vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Category:

Феминизму в России пытаются придать силу закона

Ктулху жив      Феминистки всячески продавливают в России так называемый "закон о домашнем насилии", который в случае принятия скопирует в Россию худшие практики по бездоказательному обвинению женщинами мужчин в "домогательствах" по любому поводу (а чаще - вообще без всяких причин). Подозреваю, что на АШе мало кому нужно специально объяснять весь тоталитаризм и опасность феминистической идеологии в целом и этого закона в частности, но если такое объяснение всё же нужно, оно изложено ниже.

Что вызывает отдельную тревогу - так это то, что ГосДума запустила опрос в контакте об отношении общества к подобным инициативам. К сожалению, феминистки узнали об этом опросе первыми, в результате информация о нём содержится на всех феминистических ресурсах (в контакте - 1, в контакте - 2, в жж), и феминистки всячески накручивают голоса. В то же время, у меня сложилось впечатление, что на ресурсах противников феминизма информация об опросе остаётся малоизвестной. Своим постом я хочу исправить эту ситуацию.

Последнее, что я хотел бы сказать о самом законе - да, он говорит только о случае родства или совместного проживания (и только в этом случае опасен). Но это если говорить об этом законе. Я не вижу никаких причин, почему в случае его принятия феминистки остановятся на достигнутом (на своих ресурсах они пишут о том, что этого явно недостаточно) и не будут добиваться принятия новых аналогичных законов, направленных на всё более широкий круг мужчин.

Фактически, это первый отдельный закон в России, прямо направленный на признание современной феминистической идеологии. Предыдущие антимужские инициативы были либо не законами, а правоприменительной практикой (например, всё нарастающая лёгкость обвинения в изнасиловании, особенно в педофилии, всё нарастающая лёгкость развода и отъёма детей у мужчины), либо были законами, принятыми ещё задолго до современного подъёма феминизма (служба в армии мужчин, но не женщин, послабления в уголовных наказаниях для женщин).

В чём опасность феминизма?

Во-первых, опасность феминизма в том, что он пытается переопределить крайне расплывчатым и расширительным образом понятие "насилие" и ввести такое же широкое и расплывчатое понятие "харассмент" (чем они отличаются, понять бывает сложно, и часто зависит от личности конкретной феминистки, но это не очень важно, лучше считать, что ничем не отличаются). Конкретно этот закон, если он будет принят, пытается, пусть и в ограниченном количестве ситуаций (только в случае родства или совместного проживания) переопределить слово "насилие". В частности, в него теперь включается "психологическое насилие", определяемое как "причинение нравственных страданий". Говоря простым языком, любые действия или бездействие, которые женщине неприятны, можно назвать причиной её "нравственных страданий", независимо ни от каких представлений о справедливости, которые могли бы сказать, что "многие события и действия нам неприятны, но это не делает их автоматически противоправными и несправедливыми". Фактически, женщина получает абсолютную власть над мужчиной, поскольку любое неприятное ей бездействие или действие будет запрещено. (Про "харассмент" конкретно в этом законе ни слова, но это не сильно обнадёживает, поскольку "насилие" и "харассмент" в понимании феминизма - это примерно одно и то же.)

Во-вторых, это снижение требуемого уровня доказательств обвинения, иногда вплоть до полного их отсутствия. У этого есть две причины, идеологическая и практическая. Идеологическая заключается в том, что феминистки, фанатично уверенные в том, что они представляют собой абсолютное добро, а мужчины - абсолютное зло, поэтому "не барское это дело" в очередной раз доказывать "мужлу", что оно - зло. Примерно как в средневековье цари и бояре ничего не доказывали, когда казнили подданных. А практическая причина заключается в том, что предъявить какие-то доказательства таких размытых явлений как, например, "харассмент", как правило, очень трудно, поэтому единственная возможность с ним бороться (а феминизм утверждает, что это очень важно) - не требовать доказательств вообще. И это не просто абстрактные рассуждения. Опыт стран, в которых феминистки получили значительное влияние, показывает, что именно так всё и происходит. Данный конкретный закон, во-первых, говорит о "психологическом насилии", так что можно с уверенностью ожидать, что как минимум практическая причина будет действовать. Более того, авторы закона прямо указывают, что он должен применяться не только в случае реального насилия (пусть и "психологического"), но и при наличии оснований (закон скромно умалчивает о том, у кого) полагать, что существует его угроза, а это проверить ещё сложнее. А во-вторых, некоторые наказания (по-иезуитски названные в законе "репрессивными мерами профилактики") закон прямо предписывает применять просто по факту обращения женщины в полицию, ещё до проведения следствия, в ходе которого обычно и устанавливаются доказательства. Фактически, устанавливается презумпция виновности мужчины: расследование не проведено, не говоря уже о суде, виновность или невиновность не установлена, а "репрессивные меры" уже применяются.

Каковы же эти наказания, которые требуется применять ещё до расследования, только по заявлению женщины, в том числе в случае "угрозы психологического насилия"? В первую очередь речь идёт об изгнании из жилья мужчины, в том числе в случае, если он является собственником (так называемое "защитное предписание").

Статья 23. Судебное защитное предписание

3. Судебное защитное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего, либо по заявлению субъектов профилактики семейно-бытового насилия с согласия пострадавшего, за исключением случаев, когда пострадавшее лицо в силу возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости либо по иной причине, не может выразить согласие.

Статья 25. Меры, устанавливаемые судебным защитным предписанием

3. С учетом конкретных обстоятельств дела, судебным защитным предписанием дополнительно может быть постановлена одна или несколько следующих мер:

1) обязать нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим на срок действия судебного защитного предписания, независимо от того, кто является собственником жилого помещения;

Кроме того, предполагается прохождение женщиной "курсов психологической реабилитации" вместо работы, оплачивать которые, вероятно, тоже придётся "насильнику", т. е. мужчине, а отсутствие такой оплаты, вероятно, будет интерпретироваться как "экономическое насилие". Наконец, после завершения расследования (которое, вероятно, закончится обвинением, поскольку в духе феминистической идеологии считать, и вообще достаточно логично считать, что уровень своих "нравственных страданий" каждый человек определяет сам) предусмотрены "обычные" наказания в виде штрафа и тюремного заключения.

Наконец, в третьих, феминизм явно не собирается мириться с ситуациями, когда женщина радуется своему сотрудничеству с мужчиной и не имеет к нему никаких претензий. Чтобы этому противостоять, феминистская идеология провозглашает, что на самом деле все женщины страдают от мужчин, а их видимая радость вызвана только тем, что они опасаются мести со стороны мужчин, и, соответственно, вынуждены вести себя так, чтобы внешний наблюдатель никаким способом не мог отличить их от "гипотетических" (так говорит феминизм) по-настоящему радующихся женщин. Чтобы эту максиму претворить в жизнь на практическом уровне, феминизм заявляет, что факт страдания женщины может провозгласить не только она сама, но и какие-то другие люди (подразумевается - феминистки), и женщина ничего не может этому противопоставить. И согласно данному закону в большинстве случаев "заявление о насилии" может подать не только сама женщина, но и очень широкий круг лиц и организаций, а отозвать его женщина не сможет ("публичное обвинение"). Какой широкий простор для действий недоброжелателей, даже если мужчина и женщина довольны друг другом в абсолютно каждый момент времени!

Использованные источники: ЯПлакалъ

Комментарий автора:

Лоббисты закона о домашнем насилии наглядно показали, как они намерены защищать женщин от насилия. Стукачество, двойные стандарты, травля и завуалированные призывы к увольнению – полный защитный набор от феминисток.

Преподавательница физкультуры Омского государственного педагогического университета (ОмГПУ) Елена Пантюхова поговорила со своими студентами о законе о домашнем насилии, призвав их высказать свое мнение. И началось.

1) Сторонница закона о домашнем насилии, вместо того, чтобы высказать свое мнение о нем, отправила скрин переписки с другими студентами блогерше, выступающей за данный закон. Попросту говоря, настучала, причем самым трусливым образом.

2) СМИ и лидеры общественного мнения, выступающие за законопроект о домашнем насилии, подняли вой, требуя разобраться с «незаконными» действиями преподавателя. При этом сами считают нормой призывать к поддержке закона на своих лекциях. Например, в Санкт-Петербургском государственном университете (СПбГУ).

3) Лобби закона о домашнем насилии очевидным образом ведет дело к увольнению перешедшей им дорогу преподавательницы физкультуры Елены Пантюховой. Хотят показательно сломать человека.

Так они видят диалог с реальным гражданским обществом. Затравить всех, кто с тобой не согласен. Заткнуть рот и административно раздавить человека. А что будет, если они продавят репрессивный закон о домашнем насилии?

Представьте, как они развернутся.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments