vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Categories:

Украина в ожидании алых парусов

Ростислав Ищенко
Поведение украинских политиков вновь стало предметом обсуждения общественности и СМИ нескольких стран, после того как Зеленский провёл свою «Крымскую платформу». Как это бывало в подобных случаях и раньше, люди удивляются нелогичности их действий.
Государство не может выжить самостоятельно. При этом судьбы большинства представителей его политического класса неразрывно связаны с судьбой украинской государственности.
Политики и бизнесмены, журналисты и активисты, общественники и деятели культуры в достаточной степени скомпрометированы, чтобы опасаться мести со стороны собственных сограждан. Одновременно они совершенно беспомощны и абсолютно не соответствуют своим должностям, званиям, формальной профессиональной квалификации. Они могут быть успешными только в специфических украинских условиях, которые кардинально отличаются от принципов, на которых базируется политика и бизнес в России, Китае, на Западе. Только в некоторых африканских странах ситуация более-менее тождественна украинской.
Чтобы сохранить своё государство в качестве кормовой базы, правящей элите Украины и её обслуге необходимо было бы попытаться стать полезными сразу всем соседям. Это значит как минимум по направлениям:
    на российском - хотя бы прекратить обстрелы Донбасса и приступить к нормальным переговорам с республиками;
    на польском - перестать раздражать поляков бандеровщиной;
    на венгерском и румынском - снять проблему ущемления образовательных и национально-культурных прав соответствующих меньшинств в Закарпатье и Северной Буковине;
    на германском (европейском) - прекратить интриговать против «Северного потока - 2»;
    на американском - перестать третировать Байдена невыполнимыми требованиями.
Мне могут сказать, что это будет отказом от основ долговременной украинской внешней политики. Что это капитуляция. Но если проводившаяся долгие годы внешняя политика привела к катастрофе, её надо менять. Если изменение внешнеполитического курса вызывает ощущение капитуляции, значит, и сам курс, и его информационное обеспечение осуществлялись никуда не годными методами.

Ни у собственного народа, ни тем более у партнёров не должно возникать ощущение фатальной предопределённости вашей политики. Если вас не надо даже просчитывать, настолько вы очевидны, то вы обязательно будете, как Валтасар, «взвешены и найдены слишком лёгкими».

Резкая смена курса - иногда последнее, что остаётся в запасе у кормчего, желающего спасти корабль, который несёт на скалы. Но украинские политики курс менять не собираются. Наоборот, они подчёркивают, что, несмотря на безвыходность положения, несмотря на то что этот курс перестал удовлетворять даже их стратегических союзников, что он погружает Киев в международную изоляцию, они от него не отступят.

Более того, они начинают агрессивно нападать на своих союзников и благодетелей, абсурдно обвиняя глав других государств в том, что они не защищают интересы Украины. Хотя понятно, что каждый политик защищает интересы своей страны и своих избирателей.

Надо отметить, что украинские политики в этом своём упрямстве опираются на полную и безоговорочную поддержку майданной общественности. Грубо говоря, те украинцы, которые объявили себя европейцами, проявляют отсутствие свойственной европейской политике гибкости.

По сравнению с ними даже Андрей Андреевич Громыко, прозванный американцами «Мистер нет», за несгибаемую твёрдость на переговорах, выглядит ярым приверженцем компромисса. Почему так? Ведь ясно же, что подобная «несгибаемость» вот-вот добьёт остатки украинской государственности, что сразу же ощутят на себе все группы выгодополучателей (от безродных активистов до ведущих олигархов).

В целом большинство в любом обществе составляют люди, стремящиеся к стабильности. Они предпочитают гарантированный имеющийся уровень жизни рискованным попыткам получить больше. И они правы - редко кому удаётся рискнув выиграть. Большинство рискующих теряет имеющееся. Люди это чувствуют инстинктивно, но в принципе это доказывается при помощи несложных математических вычислений.

Ресурс любого общества конечен в каждый отдельно взятый момент времени. Его рост идёт достаточно медленно, чтобы отдельная личность могла резко повысить благосостояние только за счёт того, что рост совокупного ресурса обеспечивает и рост благосостояния каждого отдельного члена общества.

Грубо говоря, если у нас есть общество, состоящее из десяти человек, состояние каждого из которых оценивается в сто рублей, то совокупный ресурс общества составит тысячу рублей. Допустим, что за десять лет совокупный ресурс вырастет на десять процентов. Тогда одно состояние будет составлять 110 рублей. Чтобы такими темпами удвоить состояние, понадобится сто лет. Это явно нельзя считать резким ростом благосостояния.

Допустим, что кто-то решил увеличить своё состояние в десять раз за один-два года, доведя его до тысячи рублей. Это значит, что он претендует на весь совокупный ресурс данного общества.

То есть, чтобы выполнить свою задачу, он должен полностью разорить 9 своих коллег. Причём даже в этом случае задача не будет выполнена, поскольку часть ресурса будет утрачена в период перераспределения, которое в данных условиях не может быть ни добровольным, ни справедливым.

Приведённая выше схема не является идеально точной. В реальном обществе действует куда большее количество переменных, что серьёзно усложняет схему. Но в первом приближении она даёт достаточно точное представление о том, почему большинство членов общества предпочитают не рисковать, а также почему премия за риск бывает достаточно высока - слишком мало рискующих завершают жизнь благополучно, большинство рано или поздно узнают, что «Боливар не вынесет двоих».

Но в любом обществе всегда найдётся своя Ассоль, о которой все в Каперне знают, что она ждёт своего принца, который должен увезти её на белом корабле с алыми парусами. Ассоль рискует. Общество её не воспринимает. При этом нет никаких оснований считать, что «принц» прибудет. Но он появляется. У Ассоль наступает минута славы, которая и есть целью её жизни.

Грэй такой же ловец минуты славы, как и Ассоль. Он видит девушку, она ему нравится (это не любовь - нельзя полюбить человека, с которым не сказал и пары слов, а только смотрел на него спящего). Он узнаёт историю Ассоль. И чтобы завоевать её сердце, снабжает свой корабль алыми парусами, прибывает к Каперне и на глазах у всей деревни увозит Ассоль.

Повесть не случайно завершается сценой, в которой никем не управляемый корабль с перепившемся экипажем плывёт в неизвестном направлении. Грей и Ассоль получили свою минуту славы. Но что будет дальше? Уживутся ли друг с другом два столь сильных и самодостаточных человека, или уже в ближайшем порту девушка сойдёт на берег и они расстанутся навсегда? А может, корабль и не доберётся до порта, ведь все пьяны.

В общем, прошлое мрачно, будущее пугающе и только минута славы была у каждого из них. В Каперне об этой истории посудачат да и забудут. Она не вписывается в привычный ритм жизни здорового общества, которое не о принцах мечтает, а просто работает, постепенно накапливая благосостояние.

Так вот, Украина вся своего рода Ассоль, мечтающая о минуте славы, о своих алых парусах. Поведение «европейских» украинцев в отношении Европы ничем не отличается от поведения «пророссийских» украинцев в отношении России. В обоих случаях одни упрёки, обвинения в предательстве и требования обеспечить минуту славы ждущим алые паруса.

Вся украинская политика - жертва. Текущие дела приносятся в жертву ожиданию алых парусов. Субъектность (возможность ковать своё будущее собственными руками) меняется на ожидание «принца», прибытие которого одним махом решит все проблемы. Ничего не надо делать, надо лишь дождаться. Только одни ждут реставрации Российской империи (кто-то в форме СССР), а другие её окончательной ликвидации. Спор идёт о том, кто сделал правильную ставку, с Запада или с Востока должны прибыть алые паруса.

Поэтому активисты майдана с умилением вспоминают свою минуту славы - день бегства Януковича и захвата ими власти, после того как накануне казалось, что всё потеряно и майдан вот-вот будет раздавлен. Активисты антимайдана вспоминают свою минуту славы, когда в Крыму появились «зелёные человечки» и триколоры в течение двух последующих суток взмыли над обладминистрациями всего Юго-Востока, доходя в своём движении к Киеву до Запорожья и Днепропетровска.

Тогда действительно многие вожди хунты сидели на чемоданах, в Борисполе самолёты стояли под парами, а простые активисты майдана ходили с потерянными лицами и боялись в ближайшие часы увидеть на улицах своих городов российские танки.

В общем, ни одна из украинских Ассолей так и не дождалась своего принца. Но если алые паруса с Востока не стали даже подходить к украинской «Каперне» и разочарованная «пророссийская» Ассоль успела за последние годы привыкнуть к тому, что её минута славы не состоялась, то Ассоль европейская долгое время считала, что её навсегда забрали на белый корабль с алыми парусами, как вдруг обнаружила себя в соседнем порту с похмельной головой и в помятой одежде. А белый европейский корабль под алыми парусами не просто поплыл себе дальше, а нагло отправился договариваться с Россией о совместной торгово-экономической деятельности.

Украина не случайно пытается прорваться в НАТО и/или ЕС. Вступление в любую из этих организаций будет означать, что белый корабль под алыми парусами увёз девушку из Каперны далеко. Теперь никакие обстоятельства не могут омрачить её минуту славы, ибо жители Каперны о них всё равно не узнают. Но ближайший порт, в котором оказалась высажена Украина, слишком близок к Каперне. Если даже не возвращаться домой, а пристроиться работать в каком-нибудь кабаке, бывшие соседи быстро узнают, что карета превратилась в тыкву, и станут потешаться над несостоявшейся принцессой.

Это нестерпимо. Есть люди, готовые отдать жизнь за минуту славы. Но они не готовы к тому, что друзья и соседи, родные и близкие узнают, что это действительно была лишь минута, после чего пришлось возвращаться в привычную канаву.

Украинское государство и общество изначально строилось на ожидании этой самой минуты славы, которая продлится затем всю жизнь. «Вторая Франция», «житница СССР», «без Украины нет Российской империи» и т.д. - все эти эпитеты обещали, даже гарантировали, что алые паруса с Запада не задержатся, что принц вот-вот будет здесь. Ещё раз подчеркну, на Украине, в силу объективных причин оказался перебор Ассолей. Вместо характерных для нормального общества 5-7% их оказалось 50-70%.

Параноидальная реакция такого общества на сообщение о том, что алых парусов не только не будет, но и никогда не было, что всё это придумал Грин, который давно умер (так что его даже зелёнкой нельзя облить), была неизбежна. Точно так же, как в запале ненависти «пророссийские» Ассоли ждут развала «не пришедшей» России и желают ей всяких бед, «европейские» ассоли почувствовали себя обманутыми Западом и настолько возненавидели его за украденную минуту славы, что, забыв страх, готовы броситься и покусать вчерашних авторитетов.

Психическое равновесие уже не восстановится. Слишком сильно потрясение от разочарования. Минута славы закончилась. Надо возвращаться в Каперну. Но Ассоль больше не может жить как все. И она требует алых парусов любой ценой.
Подробнее на https://aurora.network/articles/153-geopolitika/93969-ukraina-v-ozhidanii-alykh-parusov

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment