vamoisej (vamoisej) wrote,
vamoisej
vamoisej

Category:

Что заставляет США менять геополитический курс?

Автор: Константин Котлин

21 сентября Джо Байден впервые выступил на заседании Генеральной ассамблеи ООН в качестве президента США. Его длинная, больше напоминающая браваду речь сводилась прежде всего к смене государственных приоритетов, а также практически открытому объявлению Америки мировым гегемоном во всех сферах общественной жизни, за которым должны следовать остальные страны:

Мы будем вести за собой. Мы будем вести за собой применительно ко всем крупнейшим вызовам нашего времени - от ковида до климата, мира и безопасности, человеческого достоинства и прав человека.

Очевидно, понимая, что насколько блекло столь громкие слова смотрятся на фоне недавнего военного провала в Афганистане, Байден также отметил:

Я стою здесь сегодня, и впервые за двадцать лет Соединенные Штаты не находятся в состоянии войны. Мы перевернули страницу. Теперь ресурсы и воля США полностью направлены на вызовы будущего, а не на то, что уже позади.

То есть паническая эвакуация, приведшая к переходу власти к движению Талибану (террористическая организация, запрещенная в России), а также бросанию на произвол судьбы тысяч афганцев, неофициально сотрудничавших с войсками США и коалиции, — это «переворачивание страницы», которое уже «позади». Что называется, «кто старое помянет», только на американский лад.

Ну и разумеется, президент США, как самопровозглашенный лидер свободного мира, не мог не обратиться к истории и традиционным для страны с крупнейшим военным бюджетом в мире ценностям гуманизма:

Сейчас момент, когда мы должны доказать, что являемся ровней своим предшественникам, у которых были видение и ценности, которые определили судьбу нашего коллективного будущего, построили Объединенные Нации, разорвали цикл войны и разрушения, заложили основы семи десятилетий относительного мира и растущего глобального (экономического) процветания. Теперь мы вновь должны объединиться, чтобы подтвердить, что сплачивающий нас врожденный гуманизм намного значительнее наших расхождений или разногласий.

Врожденный американский гуманизм — это, наверное, десятки, если не сотни тысяч жертв среди мирного населения в ходе развязанных войн и военных интервенций по всему миру за последние десятилетия. А разрыв «цикла войны и разрушения», несомненно, относится к тому, как США намерено оттягивали открытие второго фронта в ходе Второй мировой, а затем сами развязали новую, уже холодную войну против СССР.

Главное при всем этом не забыть в очередной раз призвать мир к единству, естественно под мудрой направляющей рукой Вашингтона, сеющего хаос и раздор в мире в течение более чем полувека. В конце концов, очередной акт лицемерия вряд ли окажется лишним. Одной ложью больше, одной меньше, кто их вообще считает?


США и его соперники

Если оставить в стороне вопросы политического двуличия, то речь Байдена, конечно, носит прежде всего программный характер. Его устами американский политический истеблишмент дает сателлитам США понять, что правила игры в очередной раз меняются. Соединенные Штаты теперь не будут фокусироваться на мелких по собственным меркам военных конфликтах ради провозглашаемой борьбы с терроризмом или же разрушать целые страны в поисках химического оружия, которого там нет.

Становится очевидно, что в третьем десятилетии XXI века США вознамерились сосредоточиться на ослаблении двух своих крупнейших противников, подчас прямо называемых американскими официальными лицами врагами: России и Китае.

Подобный шаг продиктован как внутри-, так и внешнеполитическими предпосылками. С одной стороны, в условиях доступности информации продавать американскому избирателю «маленькие победоносные войны» становится все сложнее. Особенно, когда они, как в случае с Афганистаном, затягиваются на два десятка лет и оканчиваются поражением. С другой стороны, концепция однополярного мира, и без того трещащая по швам в последние годы, кажется, скоро совсем канет в лету.

Ведь чем сильнее становятся российские и китайские позиции в мире, тем слабее становятся американские. Важно понимать, что в условиях ничем не ограниченной внешнеполитической экспансии США в 90-е годы и начало двухтысячных, американцы заняли очень много важнейших геополитических точек влияния. И сейчас они всего в шаге от того, чтобы начать планомерно их терять.

Кроме того, говоря о России и Китае в качестве соперников США, не стоит забывать о том, что вроде как практически полностью состоящий из союзных Штатам стран Евросоюз, в последнее время начинает «поднимать голову», переходя к следующей фазе активного построения новой европейской государственности. И дело тут не только в том, что позиции НАТО в Европе оказываются под угрозой из-за планов Брюсселя по созданию единой армии. ЕС становится сильнее не только в военном, но и государственном плане.

Европейская бюрократия сейчас активно стремится расширить свои полномочия и встать над национальными правительствами стран ЕС. И несмотря на открытую и повсеместную поддержку США практически во всех вопросах, становится очевидно, что Брюссель чем дальше тем меньше хочет продолжать играть роль американского вассала. Для этого он становится слишком силен и могущественен.

Тот факт, что лидеры ЕС смогли отстоять право на собственное мнение в споре с США относительно Северного потока-2 — уже гигантский прогресс для Евросоюза как политической структуры. Если семь лет назад в вопросе введения антироссийских санкций Вашингтону удалось «продавить» европейский истеблишмент, значительная часть которого не хотела портить отношения с Россией, то сейчас ситуация изменилась кардинально.

Кроме того, важно понимать, что именно европейцы теснят американцев в вопросе глобального финансового доминирования. Введенная в наличное обращение меньше двадцати лет назад единая европейская валюта сегодня не просто потеснила доллар , но и стала с ним практически вровень. Так, согласно данным системы SWIFT, в июле 2021 доля доллара в международных расчетах снизилась до 39 процентов, в то время как у евро она выросла и достигла 38,4 %. При этом важно понимать, что это уже не краткосрочное явление, но тренд, и в динамике доля «американца» снижается, а «европейца» — растет. По сути, евро уже сейчас так же популярен, как и доллар, и если учитывать, что число стран, переходящих на расчеты в национальных валютах, будет только расти, то позициям доллара в качестве мировой резервной валюты в обозримой перспективе вряд ли можно будет позавидовать.

Американские позиции в новом мире

Глядя на все это, американские государственные деятели понимают, что над Штатами вплотную нависает угроза проснуться в новом не одно-, но четырехполярном мире, где на геополитической арене с ними будут соперничать сразу и Россия, и Китай, и Евросоюз.

В таком мире влияние Америки совершенно точно будет лишь сокращаться. С геополитической точки зрения, США уже прошли пик своего могущества и тот факт, что они по-прежнему де-факто остаются империей, вызывает серьезные внутренние противоречия среди его политических элит. К хорошему быстро привыкаешь, и расставаться с геополитическим влиянием всегда тяжело.

В то же время откровенно милитаристский тип мышления, который очевидно чужд значительной части либерально настроенных американских избирателей, с годами начинает выглядеть все более и более устаревшим. Одобрение трат на ведение войн за рубежом в то время как социальное неравенство в США растет, многие американцы воспринимают как кощунство. Культовый американский исполнитель Тупак Шакур сформулировал эту проблему в своем творчестве предельно прямо: «У них есть деньги на войны, но они не могут накормить бедных». Шакур был убит — застрелен в 1996-м. Но идеи — остались. И в сегодняшней Америке они набирают все большую популярность, с которой США уже не могут не считаться.

И здесь возникает главный вопрос американской геополитики ближайших лет: стоит ли тратить столько средств и усилий на внешнюю политику, если есть столь серьезные проблемы во внутренней? Беспорядки, организованные движением BLM, рост преступности, парадоксально сочетающийся с призывами запретить работу полиции, скандальные во всех отношениях президентские выборы, штурм Капитолия толпами протестующих — с исторической точки зрения, все эти факторы слишком напоминают приближение заката империи, чтобы их можно было игнорировать.

Именно поэтому Байден и говорит о сосредоточении на «вызовах будущего» и стремится быстрее сплотить вокруг США таких союзников, которые в отличие от стран ЕС, точно никуда не денутся: прежде всего порвавшей с Брюсселем Великобритании и заново открывающей для себя Америку Австралии. Конечно, выглядит это чересчур поспешно и наигранно, прямо как наглядная иллюстрация лозунга «англо-саксы всех стран объединяйтесь». Впрочем, в Вашингтоне прекрасно понимают, что если не начать думать о будущем сейчас, то США и сами рискуют оказаться в прошлом. Точнее стать им.
pretty

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment