Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

orang

Смотришь - и не веришь!

Смотришь - и не веришь!, изображение №1Перед вами - памятник А.Собчаку в Санкт-Петербурге. Ну, сам по себе, конечно спорный монумент! Как говорится - "одни ругают, другие пожимают"... Но, в конце концов, мало ли памятников на свете? Есть и Кромвелю, и Наполеону, и другим кровавым собакам... Само по себе - ординарное событие: открыли памятник и открыли. Я о другом. Нет ничего удивительного, если памятник генералу отливают в генеральском мундире. Ну, таким его люди запомнили: в погонах, в орденах, таким и льют в бронзе. Памятник великому доктору - вполне может быть в подобии медицинского халата и медицинской шапочки. Не удивляет камзол на деятелях петровской или екатерининской эпох. Было бы странно, если бы петровского вельможу отдели в современный костюм!

Но приглядитесь: во что скульптор одел-отлил Собчака? Все мы помним Собчака - и всегда он появлялся в кадре при галстуке, в гражданском костюме, правда?

А здесь, на памятнике, он одет магистром масонской ложи. Скульптор внимателен к мелочам, он довольно тщательно отразил детали одеяния...

И вот я вас спрашиваю: что это такое?! Он был тайным магистром тайной ложи? Зачем тогда в монументе раскрывать эту тайну? Или они до того уже обнаглели, что ничего не стесняются?! Подобно банде из фильма - рисуют чёрную кошку для форсу бандитского? Мол, всё одно не поймаете!

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 13 января 2020

orang

Искусство, потерявшее лицо (Дмитрий Пучков, Михаил Хазин)


Гость студии Дми́трий Ю́рьевич Пучко́в — российский писатель, публицист, переводчик, блогер, обсуждает с Михаилом Хазиным падение нравов в современном искусстве, связывая это с отсутствием цензуры в творчестве Ведущий: Михаил Хазин
orang

Лицедеи и другие персоны искусств (NeaTeam)

Лицедеи и другие персоны искусств (NeaTeam)
Моя точка зрения такова, что подавляющее большинство «профессиональных» деятелей ЛЮБОГО вида искусства и особенно «искусства» (в скобки я поставил совершенно эпатирующих публику продвигателей неизвестно чего под личиной якобы искусства) – это Ж-психопаты.

В «доказательство» я приведу некоторые малозначимые «факты» наших жизней. В любом коллективе, в любой общности есть… клоуны или развлекатели разной степени пародийности, умения, мастерства, вообще фонтанирования этого вида энергетики. Когда такового ярко выраженного нет (иногда бывает), то на роль клоуна коллектив самостоятельно выбирает человечка, «подталкивает» его к этой роли, иногда не всегда вежливо. Это тоже все знают. В этом случае в коллективе или общности проявляет себя нехватка Ж, вот его-то коллектив и старается отыскать, а, когда не находится, появляется просто «сакральная жертва» из своих НЖ-шных рядов. Грустное такое действо и зрелище, в общем.

А вот когда клоун или реже – клоунесса – сам/а ощущает себя персонажем, то тогда всё «нормально». Обкатка лицедейских/клоунских «талантов» происходит именно в этом, иногда детском, но чаще всего ЮНОШЕСКОМ возрасте, когда молодой/ая Ж упорно ищет себе «дорогу», и замечает, что его выделяют за склонности мимикрировать. Ну людям нравится, в общем. Он или она берёт это на заметку.

Collapse )
orang

Мысля опосля (NeaTeam)

Мысля опосля (NeaTeam)
Просматривая очередной сериал (на этот раз русский) у меня мелькнула мысля, которая запоздало так, но всё же приходит опосля.

Это мысль о том, что в искусстве, как и в жизни тоже, всё же рулит глобальная мировоззренческая идея. В общем, я и раньше разумом мерковал, что КОБ в этом плане права на 100%, но вот с такой неожиданной стороны «преподнести» – иногда это впечатляет.

А ситуация, в общем-то, простая. Вот есть, допустим, фильм, сериал, книга про нашу нынешнюю жизнь (или близкую к нашим реалиям фантастику). Понятно, что какая-то или какие-то из всех 137 возможных (или сколько их там?) сюжетных линий, которые когда-то живописали ушлые американцы-исследователи, наличествует или наличествуют. Но также есть и сверхидея, которая всеми этими сюжетцами РУЛИТ свысока. Не может не рулить, потому что в канву КАЖДОГО сюжета эта самая сверхидея вплетена жесточайшим перехлёстом, не выплести. А если всё же попробуешь её оттуда убрать (такие попытки иногда предпринимаются дурнями), то вся сказочность искусства летит к чертям, а зритель/читатель/человек кричит/думает/шепчет: «Не верю!»

Поясню прозаичнее и на «подопытных свинках». Сюжет о дружбе мужиков, к примеру, должен опираться на сверхидею братства вообще, как принципа. Дела, кстати, этих самых мужиков – не так уж важны, могут быть злодейскими, могут быть идиотскими, могут быть кашисто-разварными, это всё неважно. Но, если принципа братства в сюжете нет, братства, освящённого сверхидейной культурой, что ещё важнее, то всё летит насмарку.

Если принцип вообще существования братства отсутствует, то… иногда и говорить даже не о чём, потому что всё ФАЛЬШИВО. И это чувствуется. Поэтому, хочешь, не хочешь, лезет это в голову людям искусства или они считают это чистым бредом – они просто вынуждены (если хотят брать кассу) это тем или иным образом подчёркивать.

Для искусства в СССР в этом плане было гораздо легче, потому что сверхидея братства людей вбивалась в мозги с самого детства не только искусством, а и всеми законами, и обычаями жизни (не на 100%, конечно, но всё же). Для современной России сверхидея братства же крайне неуловима: она вроде есть в коренной глуби, но вот на поверхности зачастую отсутствует. И дурак тот деятель искусства, который этого не чует.

Дальше начинается самое интересное: допустим, деятель искусства сверхидею братства чует, допустим, он даже пробует нанизать на неё сюжет. И тут выясняется, что сюжетно, чтобы сверхидея втайне, но мощно «заиграла», нужно с ней ИДТИ ДО КОНЦА, а не ограничиваться полунамёками. Иначе не убедительно, иначе – лезет просто туфта.

А что же такое «идти со сверхидеей до конца», можно задать вопрос – а это означает, что сверхидея должна быть тем чище и возвышеннее, чем… окружающий бред нашей жизни (в некоторых мелочах и не только) грязнее и ползучее. И, опять же, в СССР сверхидея была суперчистой и суперобкатанной (в теориях), бери не хочу, строй сюжетики, не ошибёшься. А сейчас? А сейчас такого нет.

И что тогда остаётся на долю «бедных» разумом и чувствами искусственников т. с.? А лишь две вещи: некая условная братскость на высосанной из пальца основе (так… сверхидейка поплоше, что валяется) или – просто семья. Мы, зрители-читатели, смотрим, читаем – и сразу это видим. Нет драйва, нет энергетики сверхидеи, которая и ПИТАЕТ всё остальное. А вместо этого есть КИСЕЛЬ. На постном масле. Жиденьком таком… Вот отсюда и разочарование многих и многих людей.

Хулители СССР и коммунистов, а равно как и коммунистической идеи (в теории) зачастую забывают об этом важном моменте (а может и просто не чуют его, не понимают, не ощущают). А сверхидея всеобщего человечьего братства, проповедуемая ОТКРЫТО, мощно, но порой назойливо, даже тоскливо-скучно иногда – всё же была той самой неувядающей оптимистической базой всех или почти всех сюжетов и сюжетцев в СССР (и не только). Той самой животворящей силой, которая именно что ТВОРИЛА (в том числе и «чудеса»).

Путин (или власть России, если соглашаться с товарищем АнТюром) за 20 лет совершил/а для этой самой сверхидеи мелкий шажок вперёд (в отличие от предыдущего Ельцина, который что-то чуял, но в общем и целом «не догонял», и его двигали НАЗАД): он включил русскость, русскую государственность в сверхидею. Да, с точки зрения всеобщего человечьего братства (коммунистическая идея), это всего лишь «и нашим, и вашим», полумера, полубред. Но – посмотрите на результаты. Даже это малое всколыхнуло страну. Даже это малое полностью изменило Россию.

А сверхидея в России пока притаилась. Она не витает в воздухе, потому что все понимают в душе, что – ну да, Россия, ну да, русские, но ведь не ВЕСЬ МIР? А раз так, то вот и ущербность. И её мы всеми фибрами ощущаем. Мелкую, досадную ущербность, которая у нас когда-то была, осталась в памяти, тревожит нас, мучает. Не всех, конечно, но большинство. Мы когда-то были нацелены на такую запредельную высь, на такую всеобъятнейшую ширину и глубину, что дух захватывало от нереальности и сказочности ЦЕЛИ. Но одновременно это и вдохновляло: сверхидея «работала», как Солнце, безостановочно, без перерывов.

И никакая сверхсытая, сверхспокойная реальность (с вкраплениями идиотизмов от бюрократии или невнятности скороговорки властей) не удовлетворяет. Вот хоть режь! Вынь и положь сверхидею, которая будет совершенно невыполнима, но которая будет манить своей несбыточностью! Вот тогда, да, вот тогда, хоть что-то, вот тогда может быть всё и изменится к лучшему.

Ну а пока вот так, как есть. Где-то, как-то, что-то. Вполсилы.

Поэтому я очень спокойно отношусь ко всем изыскам, стараниям всех деятелей искусства – с чуйкой у большинства у них всё в порядке, и не они виноваты в том, что в России пока отсутствует та самая мощнейшая сверхидея, что питала нас в СССР. Каждый из них, как и каждый из нас, может ощущать её глубоко внутри себя, как данность, как ваньку-встаньку духовного такого пошиба, которого как ни бей, куда ни крути – он всё равно возвращается на положение стойкого оловянного солдатика: прямо и непоколебимо, но… надо совершить почти что подвиг над собой, чтобы попробовать выразить её ЧИСТО, как можно чище.

Это не всегда и не всем удаётся (да и в СССР не всем удавалось, стоит признать), хотя некоторые попытки и делаются. И лично я это очень ценю – несмотря на всеобщее всё не такое уж и удачное, всё же что-то делается. Но ценить – это одно, а осмысливать истоки – это другое.

Вот данная статья и есть такая попытка: указание направления и общей обрисовки канвы. Может кому и сгодится.

Вчера, под Новый Год, не пил почти ничего, вот голова и свежая… И да, с Новым Годом, дорогие товарищи!

orang

В. Мараховский. Минутка ренессанса. (zavtra087)

В. Мараховский. Минутка ренессанса. (zavtra087)
Мало кому известно, ув. друзья, что мы с вами живём в эпоху среднего масякизма.

Не спрашивайте меня, что означает этот термин - я его только что выдумал. В конце концов, ни один житель Средневековья понятия не имел, что живёт в Средневековье, а ни один деятель Ренессанса не знал, что он его деятель. Эпохи, за редким исключением, обретают свои имена и определения сильно задним числом. Пока эпоха течёт и булькает, она воображает о себе что попало: что она эра тотального упадка, что она начало величайшего взлёта, что она вообще пик человеческой истории - а чаще всё это сразу. История - это переплетённый канат из бессмертных и бесконечных змей-явлений и змей-идей, хвосты которых теряются в тумане, а пасти жадно хавают текущий момент. И то, что одна из змей на срезе какой-то эпохи выглядит самой толстой, не значит, что остальных не было.

Если мы основательно препарируем каждую эпоху - то найдём в ней куски современности столь злободневной, что офигеть.

Например, заглянув в конец первого тома «Гаргантюа и Пантагрюэля» (а это, на всякий случай, почти пятьсот лет назад), мы увидим трогательное описание «Телемского аббатства» - утопического социального устройства, каким его представлял себе типичный позднеренессансный мечтатель.

Распространено идиотское мнение, будто «Телемское аббатство» - один из ранных образцов представлений из серии «как мы будем жить при коммунизме».

На самом деле это действительно до боли знакомое устройство, только никакого не коммунизма.

Значит, так. На берегу красивой речки стоит красивый замок о шести, кажется, башенках (следует длинное описание вплоть до деталей интерьера, причём с Рабле на этом месте сдувает малейшую иронию - никаких исполинских задов, гротескных обжорств и фантастического колбасного порно: всё расписано по серьёзке). В центре бассейн, баньки, фитнес, сады, зоны отдыха, по сторонам мужские и женские комнаты со всеми-всеми удобствами. Жители аббатства, не скованные ВООБЩЕ НИКАКИМ принуждением («делай что хочешь» - девиз братства/сестринства) имеют доступ в широкополосную библиотеку на всех языках, свободно занимаются, развлекаются, красиво одеваются, входят друг к другу с целью секса, дискутируют, играют, приходят и уходят когда хотят и наслаждаются равенством. И производят невероятное, огромное количество духовно-культурных ценностей.

В мир равенства не пускают только:

- людей из плохих семей
- некрасивых
- увечных
- больных
- презренных чиновников, монахов и прочее быдло.

Да, кстати: на что они живут и кто их обслуживает, кормит и одевает?

А) на госфинансирование, б) слуги - целый посёлок слуг. То есть презренный мир, наполненный быдлом, вонючими мужиками, чиновниками, попами, уродами и дураками - спонсирует щикарную жизнь креаклов, а те взамен над ним измываются и занимаются исступлённым петушкокукушингом, периодически меняясь половыми партнёрами под крики «прекрасен наш союз».

Если вам кажется, что это удивительно похоже на явления под названием «Союз Писателей СССР», «Российский кинематограф» или там «Шоколадный лофт» - то нет, вам не кажется.

Это они и есть.

Просто тогда, в далёком XVI столетии, производительные силы обществ были слабы, чтобы содержать такой накал богэмного шикардоса. Но богэмка упорно продолжала мечтать - во всех странах и на всех континентах. И как только ей представляется возможность - она тут же первым делом организовывает свои телемские аббатства и немедленно усиливает накал разоблачения вонючего мира за их стенами.

Потому что её презрение к миру - это и есть стены её аббатства. Это и есть тот вал, которым она огораживает круг т.н. «своих».

И это неизлечимо, ув. друзья. Нельзя сделать так, чтобы эти аббатства не возникали.

Можно лишь периодически разгонять их к чортовой матери..

Использованные источники: ВКонтакте    Виктор Мараховский
orang

Стали известны признаки того, что в России зреет Гонконг...

Мараховское время, [25.11.19 14:21]
Горький доклад о том, что бывает, когда в авангард политики выдвигаются прекрасные гуманитарии с принципами, переводчики французской литературы, начитанные актуальным художницы в роговых очках, борцы за права угнетаемых небинаров, вебдизайнерки и другие светлые люди.

РИА Новости (https://ria.ru/20191125/1561557704.html)
Стали известны признаки того, что в России зреет Гонконг...
orang

Минутка историй.

Мараховское время, [09.11.19 10:46]
Первым заметным троллем в истории цивилизации, ув. друзья, считается Сократ, обожавший доводить современников до бана и отписки - и в итоге, как мы знаем, сам забаненный афинскими админами.

Но мне кажется, что уже старший современник Сократа Геродот был хорош в искусстве тонкого глума. Его «История» выглядит как непрерывная борьба разумного и в общем довольно недоверчивого человека с огромным массивом фантазийной бредятины, выслушанной и аккуратно записанной им в разных уголках тогдашнего мира. Борьбу эту Геродот, разумеется, проиграл - но по всему тексту мелко мстит за своё поражение, подкалывая читателя и подмигивая ему.

Геродот по понятным причинам имел дело с тем, что в позднем СССР именовалось «рассказами для командированных». Местные постоянно рассказывают приезжим какую-нибудь более или менее фантастическую жесть, причины науке неизвестны. Во времена Геродота это искусство находилось на пике - и несчастный грек ничего не мог с этим поделать, залезть в энциклопедии и перепроверить было невозможно за отсутствием энциклопедий.

В итоге Геродот может, например, сначала долго на серьёзных щах пересказывать какой-нибудь дикий сюжет с богами, человекозверями и невероятными извращениями - а затем обронить: «так гласит легенда, но я ей не верю».

Иногда причины, по которым он верит одной бредятине и не верит другой, совершенно недоступны уму. Например, он пишет: «В области, лежащей еще дальше к северу от земли скифов, как передают, нельзя ничего видеть и туда невозможно проникнуть из-за летающих перьев. И действительно, земля и воздух там полны перьев, а это-то и мешает зрению». Спустя пару десятков страниц он возвращается к этой теме и разумно замечает: «Кстати о тех перьях. Я думаю, это просто метель и снег».

Однако он спокойно описывает крылатых египетских змей и племя одноглазых аримаспов, живущих где-то рядом с гипербореями и «грифами, охраняющими золото» - и хоть бы хмыкнул недоверчиво.

Порой Геродот бросает замечания, скорее подходящие для европейского эссеиста XIX столетия. Рассказывая о каком-то жителе острова Самос, он добавляет: «имя его я знаю, но стараюсь забыть».

И, наконец, бриллиант в коллекции. Геродот без малейших эмоций повествует о том, как Геракл переспал с полуженщиной-полузмеёй в обмен на коней; как в Лидии «все девушки занимаются проституцией, копя себе на приданое»; как по Египту в дни праздника женщины носят по улицам статую божка с огромным фаллосом, которым помахивают с помощью специального приспособления - и вдруг посреди этой веселухи мы читаем:

«У египтян существует сказание. Я знаю его, но не считаю благопристойным его рассказывать».

Чорт подери, что же там? Хочется написать автору в личку, но его уже две с половиной тысячи лет как нет с нами.

...Я это всё к чему, ув. друзья. Мы во многом в той же ситуации, что и Геродот. Мир вокруг нас окружён разноцветным инфотуманом, который я назвал бы «игносферой» - то есть пёстрой и бешено вращающейся мешаниной из заблуждений, недослышек, перевираний и намеренной лжи. При этом, как и положено, самые невежественные обитатели игносферы являются также самыми уверенными и активными её жителями.

Всё это резко понижает доступность, если можно так выразиться, «традиционного» знания. Для того, чтобы владеть самыми базовыми представлениями об основных сферах современного знания, нужно читать с утра до ночи, и, вероятно, не на одном языке.

Для тех, у кого на это тупо нет времени, остаётся только небольшой пятачок твёрдой уверенности. А уже за несколько шагов ничего не видно из-за летающих в воздухе перьев.