vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

ОГЛОУШИТЬ КАНДЕЛЯБРОМ ИЛЬ ПОДУШКОЙ ЗАДУШИТЬ…

В очередной раз продемонстрировав свою сугубую вторичность и несамостоятельность Зеленский на встрече в нормандском формате собирается предложить «создать в Донбассе «муниципальную стражу». Это номинальный глава украинского государства (староста при гауляйтере) заявил на встрече с молодыми активистами майдана. Такое предложение – чистой воды «Хорватия», буквально копирующее «хорватский опыт» геноцида сербов. Детали только подчёркивают, что «план Зеленского» - калька с хорватского нацизма.
Только надобно решить,
Как верней тебя решить:
Оглоушить канделябром.
Аль подушкой задушить?
Про Федота-стрельца – Л.Филатов

По словам Зеленского, в состав «муниципальной стражи» должны будут войти в равных пропорциях украинские нацгвардейцы, представители ОБСЕ и «оккупационного режима». При этом Донбасс сможет делегировать в «муниципальную стражу» только тех, кто не участвовал в боевых действиях. Зеленский уточнил, в каком составе «муниципальная стража» будет патрулировать ДНР и ЛНР: по одному человеку от украинской нацгвардии, ОБСЕ и Донбасса или речь идет о только об общем пропорциональном составе.

Это даже в деталях и именах собственных повторяет хорватскую хитрость 90-х. Кого не получается «оглоушить канделябром» - того «подушкой задушить».

Вначале НАТО, в ту пору всесильное, предлагало сербам «мирный план «Загреб-4», или Z-4. Проект соответствующего соглашения, предложенного дипломатами США, Германии (как представителем ЕС), Россией и ООН, предусматривал широкую автономию для этнических сербов – вплоть до федерализации Хорватии.

Но лидеры Сербской Страны справедливо полагали, что стоит хорватам войти в любом виде – а дальше они всех уничтожат. Сербы хотели присоединиться в «Большую Сербию», а предлагаемые «мирные договоренности» удерживали их в составе Хорватии, хотя и с особым статусом. Сербы знали (это и подтвердилось потом) – что хорваты настроены всех их истребить, а в рамках какого плана – хорватским наци безразлично.

Рано утром 4 августа 1995 года Хорватия начала операцию «Буря» – уничтожение сербов. Как рассказывают участники тех событий, неофициальными условиями того, что мир не будет поднимать шумиху, была скорость проведения операции, так, чтобы «не шокировать бы западного обывателя». Короче, блицкриг.

Почти пятая часть территории Хорватии была этнически зачищена за четыре дня. Но под контролем Белграда, еще с ноября 1991 года, оставались земли, расположенные на берегу Дуная на границе с Сербией. Зачистка этого региона — Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема – с центром в Вуковаре стала целью четвертого этапа «хорватского сценария».

По сути, Сербия уже была сломлена и ей не приходилось выбирать. Сербия пошла на предложения «мягкого геноцида», надеясь уменьшить количество жертв хотя бы среди женщин и детей.

Капитуляция сербов состоялась 12 ноября в селе Эрдут (Хорватия) При подписании капитуляции давящим фактором присутствовали посол США в Хорватии и представитель Организации Объединенных Наций.

В итоге капитуляции из зачищаемого региона были отведены все сербские армейские и парамилитарные подразделения, вся их военная техника и все вооружение. «Безопасность» обеспечивала т.н. переходная полиция, состоявшая из хорватов, местных сербов и представителей ООН. На демилитаризованную территорию начался наплыв хорватских фашистов и «органов власти», которые были сформированы за пределами региона, «в изгнании», то есть сепаратистами на отделившейся от Югославии территории Хорватии. Обитателям региона, которые тут жили до оккупации и оставались все еще гражданами единой Югославии, были – «по желанию» – выданы паспорта сепаратистов – «хорватские паспорта».

Зачистка региона включала в себя еще много других шагов. Это и введение денежной единицы хорватских сепаратистов – куны, и верификация части документов, которые выдавались югославской законной администрацией, и «амнистия». Согласно ей, освобождению от ответственности подлежали бойцы армейских и парамилитарных формирований, не совершавшие военных преступлений, которые были бы доказаны в суде. То есть хорватские сепаратисты поставили условия так: кого хотим, караем, кого хотим – милуем. Миловали они, понятное дело, немногих – и только сломленных, раздавленных, морально опустившихся людей.

Дальше сепаратисты на отторгнутой от Югославии территории начали «формирование местных органов власти». В «выборах» имели возможность принимать участие только те местные жители, которые имели паспорта граждан Хорватии (аусвайсы), а ещё – «перемещенные лица» из других регионов страны. То есть, строго говоря, выборов не было. Но их заявили прошедшими…

Мандат временной администрации ООН закончился 15 января 1998 года. С этого времени Восточная Славония, Баранья и Западный Срем полностью стали частями единой Хорватии. И уже без сербов. Как говорят на Западе – «мирная реинтеграция хорватского Подунавья является примером одной из наиболее успешных миссий Организации Объединенных Наций». Удалось уничтожить целый народ – и при этом в основном методом его выдавливания, без применения тяжёлых орудий.

И вот этот «опыт» сегодня хорватские сепаратисты хотят передать украинским сепаратистам. Мол, не бойтесь, парни, хорошие сербы – мёртвые сербы, а обвинения в этнических чистках с нас давно сбросил Гаагский трибунал! Нет народа – нет проблемы, не верите – поинтересуйтесь судьбой американских индейцев!

Именно и только это предлагает Зеленский, американский попугай, копируя хорватский сценарий. Чики-пуки, жило два народа, и без шума, без пыли – остался один!

Важно отметить, что «мирный план» возвращения хорватского Подунавья имел два ключевых тезиса:

1. «Местные выборы» должны происходить только после демилитаризации и возвращения беженцев. Без выведения войск и разоружения, без гарантий безопасности, любое голосование не имеет никакого смысла – это слова одного из руководителей программы UNTAES. Голосовать предложат тогда, когда голосовать уже будет поздно…

2. После переходного периода происходит полноценное возвращение региона в правовое поле страны, под контроль центрального правительства. Никаких особых статусов для региона мирный план ООН по реинтеграции хорватского Подунавья не предусматривал.

Как не предусматривал он и жизни сербов в Хорватии. Которых там теперь и нет… А было их там 581 тысяча 663 человека. 12,16 % от населения хорватской провинции Югославии.

Ничего не напоминает?

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 6 декабря 2019    https://economicsandwe.com/

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments