vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Горестные вопли о русской Арктике

Олег Адольфович
Мировой рынок нефти продолжает лихорадить и все чаще с иных берегов доносятся протяжные и печальные вопли о том, как в России все плохо с этим делом — правда, в итоге пока склеивают ласты в основном американские нефте- и газодобытчики, а прочие западные компании сворачивают свои наименее прибыльные активы.
Это уже больше похоже на настоящую и плохо скрываемую истерику:
"Часто самые интересные и сложные моменты в жизни наступают тогда, когда они вам меньше всего нужны. Это как никогда верно с вечной трудной борьбой России за использование ее огромных ресурсов в Арктике. Каждый раз, когда цены на нефть опускаются ниже 60-70 долларов за баррель, страдают арктические амбиции России. Санкции США и ЕС против российских нефтяных компаний (то есть единственных компаний, которым предоставлен доступ в Арктику) только усугубили положение России, поскольку они запретили крупным западным компаниям участвовать в совместных арктических предприятиях. Тем не менее, свидетельствуя об огромных ресурсах Арктики, Россия продолжает открывать новые месторождения, каждое из которых не хуже предыдущего."
Глядя на сегодняшние нефтяные цены, еще совсем недавно было невозможно представить себе ситуацию, при которой в мировой нефтяной войне побеждала бы именно Россия. Да, это очередной стереотип. О том, что «наши западные партнеры» контролируют в этом мире все и вся — и вот он рушится прямо на наших глазах.
Мир вообще насквозь пропитан мифологемами. К примеру, о самой честной западной демократии — ее «честность» мы сейчас воочию наблюдаем в Соединенных Штатах. Впрочем, вернемся к нашей Арктике — так уж оказалось, что мы стали единственной страной в мире, способной осваивать месторождения нефти и газа в столь высоких широтах.
Здесь хотелось бы взглянуть на ситуацию еще чуть шире. Вообще, пандемия и мировой экономический кризис (который никуда не девался, кстати) диктуют определенные шаги в экономике каждой страны, затронутой этими невзгодами — а сегодня ими охвачен почти весь мир.
Если смотреть на Китай, то там великолепно работает мобилизационная экономика. Вот вчера в аэропорту одного из городов нашли одного человека с диагнозом коронавируса — и аэропорт закрыли моментально, отправив несколько тысяч людей на двухнедельный карантин. Или еще пример — нашли одного человека с коронавирусом в одном из городов Маньчжурии — и весь город за несколько минут был полностью закрыт: туда ни въехать, ни выехать, там невозможно просто так пройтись по улице — огребешь реальный срок и очень чувствительный штраф впридачу к нему.
Если смотреть на США и Евросоюз, то там разброд и шатания — власти пытаются одновременно и устроить локдауны, и не обрушить экономику. Поскольку универсальных рецептов в данных ситуациях еще не выработано, обязательно остаются ущемленные — они-то и выходят на массовые протесты, захлестнувшие сегодня всю Европу.
На Западе рецепты просты, как катаный сибирский валенок — если залить экономику деньгами по уши, то оно само как-нибудь выправится. И либеральная экономика сама порешает все проблемки, ибо «незримая рука рынка» и все такое. Это тоже очередные мифологемы, которые прямо на наших глазах перестают работать, а западные экономики попадают в такой долговой клинч, выбраться из которого без переломов и обширного внутреннего кровотечения просто невозможно.
Как следствие, в «цивилизованном» мире все шире растут крайне правые и крайне левые движения — первые пытаются вернуть свои социумы к консервативному миропорядку, вторые на чем свет стоит клянут бездушный капитализм и обещают поделить все «по справедливости» — то есть сначала отобрать, а потом поделить. Как ни странно, но сегодня центром леволиберальных настроений является именно Америка, в частности, значимая часть Демократической партии.
На этом фоне мы, честно сказать, выглядим немногим лучше — у нас тоже проблемы в экономике и их сейчас придется решать чуть ли не пожарными методами. Именно отсюда и реорганизация государственного аппарата управления, затеянная Мишустиным, и масштабная приватизация государственных корпораций. К примеру, вскоре (в 2021 году) должны полностью исчезнуть государственные унитарные предприятия — они будут либо преобразованы в акционерные общества, либо приватизированы — при этом первыми в очереди на приватизацию будут региональные и муниципальные власти, а только после них — частники.
Да, это попытка наполнить бюджет — и я не сомневаюсь, что с этой задачей правительство справится. Но это всего лишь прелюдия к постпандемическому миру — напомню, что мировой экономический кризис никуда не делся. Это пока его можно маскировать пандемией, но наступит момент и всему миру придется решать, что делать со всем этим дальше — и вот как раз к этому моменту Россия и готовит свой арктический проект.
Если кратко, то экономику всегда вытягивали масштабные инфраструктурные проекты — именно так Америка выходила из Великой Депрессии. Китайские товарищи тоже ищут свои пути развития — отсюда все эти «Один пояс — один путь» и прочие интеграционные проекты Поднебесной.
У нас опыт серьезных инфраструктурных проектов тоже имеется, начиная с ГОЭЛРО и индустриализации СССР в 30-50-х годах прошлого века и заканчивая Байкало-Амурской магистралью, а в новейшее время — ВСТО, «Силой Сибири» и «Северными потоками».
Вот здесь, в постпандемическом бурном мире, российская Арктика и начнет играть роль, на которую не способна ни одна другая страна в мире — будучи кладовой энергетических ресурсов, Арктика сегодня одновременно является и одним из самых инвестиционно привлекательных мест на планете.
И здесь снова необходимо небольшое отступление — классическая политэкономия всегда основывалась на базовом понятии свободной конкуренции. Однако, стоит нам посмотреть на современный мир, о свободной конкуренции можно спокойно забыть — Россию и Китай обвиняют в самых страшных грехах, совершенно не заботясь о доказательствах, как таковых.
Это уже не конкуренция, это попытки ограничить развитие других центров силы за счет санкций, таможенных барьеров, отключения от инвестиций и технологического эмбарго. Проблема в том, что такими действиями Запад стимулирует развитие технологий внутри новых центров силы — и если китайцы пока справляются с этим не очень (копируя чужое), то мы вполне можем похвастаться нынешним импортозамещением — оно вывело на внутренний рынок не только доморощенный камамбер и дор блю со всякими хамонами, но и целые технологические кластеры, разработанные в России под санкционные завывания Европы и Америки. В том числе и для нефтегазовой сферы, начиная с танкеров ледового класса и заканчивая погружными насосами для буровых платформ Крайнего Севера.
При всем нынешнем либеральном безумии по поводу «Нового зеленого курса» и тотальной декарбонизации, энергия в любом случае будет играть ключевую роль в развитии каждой страны — и если Америка еще как-то способна обеспечить внутренние энергетические запросы, то в Евросоюзе с этим делом все очень кисло. Достаточно сказать, что на создание Святого Ветрогенератора уходит больше энергии, чем он способен выработать за весь свой жизненный цикл — а раз так, то это форменная профанация и подмена понятий.
При этом крайне важной остается цена энергии, поскольку на нее завязана вся конкурентоспособность экономики. Дорогая энергия приводит к значительным издержкам — в результате местный товар сопоставимого качества получается дороже импортного в несколько раз.
В Европе все это прекрасно понимают — поэтому риторика риторикой, а в порт Клайпеды трижды в месяц заходит газовоз из Криогаз-Высоцка, что под Петербургом. Поэтому порт Мукран в Германии старательно «не заметил» санкции, наложенные на него Сенатом США — и СП-2 будет достраиваться в любом случае. Ибо без него экономике Германии поплохеет так быстро, что это отразится на всем Евросоюзе.
Сейчас в русской Арктике активно осваивается только месторождение «Приразломное», однако наши «партнеры» отчетливо понимают, что это — всего лишь малый кусочек арктических кладовых России:
«Газпром» провел выдающийся сезон геологоразведочных работ 2019-2020 годов в Карском море, расположенном между Баренцевым морем и морем Лаптевых, отделенных от них архипелагами Новая Земля и Старая Земля. В этом году он подтвердил запасы в размере 391 млрд кубометров на Динковском месторождении, 121 млрд кубометров на Нярмейском и 202 млрд кубометров на месторождении «75 лет Победы» (название отмечает победу Советского Союза во Второй мировой войне 75 лет назад), благодаря чему они вошли в список лучших открытий в 2020 году. Что еще более важно, «Газпром» обнаружил новую более мелкую залежь газа на Ленинградском месторождении с дебитом более 1 млн кубометров в сутки, что является самым высоким показателем в арктическом регионе России. В настоящее время запасы Ленинградского месторождения составляют 1,9 трлн куб. М, что является значительным запасом ресурсов, который в будущем может увеличиться в результате дальнейших геологоразведочных работ.
И да, дрова тоже у нас. В Сибири.
Добро пожаловать, с саночками и топорами — зима таки близко.

Subscribe

  • И это - работает.

    Кримсон Дайджест, [05.05.21 12:58] В новостях сейчас обсуждают развод Билла Гейтса и отжиг Уоррена Баффета про инфляцию, но для меня это повод…

  • Минутка горькой правды.

    Мараховское время, [10.05.21 11:28] Одной из главных проблем нашего общества, ув. друзья, является нынешний научпоп и его научпопадьи. Научпоп (не…

  • Минутка улучшателей имиджа.

    Мараховское время, [05.05.21 10:01] Я, ув. друзья, завершил на оптимистической ноте серию вдумчивых докладов для ув. подписчиков высокой мараховщины,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments