vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Воображаемые нации (shinshilo)

Воображаемые нации (shinshilo)
The Economist задалась вопросом - "Почему США продолжает создавать коррумпированные государства марионетки?" и затем по тексту выдает слегка замаскированный ответ, без указания персон и национальности - это мафия.

Как только США объявили, что не будут спасать "поциента", у бородатых мужиков в тапках в Афганистане все быстро пошло на лад, правительственные солдаты переодевались в гражданское и бежали куда глаза глядят. На бумаге в афганской армии были сотни тысяч хорошо экипированных бойцов, а на самом деле его немногочисленным боеспособным командирам приходилось покупать боеприпасы у офицеров снабжения и платить наличными за артиллерийскую поддержку. Спецназ был хорошо выучен, но этими элитными войсками командовали некомпетентные родственники высокопоставленных политиков. Солдатам не платили, поскольку чиновники воровали военные бюджеты. Граждане оставались верными своим семьям и кланам, а не правительству, которое скорее могло убить их, чем помочь. Государство представляло собой дом Ниф-Нифа, построенный в угоду своим американским спонсорам. Когда они ушли, его сдуло ветром.

Сходство между Южным Вьетнамом в 1975 году и Афганистаном на прошлой неделе не только внешнее. Сходство между двумя коллапсами поразительно. Они выходят за рамки провалов разведки, лживых речей и брошенных союзников. В конце концов, оба недо-государства пали, потому что они были опустошены коррупцией, древней болезнью управления, которой подвержены американские проекты государственного строительства. Это касается Ирака, Косово, Боснии, Гаити и Украины. Политологи когда-то считали коррупцию второстепенной проблемой, но теперь многие считают ее критически важной для понимания не только того, почему американские прокси терпят неудачу, но и того, как работают государства в целом.


Коррупция обычно определяется как злоупотребление служебным положением в личных целях. Самая простая форма - это взяточничество, которое в Афганистане широко распространено. "От свидетельства о рождении до свидетельства о смерти и всего, что находится между ними, вы каким-то образом должны давать взятку", - говорит Ахмад Шах Катавазай, бывший афганский дипломат. Его выгнали со службы после того, как он написал статью, осуждающую коррупцию в правительстве. Таможенные служащие, полиция и клерки обычно требуют чаевые-бакшиш. По мере продвижения Талибана в последние недели, стандартная такса за получение обычного паспорта выросла до тысяч долларов.

Оказалось, что мелкое взяточничество наименее опасный вид коррупции. И тут мне вспомнился Саакашвили, который "искоренил" в Грузии эту разновидность коррупции в пользу системной государственной. The Economist тревожит то, что для получения одобрения правительства на крупные инвестиции необходимо, чтобы министры или полевые командиры могли участвовать в этом процессе. Что еще хуже, государственная работа с доступом к взяткам сама по себе является ценным товаром. Как обнаружила Сара Чейес, эксперт по коррупции, руководя НПО в Афганистане с 2002 по 2009 год, местные чиновники часто покупают их должности. Затем они должны вымогать откаты, чтобы окупить свои вложения, и при этом отправлять начальству часть прибыли. Катавазай говорит, что должность начальника районной полиции может стоить $ 100 000. Очень жаль, что The Economist не пишет про наблюдательные советы в украинских компаниях.

Такая коррупция создает сети покровительства, которые угрожают целостности государства. Основная цель чиновников - не выполнение миссии своего агентства, а вымогательство доходов для распределения среди своих семей и друзей. Даже до вторжения США, Афганистан частично управлялся сетями патронажа, возглавляемыми региональными полевыми командирами.

Однако вместо того, чтобы демонтировать эти сети, США укрепляла их, платя полевым командирам за поддержание мира, согласно отчетам Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана (SIGAR), американского надзорного органа. Рядовые афганцы вскоре пришли в ярость из-за коррупции в правительстве и стали более любезны по отношению к Талибану.

Исследование, проведенное Transparency International в 2015 году, процитировало прозрение одного из политиков: "Ребята внизу отправляют деньги в верхнюю часть системы, а ребята наверху крышуют низ, так и работает мафия". По Афганистану разъезжали вереницы джипов лимитированных серий, на которых передвигались представители американской оккупационной администрации и различных НКО, но этого никто не видел до последнего дня.

Лишь однажды в 2009 году США обратили внимание на коррупцию. Надо же новому президенту (Барак Обама) показать, что битва с коррупцией идет полным ходом.  Г-жа Чейес стала советником Стэнли МакКристала, генерала-реформатора, который тогда возглавлял ISAF, коалицию сил под руководством НАТО в стране. Следственное подразделение ISAF, известное как Shafafiyat ("прозрачность" на пушту), было создано под руководством генерал-лейтенанта сухопутных войск вооружённых сил США Макмастера, который позже выполнял функции советника по национальной безопасности США. Он добился кое какого прогресса в пресечении мошенничества при закупках. (Кстати на Украине госзакупки ведутся через систему тендеров "Прозоро" - прозрачно по-украински)

Но затем командующего сменили и Shafafiyat  был сокращен. К моменту последнего наступления талибов государство стало настолько коррумпированным, что большинство его губернаторов заключили сделки с джихадистами, чтобы перейти на другую сторону. Афганская армия была "призраком", ее численность была раздута "солдатами-призраками" - отсутствующими, указанными в платежных ведомостях, чтобы командиры могли класть в карман их зарплаты.

Американцы могут припомнить термин "солдаты-призраки" из Вьетнама, где коррумпированные командиры использовали точно такую ​​же систему. Возможно, четверть имен в реестрах южновьетнамской армии (ARVN) в дельте Меконга в 1975 году были вымышленными. Некоторые офицеры АРВН были блестящими бизнесменами: один южновьетнамский полковник заказывал бесцельные артиллерийские налеты, чтобы продать гильзы на металлолом. Как и в Афганистане, полиция и вооруженные силы также получали прибыль от торговли героином.

Действительно, выводы отчета 1978 года о падении Южного Вьетнама, подготовленного RAND, аналитическим центром по вопросам безопасности, предвосхищают выводы последнего отчета SIGAR по Афганистану, опубликованного 31 июля. В отчете RAND говорится, что южновьетнамцы считали коррупцию "фундаментальным недугом, во многом ответственным за окончательный крах". Проблема была диагностирована во Вьетнаме дальновидными офицерами еще в начале 1960-х годов. Так почему же Америка отказалась рассматривать это как серьезную проблему, когда десятилетия спустя вторглась в Афганистан?

Один ответ состоит в том, что это потребует изменения точки зрения. За последние два десятилетия многие ученые стали рассматривать коррупцию как форму управления как таковую, где власть основана на узах семьи или дружбы, а не на безличных институтах. Такие государства в основном озабочены умиротворением вооруженных командиров, отдавая им долю экономической добычи.

Это описание также применимо к мафии, феодальным системам, например, в средневековой Европе, и режимам полевых командиров в Южном Вьетнаме и Афганистане. Подобные состояния могут быть достаточно стабильными. Но им не хватает лояльности и сплоченности, необходимых для того, чтобы победить дисциплинированное идеологическое повстанческое движение, такое как вьетнамские коммунисты или Талибан.

Другая проблема заключается в том, что американские интервенции были инициированы вооруженными силами, которые склонны к оптимистичному освещению событий и краткосрочному мышлению. Военные офицеры "очень сосредоточены на том, чтобы активно действовать в течение девятимесячной ротации, что не очень подходит для решения проблемы коррупции", - говорит Марк Пайман из компании CurbingCorruption. В начале оккупации офицеры хвастались тем, что успокоили свои районы, заплатив полевым командирам. Между тем у агентств по оказанию помощи есть сомнительная привычка судить об успехе по тому, сколько денег они собрали у доноров и все ли они потратили, а куда это дело десятое.

Это приводит к связанной с этим проблеме: слишком большие траты денег в бедных странах порождают коррупцию и инфляцию. И в Южном Вьетнаме, и в Афганистане огромный приток американских долларов вызвал всплеск инфляции, уничтожив зарплаты в государственном секторе. (Афганистан, с ВВП около 20 миллиардов долларов в 2020 году, получил $ 145 миллиардов американской помощи в период с 2001 по 2021 год. Инфляция в среднем составляла в год 17,5% в 2003-08 гг.) Ни одно из правительств не имело возможности собирать достаточные налоги на заработную плату солдат и гражданских служащих. Даже честные государственные служащие были вынуждены требовать откатов, чтобы не умереть от голода.

Поэтому рекомендация экспертов по борьбе с коррупцией заключается в том, что в таких странах, как Афганистан (Ирак, Косово, Босния, Гаити, Украина и т.д. и т.п.), меньше кормить и больше доить помощь должна быть умеренной и сосредоточиваться на достижениях, а не на размерах грантов.

P.S. Только не понял какую мафию они имели ввиду. Американскую что ли?

Использованные источники:
Комментарий автора:

Теперь понятно почему заерзали на Украине.

Харчеваться как теперь будут?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments