vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Нам нужен новый Пожарский

Народ, сейчас серьёзно. Действительно серьёзно. Более того, некоторые вещи я не буду договаривать. Я доверяю своим читателям, что они могут продолжить цепочку. У нас здесь не группа поддержки светлоликих блогеров, мы здесь не для того, чтобы «не рефлексировать, а распространять». Здесь мы вместе поднимаем серьёзные вопросы и вместе думаем над ними. Ну, по крайней мере, стараемся.
Я, как всегда, буду перескакивать с одной реперной точки на другую. Как всегда, я буду оперировать фактами, которые вы сами и без меня прекрасно знаете, или, напротив, которые за давностью лет может оказаться очень трудно проверить, о чём честно вас предупреждаю. Я просто может буду поворачивать эти факты под несколько другим углом.
И чтобы было понятно, о чём это, почитайте статью Энфер, опубликованную несколько ранее.
Поехали.
В последнее время у нас одна за другой вышел ряд статей с глубокой аналитикой о путях дальнейшего движения. Это отражено у моих коллег под разными углами. И это хорошо. Без компаса тяжело найти направление в открытом море, недаром древние греки плавали только в виду берега и только днём. Они ещё не знали навигации по звёздам.
Но тут встаёт интересный вопрос. Это подразумевает, что корабль есть, и он готов к выходу в море. А если корабля нет?
— Что ты имеешь в виду? Как это нет?
— Ну нет корабля. И что тогда?
Все помнят, не мне вам напоминать, что было 30 лет назад.
В открытых источниках, я как-то читал версию, что к одному деятелю времён перестройки пришли поговорить несколько офицеров из одной весьма серьёзной организации.
После этого разговора он сказал: «Я устал, я ухожу».
Что происходило дальше, лучше всего описать пушкинскими строчками:
Россию поднял на дыбы.
Я даже представить себе не могу, чего стоило удержать страну, несущуюся в пропасть.
И — дыры везде.
И везде их латать.
«Курск»…
Регионы…
Полный развал во всех сферах…
Мне интересно вот, некоторые кандидаты в президенты, они вообще представляют, о чём это? Или так… на дебатах покрасоваться? Ладно, про это потом.
Итак, мы остановились у обрыва.
Не так сказал.
Нас остановила у обрыва нечеловеческая мощь и воля одного, ну может, нескольких человек.
Мы спасены?
Не так быстро.
В одном из комментариев к моей прошлой статье читатель привёл определение государства. Давайте ещё раз посмотрим на него из этой энциклопедии.
Государство — это
политич. организация экономически господствующего класса.
Я это помню именно так, как нас учили в университете, а, может быть, даже в школе.
Да, нас так учили.

Итак, государство является выразителем интересов правящего класса. В одной из своих статей, я, кстати, касался этого: правитель правит до тех пор, пока он выражает интересы правящего класса, пока он проводит политику, благоприятную для этого класса, и, соответственно, пока он может опереться на этот класс.
Так вот.
Можно задать вопрос?
С 90-х годов у нас поменялся правящий класс? Произошла смена экономической формации?
Вы мне скажете: «Семибанкирщину убрали».
Да. Но при этом напомню, что, когда «убрали» семибоярщину, ни строй, ни формация не поменялись.
Я привёл картинку памятника Петру.
Пётр, по сути, проводил реформы в интересах нарождающейся буржуазии. Для этого понадобился «император».
Иван Грозный завершал объединение земель после феодальной раздробленности. Для этого понадобился «царь».
В обоих случаях старую аристократию пришлось ломать через колено.
Но в обоих случаях у них было на кого опереться.
30 лет…
Моисей водил народ по пустыне 40 лет. Для того, чтобы сменились поколения, для того, чтобы не осталось никого, кто помнил бы о рабстве.
30 лет…
— Это что же получается, ещё 10?
Ну да. Ну, понятно, что фигурально, но смысл такой.
— До чего?
До того, чтобы забыли.
Мы в детстве играли с ребятами во дворе в «войну». Для этого нам нужны были «немцы».
Никто не хотел.
Переговоры, обещания, что в следующий раз, обиды, слёзы, драки…
Никто не хотел, даже с обещанием следующего раза.
Нам не надо было проводить всяческие уроки патриотизма, мы ничего не знали об идеологии.
Никто не хотел быть «немцем».
Я сидел на коленях у деда и играл его медалями.
Летом на речке я видел его покалеченную руку.
Единственно, что он отвечал на мои вопросы, это было «война».
А с другим дедом я играть не мог.
Я только видел его фотографию. Маленькую. Сделанную за месяц до…
Нам не нужно было ничего объяснять.
Мы и так всё знали.
Никто не хотел быть «немцем».
Даже если тебя исключали из игры.
30 лет назад я сидел в одной небольшой компании, и мы обсуждали только что назначенного нового министра образования. Не его самого, конечно, хотя это тоже было.
Я был единственный, кто сказал, что его реформы дорого нам обойдутся.
После нескольких рюмок чая я говорил слова, похожие на «враг народа», «вредительство», и «без права переписки».
Мне возражали, говорили, что по отзывам тех, кто непосредственно его знал (это, получается, было через вторые руки), с ним хорошо было пить водку, и вообще, он отличный парень.
У нас были уже отличные парни и просто очень хорошие люди.
Один очень любил свою семью. Он, кстати, канонизирован.
Другой тоже очень любил свою жену.
Оба они были последние правители своей страны. После них вверенные им страны прекратили своё существование. Один до сих пор объясняет, какой он хороший и как он всё делал правильно. Иногда даже учит, как надо сейчас поступать…
Поймите меня правильно. Любовь — это святое чувство, данное нам от Бога, и никто не может там топтаться грязными сапожищами.
Но эта не та строчка в резюме, которая даёт вам право на заполнение вакансии «руководитель государственного уровня».
За эти тридцать лет министры приходили и уходили. Но политика Минобра оставалась такая же.
Значит… это не воля одного отдельного министра? Значит… это нужно… Кому?
С Минобром пока всё. Пошли дальше. Не мне вам говорить про Минкульт. По сути, я могу просто повторить предыдущие две строчки.
Давайте зададим другой вопрос. Не «кому нужно?», а «что нужно?».
А заодно вспомним оставшиеся 10 лет.
И выстроим цепочку из всех этих фильмов, сериалов, всех этих открывающих глаз женщин, написанных убогим языком, но выставленных на первых полках и получивших литературные премии. Я уже задавал вопрос: «Вы знаете, сколько стоит, и не только в деньгах, чтобы книга попала на центральную выкладку в магазине?».
Добавим шутки про Карбышева в смеющийся зал…
Генерал Карбышев.
Был замучен немцами. Умер, как солдат. Теперь это — повод для веселья и смеха.
Смерть всегда трагична. Павший воин всегда вызывал особое уважение. Особые почести.
«Отдать душу свою за други своя».
Так всегда было, по крайней мере в христианской культуре.
А теперь это — повод для шуток.
— Они не знали!
— Так я про это и говорю.
В 80-е годы американцы подняли затонувшую советскую подводную лодку (может чуть раньше, не суть).
Тогда, как вы знаете, была настоящая охота друг за другом.
Они подняли лодку.
Там были тела подводников.
Что они сделали дальше — наверное, никто сейчас представить не может.
Времена не те.
Они привезли из Америки самолётом на корабль православного священника.
Простим им некоторые тонкости, для них все, кто ходил под Флагом Советских ВМС, были русские моряки.
Они привезли священника.
И они отпели наших подводников по православному канону (напомню, сами они не православные) и похоронили их с воинскими почестями.
Видеозапись они потом, много лет спустя, отдали Горбачёву.
Вы видели где-нибудь эту запись?
Мне надо прерваться.
*******
Извините. Старею…
Продолжаем.
Когда они вторглись в Ирак, крупнейшие СМИ прикрепили в действующие части своих корреспондентов. Я читал очерк о том, как уничтожили двух высоких чиновников в правительстве Саддама.
Хочу особо отметить для дальнейшего, что эти люди приняли бой и погибли как солдаты, с оружием в руках, обороняясь от превосходящих сил противника. Хочу ещё отметить, что они были на своей земле.
Этот очерк было страшно читать. Это было открытое и неприкрытое глумление. Я не буду его пересказывать, это ни к чему.
Даже немцы, случалось, отдавали воинские почести нашим павшим бойцам.
Что было в том очерке — это обесчеловечивание противника.
И мы походим к ответу на вопрос «зачем».
Против нас ведется война. «Не можешь победить врага, воспитай его детей.»
Они воспитывают наших детей.
Они делают это путем обесчеловечивания нашей истории.
Это не я первый сказал, вы найдёте похожие мысли у других авторов и на других ресурсах тоже.
И это делает Минкульт.
Но он один не смог бы это сделать. И уж точно не с нашим поколением.
Против моей лобовой брони его жалкие снаряды — это ничто. Я закаливал эту броню в детстве.
Значит, нужные книги ты в детстве читал (В. Высоцкий)
Поэтому они работают в паре с Минобром.
И нацелены они на наших детей.
Наших детей учат люди, которые ненавидят страну, где они живут (обратите внимание, я не сказал «свою страну»), и открыто это говорят.
Наших детей учат люди, которые ненавидят язык, на котором они говорят, и они заменяют его всем тем, что… ну ладно, не буду повторяться десять раз.
Наших детей учат люди, которые считают, что всё, что нужно знать о Великой Отечественной войне, написано в трёх книжках, и они вам скажут — в каких именно. Но только в этих, а не в других.
Когда история учится по фильмам и роликам модным блогеров, как вы думаете, что можно оттуда вынести?
У нас крадут наших детей.
Их уводят в лес, им вычищают память.
Им нужно изменить саму основу народа.
Им нужно заменить народ.
Чтобы стало возможно то, о чём раньше никто бы и подумать не мог.
Чтобы можно было делать то, что никогда нельзя было до этого.
Есть понятие «Компрадорская буржуазия»
Из нас хотят сделать «Компрадорских обитателей территории» (я сказал не «граждан»)
В Америке есть термин «президентское поведение».
Обычно оно употребляется в отрицательной коннотации. И очень редко. Например, «Такой-то поступил не по-президентски.»
Это может применяться как к действующему президенту, так и к покинувшим уже пост.
Как я уже сказал это бывает очень редко.
Вы можете представить себе, что в Америке кандидат в президенты, даже уже бывший, танцует практически стриптиз?
У нас это теперь возможно.
Это — не деградация «элит» (слово «элита» я взял в кавычки), это — дискредитация, опошление, причём циничное опошление самой природы власти в стране, идущей, между прочим, от народа.
У нас крадут, у нас отбирают наши традиции, нашу культуру… А это значит — нас самих.
Вы думаете, они всё-таки постесняются выпустить фильм про блокаду Ленинграда?
Не думаю.
Есть буквально несколько человек, которые разоблачают их ролики, их фильмы, их книги.
А сколького эти несколько человек сделать не могут? Просто не успевают.
Вы думаете, те, кто выпускает эти фильмы, обращают внимание на всё то, что говорят те несколько?
Их задача другая.
Они крадут у нас нашу страну.
Они делают это уже 30 лет.
И когда это наконец произойдёт, они смогут продолжить.
Осталось 10 лет.
Я упомянул памятник Петру.
В Москве на Красной площади стоит другой памятник.
На нём выбито
Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия
Вы, конечно, знаете, кто это такие, и почему им поставлен памятник.
Когда всё рухнуло, когда власть была в руках иностранных интервентов, двое русских граждан
собрали ополчение и выгнали иностранцев из Кремля. Это было в 1612 г. Теперь им стоит памятник.
Помните эту фразу:
«С кем вы, мастера культуры?»
С народом?
С каким?
Спасибо.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments