vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Category:

Какая Украина, такая и война

12 марта 2021, 19:30 Альберт Акопян (Урумов)
Война начинается с поиска повода. Повод — это обвинение противника в создании некоей принципиально новой, незаконной и нетерпимой ситуации. Собственно, поиском повода и занимались украинские власти в последние дни и недели. Получалось не очень, т. е. не прозвучало почти ни одного обвинения, которое не звучало бы ранее. А Россия держится индифферентно: «Ребята, давайте жить дружно». Как в Грузии в августе 2008-го.

Похоже, это и есть пресловутый план Б Владимира Зеленского. Из новых обвинений со стороны Киева можно назвать, пожалуй, только придуманную Киевом «реакцию» России на «ситуацию», созданную Киевом же. Речь о запрете вещания трех телеканалов в начале февраля и внесудебных «санкциях» против их владельцев — граждан Украины через пару недель. «Новое» здесь в масштабах стандартного приёма, которым в Незалежной уже семь лет пользуются все, кому ни лень — от президентов и чиновников до блогеров из строчек третьего десятка. Сначала политик высказывает (блогер фейсбучит) несусветную чушь. А на следующий день СМИ (или тот же блогер) пишут, что заявление (пост) «вызвало истерику в Кремле». Собственно, всё. Дальше нужно сочинять что-то новое.

Но в нашем случае украинские чиновники больше месяца пытались вымучить связь:

«Мы закрыли прокремлёвские телеканалы и ввели санкции против кума Путина Виктора Медведчука, а Кремль в истерике решил ответить на Донбассе».

Секретарь СНБО Украины Алексей Данилов раз в несколько дней заверяет, что «Путину украинцев (варианты: „Украину“, „нас“) не запугать». Причем начал он еще до того, как Владимир Путин выразил недоумение по поводу закрытия телеканалов. Собственно, ни о чем другом Данилов в последнее время и не говорит, разве что в промежутках предлагает сделать английский язык вторым государственным или делится соображениями о том, что у украинцев, в отличие от русских, «независимость в генах». А когда оппозиция попыталась запустить новый телеканал, его отключили через час. Данилов назвал это «божьей карой». За то или другое, но еще один патриот Украины — депутат Верховной рады от правящей партии «Слуга народа» Максим Бужанский назвал Данилова «полным идиотом».

Пальму первенства главы СНБО в названной категории оспаривает глава украинской делегации в Минской контактной группе Леонид Кравчук. 5 марта первый президент Украины закусил удила:


«Если вы послушаете Путина, Лаврова, Пескова, Грызлова, то в разное время они говорят разное, а вывод один — они там ни при чем, они какие-то наблюдатели, они нам, видите ли, помогают решить вопрос какого-то внутреннего конфликта. А мы их просим? Мы говорим: идите вон к чертовой матери. Мы же не просим их решать конфликт, помогать нам, нет такого обращения и никогда не будет. Мы не просим агрессора помогать нам решить ситуацию с агрессором — это некая странность. Но они настолько неадекватны в своих оценках, я слежу за каждым их выступлением, и их трудно понять. Они думают, что столь хитры, что могут сами себя перехитрить». (Перевод укроСМИ.)

Вообще-то просьба была: Комплекс мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 года, где сторонами конфликта названы «украинские войска» и «вооруженные формирования ОРДЛО Украины» — украинцы с обеих сторон: конфликт внутренний. А Россия упомянута только раз, в примечании, в части трансграничного сотрудничества ОРДЛО Украины и «регионов Российской Федерации». Ну да ладно, вопрос в другом. Если Россия признает себя агрессором, то, наверное, не станет сдаваться сразу, а попытается взять, например, Киев, а возможно, и Львов: агрессор так агрессор! Этого вопроса Леонид Макарович себе не задал.

Вконец распоясавшись, беловежский подписант и вовсе запугал Россию:

«Если Россия и в дальнейшем будет стоять на том, что она не является стороной конфликта, а является лишь наблюдателем, и искать любые причины, чтобы блокировать наши переговоры, то можно говорить, что ситуация находится в тупике и что ее вывести из него можно лишь радикальными шагами».

К тому же он признал, что в феврале 2015-го приглашение таки было, а сегодня Украина сильна как никогда и может о нем забыть:

«Сегодня Украина не та, которая была 5, 6, 7 лет назад. Сегодня мы готовы, мы не хотим этого, но мы готовы набить морду тем, кто лезет к нам без наших приглашений».

Просто не оставил России других вариантов, кроме как возвращать Киев, мамку нашу блудную, в родную гавань.

Чтобы хоть как-то притянуть позывы Кравчука к международно-правовой теории и практике, на помощь ему поспешил экс-посол Украины в Вашингтоне Валерий Чалый. А то ж идиотизм получается: вдруг Россия действительно одновременно и испугается, и станет агрессором. И на тебе: дипломатические отношения, топливо для АЭС, транзит газа, аммиачный трубопровод из Тольятти в Одессу, а еще какой-то львовский букинист через известный сайт бесплатных объявлений предлагает полное собрание сочинений Сталина. Недорого. Торг. В общем, Чалый призвал готовиться к разрыву дипотношений с Россией и заранее подыскать страну, которая будет представлять интересы агрессора и жертвы в их столицах.

Но Кравчук Чалого кинул и в следующем интервью этой дипломатической мишуры даже не коснулся. Зато рассказал, что «недавно слышал интервью генсека НАТО: помимо всего прочего он сказал, что голосовать, быть Украине в НАТО или нет, будут 29 членов НАТО и никакого значения (дословно: никакого значения) мнение России здесь не играет роли». После чего назвал демагогией «вот эти разговоры, что нас там ждут, не ждут, или то, что когда-то было, когда что-то сказал, где-то кто-то был». И призвал думать не о курсе гривны, а об «одном важнейшем вопросе — Украина должна быть в НАТО». И тогда она там будет: «Я сказал! — Он сказал… „селёдку“ девкам показал». (Пословица приведена нами и только в качестве иллюстрации трагического противоречия между желаниями и возможностями.)

Да, и еще: «Соединенные Штаты Америки заявляют, что суверенитет Украины не останется без помощи, помощь будет наращиваться», — добавил Кравчук.
Ибо: «Каждый день я слышу заявления в Вашингтоне, в Брюсселе, что Европа все больше понимает, кто выступает агрессором».

Тут обедню чуть не испортил спикер украинской делегации в Минской контактной группе Алексей Арестович, который признал, что ВСУ открывают огонь в Донбассе несмотря на режим прекращения огня. При этом, как заявил актер, философ, военный эксперт, короче раздолбай, Украина не должна инициировать отмену перемирия, так как за этим может последовать «нелицеприятная реакция мирового сообщества». Но его слова быстро «оттрактовали» в том смысле, что украинские войска открывают исключительно ответный огонь, «в отличие от оккупационно-террористических».

Второй месяц ноет житель Киева, уроженец Донбасса Сергей Гармаш, которого вместе с еще одним блогером — уроженцем Луганска Киев включил в состав своей делегации в качестве «представителей ОРДЛО» («вот с ними мы и будем согласовывать документы, чего требуют Минские соглашения»). Самозванца возмущает то, что официальные представители ЛДНР его игнорируют, но включили в состав делегаций своих представителей общественности, которые не против его послушать, но смеются. Так мы тоже возмущены! Надо было включить в состав делегаций ДНР и ЛНР уроженцев Киева, Харькова, Одессы, Львова (такие есть даже в Народной милиции ЛДНР) и назвать их «представителями Украины»! Так можно быстро согласовать и дату местных выборов, и новую конституцию конфедерации с названием «Народные Республики Новороссии и Малороссии»! Не в один день, конечно. А то Гармаш и так уверен, что пренебрежение к нему — это звено одной цепи с обострением на фронте.

Сбить накал, а заодно напомнить о собственной значимости попытался глава офиса президента Андрей Ермак, который огорошил общественность сообщением о том, что Эммануэль Макрон и Ангела Меркель предложили новый план мирного урегулирования, а Украина (читай: Ермак) «его доработала». Теперь план лежит на столе у Владимира Путина, и никуда тому не деться. Активность Ермака понятна. Как пообещал украинский пропагандист (примем украинский дискурс: у нас журналисты, у них пропагандисты) Дмитрий Гордон, 15 марта будут озвучены результаты расследования о причинах срыва в 2020 году спецоперации «33 разведок» по захвату группы сотрудников российских ЧОПов (никакой ЧВК «Вагнер» в природе не существует), самолет с которыми из Минска в Африку планировалось посадить в Киеве. Похоже, всех собак собираются повесить на Ермака, вот он и подсуетился. Увы, у «обновленного плана урегулирования», который Ермак швырнул на стол Путина, есть маленький недостаток: о нём никто не знает ни в Кремле, ни в Киеве. Возможно, в Париже и Берлине о чем-то и догадываются, но молчат. Мы уж не спрашиваем о том, а что было бы с Украиной, если бы спецоперация удалась.

Вот глава МВД Арсен Аваков действует гораздо тоньше. Сначала прозрачно намекает на то, что план удара по «пятой колонне» разработал лично он, а затем рассказывает о своём крайнем удивлении, когда Зеленский сообщил ему о том, что решил действовать. Даже переспросил: «Владимир Александрович, вы точно решили действовать?» — а тот своим суровым голосом прохрипел: «Да!» То ли Аваков уважил субординацию, то ли решил соломки подстелить на случай, если план Б будет иметь не самые приятные последствия. Увы, была допущена грубая технологическая ошибка: интервью оказалось слишком обширным и главные посылы затерялись. А российские СМИ выхватили только заявление о том, что «русский язык, или, как я его называю, слобожанский язык в нашем случае, не принадлежит России». Многие СМИ даже отбросили контекст: идею вещания украинских русскоязычных (понятно, пропагандистских) телеканалов по всему миру.

Мотивы заявления Авакова прозрачны, как слеза ребенка. Если наступление Зеленского захлебнется, то кому же брать на себя бремя диктатора, как не ему, Керенскому (зачеркнуто) Авакову?

Мнение Валерия Поцелуйко, советника Авакова, высказанное 8 марта, можно было бы не приводить: не тот калибр. Да и главная мысль несвежа: «Русские идут!» Но есть нюансы, которые высвечивают то, как в МВД просчитывают варианты ответа со стороны России:

«Те шаги, которые ввел СНБО, которые ввел президент — это очень мощные шаги. Закрытие каналов Медведчука и Козака (Тарас Козак, официальный владелец телеканалов) — это удар по их инструменту влияния в Украине. Я уверен, что это очень сильный удар и потрясение для России. Мы считаем, что будет противодействие. Вопрос только, когда и в какой степени».

Надо бы и советника Авакова номинировать на приз в виде той пальмы. Судите сами, человек рассказывает, что у МВД есть «стратегия деоккупации Донбасса»:

«Она у нас есть, она разработана пошагово, до мелочей. И мы готовы хоть сегодня обеспечить эти мероприятия». И тут же добавляет: «Но при одном условии: сначала россияне выводят свои войска, свой контингент, мы заходим, контролируем государственную границу, а потом проводим там все, что угодно».

Но мы Поцелуйко помилуем. Дело в том, что он озвучил два ключевых вопроса, которыми задаются в ведомстве Авакова: когда и в какой степени ответит Россия?

А отсюда следуют выводы. В МВД Украины допускают, что:

во-первых, ответ России может быть не немедленным или в ближайшей перспективе (т. е. у Авакова понимают, что никакой «истерики в Кремле» нет, а уже одно это должно бы насторожить);

во-вторых, советник Авакова прямым текстом признаёт, что пока Россия никакого ответа не дала (так кто же начал очередную бойню в Донбассе, господа Поцелуйко и Аваков?);

в-третьих, у Авакова рассчитывают, что ответ будет не сокрушительным, если можно рассуждать о его «степени»; вкупе с уверенностью в том, что всё же «противодействие будет», это означает, что в ведомстве не просчитали варианта: атака Зеленского на СМИ и Медведчука… устраивает Кремль;

в-четвертых, обобщающий вывод: в Кремле просчитали план Б Зеленского и мешать ему не собираются — действия Киева полностью укладываются в русло, модель событий… в Закавказье в 2008 году (см. «Пятидневная война. Как это было на самом деле»). Президент Украины повторяет путь Михаила Саакашвили даже в мелочах. Так, Зеленский изображает горячее стремление встретиться с Путиным, поговорить, отвести угрозу войны и т. п. Точно так же, как Саакашвили бегал за Дмитрием Медведевым на саммите СНГ в Астане, поминутно комментируя это иностранным журналистам: «Смотрите, я хочу мира!» В то же время со стороны России мы слышим те же «беззубые» предостережения и заявления об обеспокоенности.

События, которые можно запустить, но нельзя остановить, никогда не «начинаются». Лавины либо нет, либо мгновение — и она уже есть. Саакашвили тоже был уверен, что «в случае чего» ситуацию можно будет отыграть. В августе 2008 года, за два дня до атаки на Цхинвал, на заседании Совбеза Грузии в течение 8 минут обсуждался вопрос Саакашвили, можно ли будет свернуть готовящееся наступление в случае непредвиденного развития событий. Глава МВД Грузии Вано Мерабишвили ответил, что в принципе можно, но в этом случае будут потеряны грузинские села анклава к северу от Цхинвали (долина Большой Лиахвы): оттуда придется вывести спецназ МВД, а мирное население уже было заблаговременно эвакуировано. С Мерабишвили согласился Мамука Курашвили, командующий грузинским батальоном в составе Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ). Мы всё знаем. Смайлик. Но Зеленскому следует знать, что своей «долиной речки» — административными границами бывших Донецкой и Луганской областей — попытка соскочить не ограничится.

С вероятностью 99 против одного Киев блефует с целью усилить переговорные позиции. Леонид Макарович вдруг отключил симптомы маразма и заявил, что не исключает и даже «планирует» саммит в «нормандском формате» на апрель. Несмотря на то, что не далее как вчера Дмитрий Песков напомнил о позиции Москвы: никаких новых встреч до выполнения Киевом обязательств, принятых на себя на прошлой встрече (декабрь 2019-го), не будет.

Но не исключено и то, что Киев не блефует, а действительно готовится к широкомасштабной войне. Неважно, с какими надеждами и с какой целью. Захватить республики за три дня или в соответствии с приказом создать условия для блокирования «Северного потока — 2». Варианты настолько абсурдны, что к ним следует относиться всерьез.

Тогда перед Кремлем и Вооруженными силами Российской Федерации стоит тяжелейшая задача, но не та, о которой говорят украинские военные эксперты и политики. Задача — нейтрализовать Вооруженные силы Украины, сведя к максимально низкому уровню их потери в личном составе. Тогда значительную их часть удастся переподчинить и в освобождаемый Киев первыми вступят украинские подразделения. Решаемо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment