vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Валдай: Либеральный проект глобализации накрылся тазом, наступает эпоха анархии

alexsword     Некоторые отрывки из свежего годового отчета клуба "Валдай":


Современная международная политика и экономика пришли в состояние последовательной эрозии систем и порядков, выработанных за исторический период после середины XVII века. Причина всеобщей растерянности не в том, что деградируют институты и правила, знакомые нам с середины прошлого столетия (хотя и к ним удивительно прочно привыкли). Под сомнением оказываются более фундаментальные основы международного общения.

Идея об относительности суверенитета, которая стала порождением «либерального порядка» на этапе обретения им гегемонии, превратилась в идею абсолютности силы. Что, в общем, вполне закономерно. Относительно стабильным остаётся «железо» — правила ядерного сдерживания, хотя и они вскоре окажутся под сомнением. Процесс распространения ядерного оружия и средств его доставки необратим.

В своей истории человечество уже переживало такой период, и он закончился Великой войной 1914–1918 годов, получившей затем продолжение в мировой трагедии 1939–1945 годов. Сейчас есть ядерное оружие, которое в своём предельном выражении является оружием апокалипсиса и таким образом сдерживает взаимную агрессию обладающих им держав. Но ощущение — вероятно иллюзорное — военной безопасности, с одной стороны, и обострение конкурентной борьбы на всех уровнях, с другой, побуждают страны спешить с переделом сфер технологического и экономического влияния. Возникает феномен ускорения международных процессов. Неуправляемая конкуренция толкает к постоянному повышению ставок. Хотя большая война почти исключена, одновременно идёт несколько необъявленных войн — экономическая, технологическая, информационная.

Особенность сегодняшних конфликтов в том, что они начинаются и заканчиваются без объявления. Фактически происходят короткие рейдерские кампании, которые предпринимаются коалицией желающих или единичными странами на свой страх и риск. Случается, что эти «набеги» и «атаки» совершаются без ведома национальных правительств влиятельными группами или даже отдельными могущественными лицами. Зачастую возникает вопрос об атрибуции нападения — новый казус в международных отношениях, при этом остро конфликтогенный.

Дипломатия переживает кризис. Прохождение политических сигналов по дипломатической линии стало заметно хуже. Обмен ими перешёл на уровень СМИ (подчас в виде откровенного взаимного издевательства) и неофициальной дипломатии, когда доверенные эксперты или влиятельные отставники обладают более широкими возможностями для разговора с контрагентами и зондажа позиций. Участилось использование дипломатии для обмена чисто формальными официальными позициями, которые ни одна из сторон не воспринимает всерьёз.

Когда дипломаты молчат, говорят пушки — неутешительный парафраз известного выражения... Сложившаяся ситуация создаёт лишь иллюзию безопасности, что в свою очередь усугубляет риск, связанный с недопониманием, возможным просчётом, ошибкой маневрирования в стремительном потоке событий. Всё осложняется ещё и тем, что психология нового поколения принципиально отличается от установок той же холодной войны. Мысль о том, что глобальный конфликт будет равнозначен всеобщему уничтожению человечества, занимает все меньшее место в умах современных политиков и военных. Есть убеждение, что воевать можно — вопрос лишь в минимизации потерь и максимизации результатов.

Выяснение отношений на «периферии» или в отдельных критических точках стало средством силовой конкуренции. Сегодня подобный подход возрождается в новом качестве: он носит эклектичный и размытый характер, без явно оформленной биполярности. И всё же, несмотря на то, что локальные конфликты всё так же вряд ли способны перерасти в насилие глобального масштаба, риск большой войны зреет по мере наращивания потенциала военных машин за счёт новых технологий и усугубляющегося непонимания возможных последствий их применения.  Например, крупные и средние державы вполне в состоянии осуществить успешную кибератаку на объекты гражданской инфраструктуры. Возможен и обмен такими атаками, которые сами по себе способны стать поводом к военным действиям. Модернизация ядерных боеголовок и носителей повышает вероятность их использования для решения локальных задач, что снижает порог применения ядерного оружия. Ограниченный ядерный удар уже обсуждается в качестве превентивной меры.

Наступает период изменений такого масштаба, что их осмысление требует совершенно иного восприятия, отказа от устоявшихся догматов, сколь очевидными они бы ни казались. Первая мировая война уничтожила «старую добрую Европу», которая, разрушив систему существовавших ранее правил, сначала погрузилась в бездну конфликта, а потом просто утратила качества ведущего мирового игрока. Сегодня перемены по всем направлениям происходят ещё более глубокие.

Интеллектуальные баталии ведутся о том, каким станет будущий мировой порядок. Однако, на наш взгляд, вопрос надо ставить иначе: можно ли вообще назвать порядком наступающее состояние международной среды?

Риски растут для всех без исключения держав. Рациональное поведение предполагает умеренность и ответственный эгоизм — не позволить осыпаться той части «здания», в которой находишься ты сам. Но прежде всего рациональное поведение требует адекватного понимания происходящего.

Использованные источники: Полный текст доклада
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment