vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Директор института микробиологии Германии: Вы осознаете ПОСЛЕДСТВИЯ коронавирусного хайпа? (alexswor

Директор института микробиологии Германии: Вы осознаете ПОСЛЕДСТВИЯ коронавирусного хайпа? (alexsword)
Сучарит Бхакди, компетентный инфекционист, возглавлявший десятки лет Институт медицинской микробиологии и гигиены в Германии, написал открытое письмо Ангеле Меркель (но реально его можно адресовать и многим другим), где ставит следующие вопросы:

Госпожа Меркель!

Я не хочу принижать опасность вируса, но я хочу, чтобы данные и факты анализировались научно, а это требует ответа на поставленные ниже вопросы.

Основная причина, почему я это делаю - непредсказуемые социо-экономическия последствия принимаемых мер, нужно взвешенно оценить их преимущества и недостатки.

Вот пять вопросов, внятных ответов на которые я не видел, но ответы на них совершенно необходимы для объективного анализа.

1.  Статистика.

В инфектологии разделяют инфекцию и заболевания (infection and disease).  Лишь пациенты с выраженными симптомами (такими как кашель или жар) должны учитываться в статистике  как больные.
Иными словами, новый выявленный случай инфекции (выявленный тестом на COVID-19) еще не означает, что это новый больной.
Сейчас почему-то подразумевается, что 5% всех инфицированных станут сложными и потребуют спецоборудование.  Прогнозы, сделанные исходя из этой оценки, говорят, что система будет перегружена.

Мой вопрос: а учитывают ли эти прогнозы разницу между просто инфицированными и реально больными?

2.  Опасность.

Множество коронавирусов циркулирует в мире длительное время. Медиа их обычно не замечает.  Если COVID-19 не влечет существенно больших рисков, то и принятые меры, очевидно, избыточны.
Авторитетный International Journal of Antimicrobial Agents в следующем номере выпустит статью „SARS-CoV-2: Fear versus Data“, в которой утверждается, что новый вирус не отличается от обычных коронавирусов  в плане опасности.

Мой вопрос: насколько сильно нагрузка на интенсивную терапию для пациентов с COVID-19 отличается от других коронавирусов?  Конечно, нужно выделить именно те случаи, где именно вирус сыграл решающую роль в состоянии больного, а не прочие имеющееся у него заболевания.

3. Распространение.

Согласно данным Süddeutsche Zeitung, даже ведущие институты не знают сколько именно людей протестировано на COVID-19 . Это делает обоснованным версию, что он уже очень широко распространился среди здорового населенияЕсли это так, то, во первых, официальная смертность (0.55% на 26.03.2020) является завышенной, а, во-вторых, невозможно остановить дальнейшее распространение вируса среди здорового населения.

Мой вопрос: проводилось ли уже тестирование по случайной выборке здорового населения, чтобы оценить реальное покрытие вирусом?  Планируется ли это в ближайшем будущем?

4. Смертность

Итак, в Германии сейчас смертность составляет 0.55% (на 26.03), что очень сильно муссируется прессой.  Многие опасаются, что она подскочит до Италии (10%) или Испании (7%), требуют срочных мер.

Но тут был нарушен базовый принцип инфектологии - об умершем сообщается, что у него был обнаружен вирус в момент смерти, вместо того, а был ли это вирус *причиной* смерти.  Играл ли он какую-либо роль в смерти пациента?

На данный момент отсутствует официальная информация с каким-либо анализом, сколько смертей было вызвано самим вирусом, а не прочими заболеваниями.

Мой вопрос: Я правильно понимаю, что Германия просто следовала общемировому тренду на то, что "COVID-19 виновен".  Планируется ли это продолжить и впредь?  Каким образом проводится различие просто наличия вируса в крови и того, что именно вирус был причиной смерти?

5. Возможность сравнения данных

Италию постоянно используют как базовый сценарий.  Но какова истинная роль вируса в происходящем в этой стране?   Во первых к ней применимы пункты 3 и 4 выше.  Но есть и еще один.

Согласно оценкам ВОЗ, сделанным в 2006, даже без какого-либо вируса грязная среда обитания привела к гибели "дополнительных" 8000 человек. С тех пор ситуация значительно не улучшилась, причем наибольшему риску подвержены самые старые и самые молодые.  В Италии доля "повышенно уязвимого" населения составляет 27.4%, а в Германии лишь 7%.

Кроме того, согласно оценкам Department of Management in Health Care at the TU Berlin, Германия гораздо лучше (в 2.5 раза) снабжена отделениями интенсивной терапии.

Мой вопрос: Какие усилия Вами предпринимались для того чтобы объяснить населению про элементарные отличия от Италии, чтобы они понимали, что у нас эти сценарии невозможны?

Использованные источники: Оригинал письма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments