vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Почему Франция обвиняет Россию и Турцию в своих проблемах в Африке

Президент Франции Эмманюэль Макрон прямо обвинил Россию и Турцию в том, что их действия на Африканском континенте подрывают позиции Парижа в рамках некой антифранцузской стратегической линии.

«На протяжении десятилетий у нас были очень институциональные отношения с Африкой, включая действующих глав государств и зарекомендовавшие себя компании. При этом определенное место заняла обида. Но также есть стратегия, которую иногда проводят африканские лидеры, но особенно иностранные державы, такие как Россия или Турция, которые играют на постколониальной обиде. Не надо быть наивными в этом вопросе: многие из тех, кто кричит, кто делает видео, кто присутствует во франкоязычных СМИ, подкуплены Россией или Турцией», — заявил он.

Чтобы понять истинные причины недовольства Макрона, необходим небольшой экскурс в историю.

Что стоит за обвинениями Франции в адрес России и Турции? Почему Париж теряет влияние в северо-западной и центральной Африке, и кто в этом виноват? Рассказывает автор Telegram-канала «Colonelcassad».


Французский неоколониализм

После окончания Второй мировой войны и восстановления республики, большинство французских колоний в Африке получили независимость уже к середине 60-х годов в рамках общего для континента процесса деколонизации, который сопровождал обострение Холодной войны. Несмотря на болезненную утрату зависимых территорий, Франция смогла избежать неконтролируемого обвала, проведя управляемый демонтаж имперских институтов контроля.

Получившие формальную независимость колонии в значительной степени остались в сфере влияния Парижа. Французский франк сохранял там привилегированное положение и обеспечил контроль над эмиссией местных валют, французский язык доминировал через организацию «Франкофония», местные элиты продолжали обучаться в ВУЗах Пятой республики, а крупные сырьевые и промышленные компании республики доминировали в экономиках новообразованных государств.

Собственно, такая политика часто называлась французским неоколониализмом, который перешел от прямого к опосредованному контролю. Это позволяло удерживать в сфере влияния Парижа значительную часть бывших колоний.

Данная система пережила и Холодную войну, и распад СССР и Советского блока, и годы пика американской гегемонии, несмотря на многочисленные локальные кризисы, гражданские войны, военные перевороты, гуманитарные катастрофы и прочие типичные для Африки бедствия. В таком виде французский неоколониализм дожил до конца нулевых годов, покуда не грянула «Арабская весна».

Арабская весна и французский неоколониализм

Франция приняла самое непосредственное участие в раскручивании маховика «Арабской весны», поддерживая реализацию «цветных сценариев» в Египте, Тунисе, Сирии и Ливии. В случае с последней, Париж выступил главным инициатором иностранной интервенции с целью свержения Муаммара Каддафи, который был убит при участии спецназа республики в районе Сирта. Как было установлено уже после уничтожения Джамахирии, действиями французской стороны руководили сугубо узкокорыстные мотивы Николя Саркози, который пытался скрыть получение денег от Каддафи на свои избирательные кампании. Судебные процессы по этой грязной истории продолжаются до сих пор.

По итогам «Арабской весны» в регионе начался взрывной рост радикального политического исламизма, в особенности в тех странах, где произошла смена власти через улицу. Такие движения как «Братья-мусульмане»1 и террористические группировки вроде ИГ1 и «Аль-Каиды»1, получили хорошую почву для роста, пользуясь наступившим хаосом. Барьеры на пути исламского радикализма, созданные свергнутыми ближневосточными и североафриканскими автократами, и фактически сдерживающие его рост, были ликвидированы.

Вместо установления свободы и демократии, провозглашаемых одной из главных целей «Арабской весны», регион погрузился в хаос, продукты которого стали проникать в Европу. Барьеры на пути беженцев из разрушенных стран были уничтожены вместе с демонтированными «недемократическими режимами».

Последствия


  • Вместе с беженцами в Европу попадало все больше радикальных исламистов, в том числе и во Францию, которые не только вели пропаганду своих идей, но и совершали террористические атаки против европейцев.


  • В самой Пятой республике, за счет роста числа беженцев, усиливалась этно-религиозная фрагментация общества с вычленением из него этнических анклавов, отказывающихся интегрироваться в единое французское социокультурное пространство и выбирающих путь жизни в своеобразных гетто, культивирующих культурные и религиозные нормы других стран.


  • Террористические атаки не ограничивались территорией разрушенных «Арабской весной» стран, постепенно наращивая обороты как в самой Франции, так и в государствах, входящих в зону неоколониального влияния Парижа. К концу 2010-х годов исламский терроризм стал нормой для республики и стран, находящихся в сфере ее влияния.


  • Это, в свою очередь, порождало потоки мигрантов уже с территорий, формально незатронутых «Арабской весной». В том числе и во Францию. Процесс стал самоподдерживающимся.


В итоге события, которые Париж инициировал и приближал, привели к системным последствиям для самой республики. Страна погрязла в борьбе с внутренним политическим исламом и терроризмом, а также попытках абсорбации антропотока из Северной Африки и Ближнего Востока. Также она столкнулась с системными последствиями для французской сферы влияния в Африке.

Рассмотрим 3 наиболее ярких примера «успехов» французской политики в Африке.

Ливия

Ливия до 2011 года не входила в сферу влияния Франции, но ее активное участие в свержении Каддафи усилило вовлеченность страны в ливийские дела. Париж не только обеспечивал военную поддержку для ПНС Ливии, но интенсивно продвигал интересы своих нефтяных компаний, и прежде всего Total, в активной конкуренции с итальянской компанией ENI. Фактически, к исходу 2013 года, Пятая республика могла считать часть Ливии, входящей в сферу своего влияния.

С усилением позиций ЛНА, Франция в обмен на поддержку со стороны Восточного правительства, заключила ряд контрактов в нефтяной отрасли, которые должны были гарантировать ей привилегированные права после военной победы Халифы Хафтара. Но уже с 2016-2017 годов, республике пришлось принимать новую реальность, в рамках которой ЛНА вела параллельные переговоры с Россией, ОАЭ и Саудовской Аравией, а также заключала с ними различные сделки. Самостоятельно управлять ливийским хаосом Париж оказался неспособен.

В 2019 году в Ливию активно вторглась Турция, которая обеспечила военную поддержку ПНС, купировала угрозу захвата Триполи ЛНА и провела интенсивную работу по его делегитимизации. Тем самым Анкара поставила под угрозу нефтяные контракты, которые Франция заключала с Хафтаром. С подачи Турции, ПНС Ливии (легальность которого Париж признает) активно использовало критику французского колониализма в официальных дипломатических и пропагандистских заявлениях.

Достигнутое шаткое перемирие летом 2020-го года прошло фактически без участия Франции. В значительной степени судьба ливийской войны решалась в прямых переговорах между Россией и Турцией и уравновешиванием сил на фронте, в чем роль республики также была весьма невелика. В итоге, к исходу 2020 года, позиции Парижа в Ливии оказались в подвешенном состоянии, в то время, как Анкара и Москва имеют реальные рычаги влияния на военно-политическую ситуацию и могут договариваться между собой, игнорируя Францию. Точно также, как она пренебрегла интересами РФ, продвигая интервенцию в Ливию в 2011 году.

Мали

С 2013 года Франция проводила операцию «Сервал» в Мали, которая была направлена против местных сепаратистских и террористических группировок, а также на поддержку местного правительства лояльного Парижу. С 2014 года эти действия совмещены с операцией «Бархан», осуществляемой на территории сразу нескольких стран Северо-Западной Африки. Отчасти они устраняют последствия действий Парижа в Ливии, откуда в регион хлынул поток оружия со складов ливийской армии и боевиков, вступавших в ряды ИГ или «Аль-Каиды в Магрибе». Несмотря на длительность операции, полностью побороть террористические группировки в Мали не удалось, даже несмотря на периодические просьбы к AFRICACOM по оказанию содействия. Более того, некачественное управление приводило к периодическим политическим кризисам, в 2020 году завершившиеся полноценным военным переворотом.

Франция почти сразу обвинила Россию и Турцию в причастности к подготовке переворота и разжигании антифранцузских настроений, указывая на публикации турецкой прессы, митинги с российскими флагами в Бамако и факты биографии некоторых путчистов, которые обучались в российских военных ВУЗах (при этом игнорируя тот факт, что некоторые организаторы переворота проходили обучение на территории США). Тем не менее, ей пришлось смириться с тем, что власть в Мали поменялась без ведома Франции, а среди первых дипломатов, с которыми встретилось новое правительство военных, были представители посольства РФ.

ЦАР

Развертывание российских военных специалистов во второй половине 2010-х годов стало следствием успешной для России операции в Сирии, которая открыла массу возможностей по расширению военно-политического влияния на Ближнем Востоке, Северо-Восточной и Центральной Африке. До активного вовлечения РФ в дела ЦАР, в республике находился французский военный контингент, который выполнял миротворческие задачи. С точки зрения местных властей, качество подобной помощи было на крайне невысоком уровне, поэтому последовало обращение за военной помощью к Москве, которая предоставила необходимых специалистов для обучения местных силовиков, завезла необходимое оборудование, а Валерий Захаров и вовсе стал советником президента ЦАР.

Де-факто, Франция в силу своей пассивной позиции просто пропустила момент, когда местные власти сами пригласили в страну российских военных специалистов, при этом не основываясь на каких-то идеологических расчетах.

Другие проблемы Франции

А ведь этим проблемы Пятой республики в Африке не исчерпываются.


  • После начала сирийской войны, Париж потерял свои позиции на рынках оружия в центральной и восточной Африке, где резко усилились позиции ОАЭ и Саудовской Аравии, которые взяли под контроль часть оружейных потоков в интересах операций в Сирии и Йемене.


  • В бывшей французской колонии Джибути теперь развернута постоянная китайская военно-морская база, которая помимо чисто военных целей, претендует на усиление контроля над ключевым портом в Дорале.


  • Российские военные специалисты появились в Республике Конго, которая со времен получения независимости, также входила в французскую сферу влияния. Москва, как и в ЦАР, также предлагает местным властям пакетные решения в сфере безопасности.


  • На территории Нигера и Чада усиливается деятельность вилаята ИГ «Западная Африка», а также структур, связанных с «Аль-Каидой». Генерируемая там нестабильность распространяется на Мали.


  • Общий имидж Франции в исламском мире обвалился после начала открытого конфликта Макрона и Эрдогана и волны антифранцузских протестов в исламских странах. Президент Турции явно использует ошибки главы республики, чтобы позиционировать себя как главного защитника мусульман, выставляя последнего «новым крестоносцем».


В целом, не трудно заметить, что проблемы Франции кроются в нарастании системных угроз внутри ее сферы влияния, с которыми Париж самостоятельно справиться не может. Что и обуславливает заполнение «силовых пустот» другими крупными игроками — Китаем, Россией, Турцией. Антифранцузская пропаганда является не причиной этого перераспределения влияния, а скорее симптомом и следствием общего ослабления позиций республики в Африке, которые она сдает другим странам в силу объективных причин, ставших при Макроне более очевидными, нежели при Саркози и Олланде.

Выводы

Было бы ошибкой говорить, что Франция уже сдала позиции в Северо-Западной и Центральной Африке. Скорее речь идет о неблагоприятных для нее тенденциях, в рамках которых реальный военно-политический вес республики после 2011 года неуклонно сокращается, что затрудняет для Парижа контроль над своими сферами влияния.

Обвинения Макрона в адрес России и Турции — признак очевидного недовольства этими тенденциями. Причина неспособности Франции контролировать свои бывшие колонии кроется, прежде всего, в политике самой республики, которая не только подвергается критике из-за колониального прошлого, но и за текущий неоколониализм, встречающий все больше неприятия в Африке. Недавний скандал с карикатурами Charlie Hebdo и обезглавливанием учителя, также не добавил Парижу популярности в странах, где доминирует ислам, в то же время усилив позиции Турции, а также России, избегающей конфликтов на религиозной почве.

Таким образом, внутренние проблемы Франции сейчас дополняются неудачами ее внешней политики на Ближнем Востоке и в Африке. Они носят системный характер. Если кризис и будет разрешен, то вряд ли это произойдет при Макроне, при котором вышеуказанные проблемы лишь усугубились. Соответственно, обвинения в адрес России и Турции, вряд ли помогут Парижу, лишь обозначив ослабление французских позиций в африканских делах.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Борис Рожин

https://riafan.ru/1341222-poch...
Subscribe

  • И это - работает.

    Кримсон Дайджест, [05.05.21 12:58] В новостях сейчас обсуждают развод Билла Гейтса и отжиг Уоррена Баффета про инфляцию, но для меня это повод…

  • Минутка горькой правды.

    Мараховское время, [10.05.21 11:28] Одной из главных проблем нашего общества, ув. друзья, является нынешний научпоп и его научпопадьи. Научпоп (не…

  • Минутка улучшателей имиджа.

    Мараховское время, [05.05.21 10:01] Я, ув. друзья, завершил на оптимистической ноте серию вдумчивых докладов для ув. подписчиков высокой мараховщины,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments