vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Банкстеры (NeaTeam)

Банкстеры (NeaTeam)
Так получилось, что жизнь меня сводила с двумя людьми, конкретно работавшими в российских банках не на последней должности. Один был даже основателем банка. Второй – лицом, отвечавшим за работу отдела кредитования крупных клиентов.

Поскольку я с ними задружился, да и выпивали совместно, разговоры наши о том, о сём, разумеется, не могли не касаться периодически и их профессиональной сферы, мне же, поскольку я был и есть страшно далёк от всего этого (соприкасался с банками лишь как клиент), было любопытно узнать «тайны парижского двора» (если они существуют, конечно). Подобного рода информацию не почерпнёшь ни в книжках, ни на форумах пусть даже и профи от банковских дел, потому что… об этом не принято говорить: само собой разумеется среди людей, посвящённых в тему.

К примеру, оба моих приятеля, не зная друг про друга, говорили, что отношение банков к деньгам клиентов – своеобразное. Банки считают деньги клиентов СВОИМИ. Я даже переспрашивал, как, мол, так? А мне отвечали, да вот так. Я переспрашивал, говорил, не пойму, а от меня отмахивались, как от вредной мухи. Говорили, ну ты пойми, брат, вот ты приходишь ко мне и приносишь деньги, кладёшь их, допустим, на депозит. Т. е. ты мне вручаешь сумму и ещё подписываешься под хреновой тучей ограничений, где ты – клиент, вообще-то и прав не имеешь никаких (на определённое время, разумеется). Ну и кто ты после этого, как не лошара лохастая?

Я обычно отвечал, ну, с депозита мне капать там должно вообще-то. Оба смеялись до упаду. И говорили примерно одно и то же. А если не заплатим процентик, то вот что ты можешь сделать? В суд подашь? Ну, года через два-три, если банк ещё будет цел, на месте, тебе может и удастся отсудить у нашего юридического отдела что-то там. И, добавляли, сам понимаешь, процедуры эти сильно платные, а наши банковские юристы всё равно на окладах у нас сидят, к тому же они обладают конкретными знаниями по постоянно меняющемуся банковскому законодательству, необходимыми связями во всей этой инфраструктуре обслуживания денег, так что… В общем, человек, добровольно отдающий свои деньги банку, неважно по какой причине – есть ЛОХ ЛОХОВИЧ ЛОХОВ. И никак иначе.


Я говорю, так ведь многие вещи без банков и сделать нельзя: ну даже перевод сделать какой-нибудь. Оба смеялись: всё правильно, мало того, что лох должен деньги принести, он ещё должен при этом понимать, что у него и выхода никакого нет. К примеру, в случае перевода денег, да, можно воспользоваться конкурентами банка, по конской цене. Да без проблем, как говорится. Но ведь есть масса проводок, которые требуется проводить лишь по банкам по закону. Всё, все пути отрезаны. И бедный лох стрижётся на этом пути – безпощадно.

Я говорю, ну, ОК, в лохах, выходит, у нас большинство страны пребывает (впрочем, как и во всём мiре тоже). А они мне отвечали (слегка по-разному, но суть одна и та же) – не совсем большинство, а все, кроме определённых лиц в банковской среде. Я говорю, а кто это такие? А это, мне отвечали, владельцы. Они могут делать с деньгами в своём банке что угодно, поскольку обладают правом подписи. А это – практически иммунитет. Я говорю, ну так уж всё могут, ведь может наступить и ответственность? Оба ржали, как слоны: назови, говорит, имя хоть одного банкира, сидящего на нарах.

Я говорю, ну есть же вроде как… Они отвечали, ну вроде как у кого-то находят что-то где-то спрятанное, а вот взять конкретного владельца за его конкретные жабры – никогда не получается и не получится. Дело в том, что распоряжаться чужими деньгами такой человек имеет право по закону. Закон на его стороне изначально. Другое дело, что распоряжение обрамлено якобы ограничениями по банковской деятельности, вот это – да, за это могут и привлечь. Но не сразу, а лишь РАСПУТАВ длинную и сложную цепочку как бы его действий, которые на самом деле проводятся руками (и подписями) совершенно других людей. Это всё очень и очень тягомотно, затратно, на этом пути будут строиться препятствия, а люди с деньгами на руках МОГУТ строить целые бастионы и крепости. В общем, дохлый номер. Доказать злобный умысел владельца банка практически всегда просто НЕВОЗМОЖНО.

Я говорю, поэтому – оставь надежду всяк сюда входящий, что ли? Они кивали, да. Банкира невозможно посадить, но зато его можно изгнать, лишить лицензии, в общем, зайти с другой стороны и попортить ему жизнь другими способами. Я говорю, а какие это способы? Ответ: власть может применить свою власть и всё порушить ему лично (при этом деньги банкира вовсе не пострадают, к тому же – ведь это не ЕГО деньги, а деньги его вкладчиков!), но до тех пор, пока банкир обладает хотя бы малейшим доступом к деньгам вкладчиков, он – неподсуден. Но в условиях главенства частной собственности практически невозможно лишить человека его собственности – но, вдумайся, банкир обладает собственностью на что, собственно? На деньги вкладчиков? Нет, деньги вкладчиков принадлежат вкладчикам. Поэтому у банкира нечего брать, кроме этих денег (если он не будет настолько глуп, что задекларирует определённые суммы, как свои собственные – но таких дурачков очень мало!). А брать их нельзя. Потому что это – деньги вкладчиков. Круг замыкается.

Обоим моим ребятам я немного рассказывал о КОБ, в частности, об обобщённых средствах управления. Один посмеялся, махнул рукой, мол – бред. Другой подумал и сказал, нет, в рассуждениях ребят кобовских есть ошибка. Дело в том, что одним из инструментов власти является финансовый рычаг, условно говоря, управлять в некоторых сферах возможно лишь задействовав этот самый рычаг. Но в этом «рычаге» сидят конкретные людишки, которые расценивают команды власти, ежели таковые бывают, неоднозначно. Перемена законодательства ничего при этом не даёт, если сохраняется базовый принцип частной собственности и права на получение процента. Поэтому в идеале власть может рулить финансами лишь если она полностью устранит эти два момента. Да и то, в финансах первое время останутся ТЕ ЖЕ ЛЮДИ, поскольку только они обладают необходимой компетенцией.

Я говорю, поясни. Он говорит, ну, представь, что теоретически все финансы станут государственными. Проводки делать надо? Надо. Как – знают только те, кто до этого работал по теме. Но они же ПОМНЯТ и другие времена, когда всё было не так. Поэтому они будут их делать не совсем так, как надо, а слегка по-другому. И так до тех пор, пока правила и законы настолько не откорректируют, что любой человек, работающий в финансах будет просто клерком. А до этого надо дойти. Лет 20-30 придётся эту систему оттачивать. Собственно, это мы уже прошли в СССР, когда от старой системы, ещё при царизме, сделали новую. Советские бухгалтера были именно что бухгалтерами, учётчиками то бишь. И всё. С начала 90-х гг их уже пришлось переучивать.

Сейчас ситуация другая. В финансах уже работает поколение, которое выросло в других условиях. Они физически не смогут ничего переделать ни в себе, ни в других людях, даже, если одномоментно изменятся законы. На утряску уйдёт лет, опять же, 20-30. Не менее. Да и то, эта утряска должна проводиться железной рукой и очень последовательно, иначе всё вернётся на круги своя.

Я говорю, хорошо, а банкиры видят дальше своего носа? Оба смеялись – говорили, а ЗАЧЕМ? Ты вот представь, все долбятся за то, чтобы заработать денег, т. е. чтобы им дали деньги, а банкирам не надо за это долбиться – им деньги и ТАК ПРИНОСЯТ. Ты зацени разницу! Попробуй представить. Я, честно говоря, прямо смутился, промямлил, мол, ну не всё так просто же? А они смеялись так, что я почувствовал себя унылой вошью. Нет, говорят, всё именно так, и именно так просто – этого многие не понимают, увы. Да и зачем им это всё понимать, между нами-то говоря? Вот зачем тебе понимать, как устроен банковский бизнес?

Я говорю, а любопытно. Они говорят, вся таинственность и шелуха слетают мгновенно, если понимать, что ты сам отдаёшь банкам свои деньги, которые они сразу начинают считать уже своими. Но ты и не можешь не отдавать деньги в определённых случаях, потому что таковы правила игры, законы. А раз не можешь, то ты – лох. Точка. Я говорю, и всё? Они – да, это всё. Больше ничего нет.

Тогда я пробовал зайти с другой стороны, с точки зрения нравственности и морали. Спрашивал, а вы, ребята, понимаете, что ростовщический процент – есть штука, которая просто паразитная. Они снова ржали, как слоны. Говорили, а ты понимаешь, что ВСЕ люди есть по сути паразиты? Я говорю, нет, не понимаю. Ну вот смотри, объясняли они, старики и сопливые дети – паразиты или нет? Первые уже не могут ничего делать, вторые – ещё не могут. Ну, так, говорю. А что происходит, когда люди МОГУТ что-то начать делать? И что, спрашиваю я? А то, что люди начинают паразитировать друг на друге. Один дольше, другой меньше, но ни у кого в жизни не бывает ситуаций, при которых паразитизма однозначно НЕТ. Элементами паразитизма человека пронизана вся его жизнь, просто он это так не называет, потому что периодически сам не только паразитирует, но и позволяет другим людям паразитировать на самом себе.

Я говорю, и это и есть банкирское морально-нравственное оправдание? Они говорят, да, деятельность по взиманию процентов за использование денег – двухсторонняя. Как и всё остальное в нашем мiре. Ты не сможешь воспользоваться деньгами так, как ты сам себе представил «картинкой» в голове, а только так, как складывается ситуация. А ситуация всегда складывается таким образом: как только есть деньги (появляются), появляются и люди, оперирующие только ими, с целью заработать себе. А это и есть то, что в просторечии называется «паразитизмом» на других, поскольку типа не труд вообще. Деньги – вообще не уравнители, а разделители. А в банкиры идут самые большие циники, ака – мудрецы.

Когда я ребятам-банкирам поведал о своей теории «жидов и нежидов», они ничего не ответили. Лишь покосились неласково.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment