vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Борис Марцинкевич: Паника на газовом рынке Европы: что будет после пожара на заводе “Газпрома” (Vvs)

Борис Марцинкевич: Паника на газовом рынке Европы: что будет после пожара на заводе “Газпрома” (Vvs)

Содержание


  1. Сургутский завод и европейские газопроводы

  2. Газовый конденсат и его стабилизация

  3. “Торопиться не надо”

“Газовое ралли” в Европе продолжается: в конце прошлой недели стоимость фьючерсов на газ за сутки поднялась больше чем на 20 долларов. Причиной волнений трейдеров стали неприятные новости из Сургута, где на крупнейшем в России заводе по стабилизации газового конденсата (далее — ЗСК), принадлежащем “Газпрому”, произошел крупный пожар. Огонь ликвидирован, жертв нет, накануне стало известно, что на завод возобновились поставки сырья. Однако сразу после пожара был снижен объем прокачки по магистральному газопроводу “Ямал — Европа” — с 1,9 миллиона кубометров в час до 1 миллиона. Никаких сообщений о том, что это изменение было связано с событиями на Сургутском ЗСК, не было, а через несколько часов объем прокачки стал расти — до 1,5-1,6 миллиона кубометров в час. Вероятнее всего, именно отсутствие сообщений на официальном сайте “Газпрома” и привело к легкой панике трейдеров на площадках европейских хабов — обстановка и без этого была нервной, таких высоких цен на газовом рынке Европы в летнее время не фиксировалось за весь период ведения статистики. Вторая причина — сам факт существования многочисленных газовых хабов и электронных торговых площадок, к работе на которых в последние годы допускаются компании без серьезных компетенций в газовой отрасли.

Сургутский завод и европейские газопроводы

Попробуем разобраться, может ли пожар в Сургуте иметь влияние на изменение объемов прокачки газа по газопроводу “Ямал — Европа”. Для начала отметим, что в том же Надым-Пур-Тазовском регионе Ямала начинаются газовые магистрали, по которым голубое топливо идет не только к ГП “Ямал — Европа”, но и к газотранспортной системе Украины, и к “Северному потоку”. И никаких изменений в объемах транзита через ГТС Украины, через СП не было — все шло в штатном режиме. Это первое соображение, которое заставляет сомневаться в наличии связи пожара и снижения объемов поставок по белорусско-польскому маршруту.Второе соображение тоже “географическое”: данные по объемам прокачки поступили с газоизмерительной станции “Мальнов”, установленной на границе Польши и Германии. Следовательно, нельзя исключать, что изменение объемов — проблема не “пожарная”, а связанная с тем, что польские трейдеры смогли направить часть российского газа на свои нужды. Официальных сообщений от польской компании PGNiG, которая отвечает за снабжение этой страны газом, тоже пока не поступало. Напомним, что, по информации “Газпром-Экспорта”, за первые семь месяцев текущего года по сравнению с таким же периодом 2020-го объем поставок газа в Польшу вырос на 14,6 процента. Потому ничего удивительного в том, что PGNiG именно 6 августа могла изъять дополнительные объемы для польских потребителей, в общем-то нет. В такую версию вполне укладываются все указанные изменения: с 1,9 миллиона кубометров в час до одного миллиона кубометров и затем до 1,55 миллиона кубометров в час.

Газовый конденсат и его стабилизация

Но основные размышления связаны, конечно, с тем, что ни одно крупное СМИ изначально не давала информации о том, что такое Сургутский ЗКС, какие функции он выполняет, как его работа может влиять на объемы прокачки газа по магистральным трубопроводам. Самые подробные сообщения — “пожар произошел из-за взрыва на установке деэтанизации первой очереди”. Вот и давайте вспоминать, что такое газовый конденсат, зачем нужна его стабилизация и что обозначает этот термин. Газовый конденсат — это нечто среднее между нефтью и газом, по химическим свойствам это вещество ближе к легким сортам нефти. Конденсат образуется в силу того, что природный газ — это некое ассорти разных газов, начиная от самого легкого, метана, и до более тяжелых этана, бутана, пропана, гексана и так далее. Каждый из более тяжелых газов, если их выделить в самостоятельные фракции, — сырье для химической промышленности и, соответственно, способ нарастить прибыль для газодобывающих компаний. Газ в подземных пластах находится под высоким давлением, при подъеме по трубам буровых вышек давление резко снижается. На языке химиков такой процесс называется адиабатическим, одна из его особенностей — резкое снижение температуры газа, на газовых месторождениях обычно до -30 и даже до -40 градусов. И именно наиболее тяжелые фракции природного газа при этом становятся жидкими, причем в этой жидкости содержится метан — тот газ, который и используется в котлах электростанций. Поэтому первые этапы очистки газа и конденсата осуществляются уже непосредственно на месторождениях — на установках комплексной подготовки газа (УКПГ).Основное предназначение УКПГ не столько очистка конденсата, сколько удаление из газа того, что может принести вред трубопроводам и компрессорным станциям, — воды и сероводорода. Образовавшийся конденсат тут же, на месторождении, отправляют на установку деэтанизации конденсата, где происходит предварительное отделение газообразных метана и этана. Но это только первый, предварительный этап очистки и сепарации конденсата — полностью все процессы можно реализовать только на заводах стабилизации конденсата. Здесь методами ректификации (многократное испарение с последующей конденсацией) из конденсата уже полностью выделяют все ценные фракции. Основная продукция Сургутского завода по стабилизации конденсата имени Черномырдина — широкая фракция легких углеводородов (этан, пропан и бутан), часть которой здесь же превращается в автомобильное топливо, а стабилизированный конденсат перерабатывается так же, как нефть, — с выходом дизельного топлива, бензина и авиационного керосина. Весь выделенный в процессе производства метан отправляется в трубопроводную систему “Газпрома”, но метан не является основной целевой продукцией — производство топлива и выделение этана, бутана и пропана более маржинально.

“Торопиться не надо”

Комментариев от “Газпрома” относительно того, какими могут быть последствия ЧП на Сургутском заводе, пока нет. Да, поступление метана с завода в трубопроводную систему прекратится — как минимум до того момента, пока не будет возобновлена работоспособность технологических линий. Если учесть, что в программе развития “Газпром Переработки” — подразделении концерна, которое ведет оперативное управление Сургутским ЗСК, — на 2022 год было запланировано проведение модернизации технологических линий, то есть основания полагать, что в текущем году работа завода восстановлена не будет.Какими могут быть действия “Газпрома” для того, чтобы объем зарубежных поставок не снижался? Наиболее оптимальный вариант — увеличить объемы добычи на тех месторождениях, где содержание метана максимально, а содержание более тяжелых фракций минимально, одновременно снизив объемы добычи на пластах, в которых содержится более “жирный” газ и имеется большое количество газового конденсата. А вот сумеет ли наш газовый концерн провести в сжатые сроки такую “рекомбинацию” или нет, мы услышим только после того, как свое слово скажут специалисты. Велики шансы, что проблему удастся решить, ведь парк скважин в Надым-Пур-Тазовском регионе у “Газпрома” огромен, и, кроме того, “Газпром” наверняка готов к началу подачи газа в систему газопроводов, которые должны обеспечить газом “Северный поток – 2”. Когда мы можем узнать, какими будут действия “Газпрома”? Если верить отраслевым экспертам, то в формулах цены по экспортным контрактам “Газпрома” порядка 80 процентов влияния оказывают спотовые цены европейского рынка. Скорость реакции европейские газовые трейдеры уже продемонстрировали, и, вполне возможно, это повод для того, чтобы анализ сложившейся ситуации и переучет имеющихся скважин на различных месторождениях будет максимально тщательным, а вслед за анализом будет проведен и дополнительный аудит. Взвешенность и неторопливость — это стиль, который “Газпром” может перенять, к примеру, у Федерального сетевого агентства Германии. Этот регулирующий орган уже второй месяц изучает комплект документов, поданный компанией Nord Stream 2 AG на получение статуса независимого оператора. Статус независимого оператора позволит обеспечить работу магистрального газопровода “Северный поток – 2” на сто процентов его проектной мощности. Вопрос серьезный, обстоятельства в германском ведомстве изучаются самым тщательным образом, и то, что только ввод в эксплуатацию “Северного потока – 2” может быть единственным способом остановить продолжающийся рост цен на европейском газовом рынке, ФСА нисколько не смущает. И невольно вспоминается классический советский фильм, в котором герой Владимира Этуша произносит замечательную фразу: “Торопиться не надо”.

Борис Марцинкевич

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments