vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Игра на повышение

Дмитрий Лекух
На самом деле, довольно неожиданное для рынков решение стран — участников ОПЕК+, отказавшихся смягчать требования к сокращению добычи нефти и в апреле, выглядит таковым скорее на взгляд той части экспертного сообщества, которое ориентируется исключительно на позиции трейдеров и биржевых спекулянтов. А не на тот реальный мир «большой нефти», «большой добычи» и настоящей, а не виртуальной «большой нефтяной игры», в котором всё в последнее время отчего-то складывается, мягко говоря, некоторым образом по-другому.

Так, в частности, по далеко не такому оптимистичному, как у биржевых нефтяных аналитиков, прогнозировавших смягчение ограничений добычи, мнению министра энергетики королевства Саудовская Аравия принца Абдель-Азиза бен Сальмана, ситуация на рынке нефти если и улучшилась, то только по отношению к прошедшему январю.

И то это довольно спорное «улучшение на рынках» обеспечено было скорее тем, что страны ОПЕК+ пошли на добровольное сохранение ограничений в феврале — марте. А само королевство Саудовская Аравия так и вовсе ещё и дополнительно на эти два месяца сугубо добровольно урезало добычу ещё на 1 млн баррелей в сутки.

Очень серьёзный и вполне демонстративный «сигнал».

И ситуация тут выглядит тем более пикантно на фоне отдельной российской позиции, точнее, даже оппозиции: мы-то как раз считали наращивание добычи вполне допустимым, и… страны ОПЕК «в качестве компромисса» — небывалый случай — пошли нам навстречу: с согласия стран ОПЕК, в первую очередь королевства Саудовская Аравия, Россия и Казахстан всё-таки получили возможность нарастить в апреле добычу нефти в общей сложности на 150 тыс. баррелей в сутки. Да, это было красиво обставлено и обусловлено «потребностями внутренних рынков» (об этом чуть ниже). Но вот только остальные члены альянса, включая само королевство, не добавят в следующем месяце на рынок ни барреля.

О чём это нам говорит.


Во-первых, судя по всему, страны «старого ОПЕК» совершенно перестали каким-либо образом учитывать на глобальном уровне фактор «сланцевой добычи». Иначе бы не избирали стратегией настолько откровенно игру на повышение стоимости нефти: баррель уже давно находится в комфортном ценовом коридоре для сланцевой добычи, но оживления там что-то всё равно даже и не наблюдается.

Поэтому ОПЕК и не наращивает демонстративно добычу, «отжимая» реальные цены.

А зачем?

И российский, даже вместе с казахстанским, не сильно значимый рост добычи тут роли не играет примерно никакой.

Да и к тому же речь тут действительно — без лукавства — идёт именно о наших внутренних рынках, о росте внутреннего спроса: российский переговорщик на ОПЕК+, «энергетический» вице-премьер Александр Новак довольно доказательно это разъяснил: массовая вакцинация в стране уже просто по факту подняла спрос на топливо выше докризисного уровня. А сейчас ещё и весенние полевые работы на носу. «Для нас это очень важно, сейчас сезонный спрос. Нам необходимо увеличивать объёмы переработки на НПЗ и обеспечить растущий спрос на нефтепродукты в России», — пояснил вице-премьер в эфире «России 24».

И при таких раскладах тогда действительно не о чем спорить: ценообразование на внутренних рынках России изрядно отличается от формирования глобальных цен на нефть и нефтепродукты даже на уровне механизмов.

Поэтому здесь для саудитов важно, чтобы мы не наращивали слишком активно экспорт. А на наши внутренние рынки они, в общем, особенно и не претендуют, мы на них можем делать вообще всё, что захотим, — ибо иначе это было бы совсем, простите, смешно.

Но даже не это самое новое и интересное — более того, нового тут, в принципе, ничего особенно нет.

То, что американскую нефтедобычу, ещё год назад бившую все рекорды по объёмам и выходившую на первое место в мире, ждут тяжёлые времена, стало понятно сразу же после поражения Трампа на последних президентских выборах.

Тут всё просто.

Это республиканцы видели смысл в спасении жестоко пострадавшей в результате системного кризиса 2020 года национальной нефтедобывающей отрасли и пытались что-то там системно изменить.

В том числе договариваясь и с Российской Федерацией, и с королевством Саудовская Аравия: Трамп тогда, если помните, просто чудеса челночной онлайн-дипломатии проявлял, для него это было действительно важно.

У победивших демократов несколько иные приоритеты.

Зелёная энергетика, все дела.

И тут единственное, что может показаться неожиданным, — скорость происходящих сейчас внутри ОПЕК+ процессов, когда саудиты при вежливом нейтралитете русских фактически списали со счетов американскую нефтянку не в каком-то обозримом будущем, а уже прямо сейчас. Довольно самонадеянно, конечно, но определённые основания у них для этого есть.

Дело-то, в общем, житейское.

Тут гораздо любопытнее другое: а именно цели, которые не стесняясь декларирует министр энергетики королевства, принц Абдель-Азиз бен Сальман, он в этом смысле достаточно откровенен. Так вот, это не более, но и не менее чем «стабильность на рынке нефти». То есть управляемость и контроль за ценообразованием, с установкой единой справедливой цены. Цитируем дословно: «Вы можете сколько угодно спрашивать про цену, но я буду избегать комментариев на эту тему. Я не говорю о ценах, я готов рассуждать о стабильности и готов заверить вас в том, что волатильность на рынке нефти ограничена».

Намёк, в общем, понятен: прошлогодний хаос на рынке фьючерсов с ценовым ралли и последующей мини-катастрофой, судя по всему, «неформальный картель» ОПЕК много чему научил.

Например тому, что лучше трудно согласовывать добычу и ценовую политику с Россией и другими странами, не входящими в ОПЕК, через механизмы ОПЕК+, чем легко передоверять их биржевым спекулянтам, которые потом с такой же лёгкостью устраивают биржевые фокусы с «отрицательной ценой на нефть». И вы напрасно считаете, что для кого-то из реальных игроков-производителей или даже реальных больших трейдеров это было действительно смешно.

И вот таким нехитрым, в общем-то, образом, отказываясь от смягчения ограничений на добычу и провоцируя тем самым если не дефицит, то предчувствие дефицита стратегического сырья, ОПЕК+ как раз и перехватывает фактически «управление ценами». Понятно, что это процесс не такой быстрый, как кому-то в Эр-Рияде (да чего греха таить — и в Москве) хотелось бы, но тренд, согласитесь, весьма и весьма любопытный.

Имеет смысл последить. Просто хотя бы потому, что это и есть элементы того самого, постепенно складывающегося многообразного посткризисного мира, который, безусловно, станет куда более многополярным не только политически, но и экономически. И не только с точки зрения предсказываемой едва ли не всеми экспертными институтами «регионализации экономик», но и куда более серьёзной глобальной координации на уровне ведущих отраслей. В мировой энергетике, по крайней мере, процесс, похоже, «пошёл».

И роль ОПЕК+ как единого координирующего центра (возможно, и в области ценообразования, потому как картелю, даже такому «неформальному», нужна единая ценовая политика, механизмы которой, возможно, сейчас как раз вырабатываются тоже в нём, в этом новом мире), судя по всему, видится совершенно другой.

И если это действительно так, то нынешняя «игра на повышение» в этом случае — это пока что только, что называется, проба сил и проработка механизмов взаимодействия. А вот как далеко всё это сможет в самом исторически ближайшем будущем зайти — вот на это как раз будет весьма любопытно посмотреть.

Но прежними мировая добыча, а, скорее всего, и глобальная торговля нефтью и нефтепродуктами, теперь, похоже, совершенно точно не будут.

А вот ОПЕК+, напротив, показывает себя — даже в такие тяжёлые и по-настоящему кризисные времена — как достаточно толковый и действенный инструмент регулирования. Который, безусловно, нуждается в совершенствовании, но использования которого в среднесрочной исторической перспективе просто грех избегать.

https://russian.rt.com/opinion...
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment