чему ни могла не привести слепая вера в универсальность божества - к замене реальности, где присутствуют заводы, пароходы, люди и их интересы, на виртуальную картинку, где существуют только цены и маржа, причём второе важнее, чем первое.

То есть что произошло, более-менее ясно. Гораздо менее понятно, что со всем этим делать и каким будет выход из данной ситуации. У меня есть собственное предположение на этот счет, и оно несколько отличается от стандартных предположений средневзвешенных политологов и среднеопущенных оппозиционеров. Потому что та же деньгоцентричность - это только симптом, а причина гораздо глубже и шире, чем просто проблема мер и весов.

Трансанциональные корпорации - Национальные государства -  1:0

Перелом 20го-21го столетий ознаменовался повсеместной победой транснациональных корпораций, которые так или иначе подмяли под свои интересы госаппарат. В США - через диктат посредством собственного независимого эмиссионного центра - ФРС. В России - традиционно срастившись с государственным аппаратом в симбиоз, где уже невозможно определить, то ли транскорпы принадлежит государству, то ли государство - транскорпам. К слову - определять и не надо, ибо это один дракон, просто с некоторым количеством голов, каждая из которых имеет свой интерфейс, растущий из общего тела.

Это не хорошо и не плохо - это данность. Свершившийся факт. Все геополитические конфликты, которые мы сейчас наблюдаем, хоть и маскируются под защиту национальных интересов, на самом деле преследуют защиту прежде всего интересов транскорпов.  И конфликты, которые выглядят, как национальные или религиозные на самом деле являются конфликтами интересов различных ТНК.

Современный кризис, как отражение корпоративных конфликтов.

Самую активную позицию занимают финансовые транскорпы, венцом творения которых является  эмитент мировых денег. Финансовые ТНК (в дальшейшем - фининтерн) в существующей модели всё устраивает. Деньгоцентричность - это их проект, потому что деньги - их товар. А этой системе соревноваться с фининтерном -  то же самое что с Попандопуло из “Свадьбы в Малиновке” выяснять - у кого получится быстрее - у вас - деньги заработать ли ему - нарисовать.

Все остальные, нефинансовые ТНК, тараном которых являются сырьевики, пытаются хоть как-то потеснить "царя горы". Неприязнь к финансистам у остальных капиталистов (простите за каламбур) родилась не вчера. Как писал о них ещё Генри Форд:

Банкиры играют в промышленности слишком большую роль. Тайно это признало большинство деловых людей. Открыто это признается редко из страха перед банкирами. Легче заработать состояние денежными комбинациями, чем производственной работой. Удачливый банкир, в среднем, менее умен и дальнозорок, чем удачливый предприниматель, и все-таки банкир практически господствует в обществе над предпринимателем посредством господства над кредитом.”
..
“Банкир, в силу своей подготовки, и, прежде всего, по своему положению совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности.
Поэтому не является ли тот факт, что владыки кредита достигли за последнее время огромной власти, симптомом, что в нашей финансовой системе что-то гнило.

Форс-мажор против всех.

 Система действительно подгнила, об этом уже никто не спорит, потому и кризис наызывается системным. Надо отказываться от необеспеченных денег, но как, если практически все деньги сегодня ничем не обеспечены? Фининтерн пытается удержать завоёванные позиции главнюка на этом "празднике жизни", действуя уже по принципу "так не доставайся же ты никому".  Горячая фаза этого конфликта, в которую постепенно засаывает европейский континент прекрасно иллюстрирует эти попытки. Но как всегда, у любой медали, есть две стороны.

Форс-мажор, который успешно генерировал все эти годы фининтерн, оказалсся обоюдоострым оружием. В режиме форс-мажора первым обесценивается человеческая жизнь, но одновременно с ней - бумажные и электронные деньги. И это прекрасно понимают нефинансовые корпорации, и это прекрасно понимают финансисты.

Государство  - от статуса статиста к статусу потерпевшего.

Я пока ни слова не сказал о таком институте, как государство.   Оно первое демонстрирует потрясающую беспомощность в сложившейся ситуации. Чтобы понять. почему так получилось, вспомним, что  государство, это просто группа лиц, занимающихся перераспределением ресурсов. А когда все эти ресурсы - собственность частных корпораций, государству остаётся или превращаться в корпорацию корпораций (с сырьевиками это более-менее получается - месторождения в оффшор не утащишь) или слепо следовать в фарватере интересов ТНК (как это происходит в отношениях США с финансистами)

То есть нынешний конфликт обладает двумя ярко выраженными особенностями:


  • Конфликт ведется транснациональными корпорациями за монопольное господство

  • Государства в этом конфликте играют явно несамостоятельную роль.

Резюмируем:


  1. Финансисты, используя собственный административный ресурс, организуют нестабильность на ограбляемых территориях, благодаря которым народ начинает активно скупать их основной товар - денежные знаки и их производные.

  2. Нефинансовые ТНК, по всем правилам восточных единоборств, доводят ситуацию от нестабильной до форс-мажорной, когда ценность финансов вообще падает до нуля, зато особую ценность приобретают товары нефинансового сектора, особенно те, которые обеспечивают жизнедеятельность.

  3. Между этими двумя огнями мечутся государственные деятели разных стран,  теряющие контроль над ситуацией по мере развития конфликта и не имеющие возможность адекватно на него реагировать, так как с одной стороны, не владеют напрямую ресурсами (только через ТНК) и с другой стороны - не имеют собственных прямых каналов связи с населением, от которого современная демократия эффективно и надежно отделила государство.

Ну вот что такого осталось у государства, чего нет у ТНК? Средства массовой информации и связь - полностью частные. ЧВК некоторых транскорпов вполне сопоставимы по подговке и численности армиям некоторых государств. Разведка-контрразведка  - аналогично. А понятия "свой полицейский", "свой-судья" и "свои политики" уже давно стали обыденным явлением, когда государственная служба является просто прикрытием другой, абсолютно частной и гораздо более доходной. Транскорпы, там, где считают нужным, принимают на себя и социальные функции, а именно лечат, учат, обеспечивают уход...

Кроме этого власть с ужасом обнаружила, что ТНК оказались гораздо больше самих государств. В первую очередь -  по бюджету. Во вторую очередь  - территориально. Национальное государство действут строго в рамках собственных границ. ТНК не ограничено ничем.  Оно вообще может находится вроде как тут, а реально - за тридевять земель, в теридевятом царстве, оффшорном государстве. Ну и как им прикажешь управлять? В ХХI веке в США с удивлением узнали, что краса и гордость американской экономики - такие как Оракл. Эйпл, Майкрософт, Хьюлет Паккард и другие - оказывается - совсем не американские... (http://www.vedomosti.ru/library/articles/2013/05/27/uklonenie_poamerikanski)

Растаскивание суверенитета по офисам - отнюдь не изобретение ХХI века.  Наоборот, ТНК гораздо старше национальных государств. Формирование и становление наций относят к временам кардинала Ришелье. А до этого никаких национальных государств не существовало. Территория Европы была лоскутным одеялом, где каждый феодал был сам себе государство, и одновременно - универсальным многопрофильным предприятием. И подданные этих разных феодальных государств жили вперемешку, развлекались и харчевались в одних и тех  же местах, часто говорили на одном языке. То есть всё, как сейчас, когда территория проживания ещё ничего не говорит о подданстве.

Простите за многословность.

Я так длинно и подробно - только для того, чтобы в конце резюмировать: национальное государство обречено всегда проигрывать транскорпам. Ярчайший пример - СССР, который выжил в битве один против всех - себе подобных, но погиб, столкнувшись с сетецентрической тактикой непрямого воздействия хозяев Федеральной резервной системы.

Выход, как в  фильме "Убить дракона: "Нашего дракона может победить только сам дракон, он ещё и  не таких побеждал...". То есть эффективно воевать с транскорпами могут только транскорпы, имеющие такое же сетецентрическое построение и не ограниченные ни международными договорами, ни национальными границами, но имеющие принципиально иные интересы, или, если цинично - принципиально иную "кормовую базу".

И они уже воюют, и достаточно эффективно. Российский топливно-энегетический комплекс достаточно эффективно защищает свои интересы, в том числе и за рубежом. Однако у него имеется один неизлечимый недостаток - ему даже даром не нужна вся территория страны. Нужны месторождения и маршруты транспортировки. Ну ещё офис... А всё остальное  наследие предков ТЭК в упор не видит и знать не желает. А значит - хоть ТЭК гораздо лучше для России, чем фининтерн, но всё равно, к сожалению, "не торт"

Какие транскорпы нам нужны?

Принцип территориальной целостности, регионального развития и даже имперской экспансии будут востребованы с момента становления тех корпораций, источником дохода которых является вся территория, а не её отдельные, напичканные минералами, огрызки. Оглядывая весь спектр современной коммерческой деятельности, лично  я вижу таких только среди тех, кто в своей основной деятельности имеет приставку "агро" и "военно". 

Только их "шкурный" интерес опирается на необходимость иметь развитую территорию и инфраструктуру не только в столице. Только они заточены под решение проблем глубинки. Только их долгосрочным интересам отвечает равномерное распределения населения и ресурсов и самое главное - рост этого населения. Они даже на адаптацию нетитульного мигранта смотрят философски - "не боишься работать на земле - значит наш". Да что там мигранты. Они способны, при наличии интереса, тихим сапом перебираться через любые национальные границы, присоединяя новые территории и их население в индивидуальном порядке - сегодня один хутор, завтра следующий...  И так "до полной победы революции в мировом масштабе"...