Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

orang

Строка на века

​Как на войне рождались знакомые строки?

Дежурство в госпитале длилось 3 суток. После утомительных дней врач отделения нейрохирургии Вероника Михайловна Тушнова, едва дойдя до дома, записала на клочке старой бумаги «Не отрекаются, любя…» И уснула. Ей было всего 33 года. Шел 1944-й. Романс «Не отрекаются, любя…» на музыку Марка Минкова впервые прозвучал в 1976-м со сцены Московского драматического театра имени Пушкина. Тушнова его уже не услышала – её не стало в 1965-м. Двумя годами позже Алла Пугачева, отредактировав, превратила этот романс в одну из своих самых знаменитых песен. Но сначала было слово…. И вот как звучало стихотворение в первозданном варианте.

Не отрекаются, любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.
И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,
что переждать не сможешь ты
трех человек у автомата.
И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.
И вьюга заметет пути
на дальних подступах к воротам...
А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.

Вероника Тушнова, 1944 год.

ГОРЯЧИЙ СНЕГ🔥
https://t.me/dimonundmir/4104
orang

От "радио Лекух"

Да ну, на фиг.
Это текст не о Маяковском и/или Пастернаке, это текст о том, что кровавый Мордор дает слишком мало денег журналисту Кашину (а заодно и Быкову, но тут это вторично) за их плевки в Отечество а вот если бы давали больше, то эти плевки были еще гуще и слаще.

Это, собственно, квинтэссенция того, почему государстао должно давать деньги этим прекрасным людям, еще больше, и тогда вдруг через какое-то время "лучшие люди" могут это государство и "заценить".

А могут - и нет.

Ну, а нам просто следует помнить простую вещь: о чем бы ни говорил журналист Кашин - он говорит исключительно о бабле.

Всегда таким был.

Так что, в общем, лучше просто насрать.
https://t.me/dimonundmir/4095
https://t.me/Ivorytowers/11429
orang

Александр Дугин: Русская идея в трёх словах

Максимилиан Волошин: понять бытие России.

Поэзия это не про эмоции и чувства, не про субъективное. Поэзия это живая преображающая реальность мысль. Не случайно Хайдеггер считал поэзию второй вершиной духа. На одной вершине стоит философ, на другой поэт. Их разделяет бескрайность низин, затопленных повседневностью. Там внизу не различить ничего.

Философ со своей вершины видит лишь небо, солнце, облака, звезды и ночь. А еще он видит поэта. И поэт видит философа. Они очень далеки друг от друга. Их отделяет бездна низин. Но они на одной и той же высоте. Поэтому только они понимают друг друга. Сохраняя дистанцию – сложную геометрию духа.

Стихи Волошина - философская поэма. Он читает послание бытия и в глубинах субъекта и в разверстых далях Вселенной.

    «Так странно свободно и просто
    Мне выявлен смысл бытия,
    И скрытое в семени «Я»,
    И тайна цветенья и роста.

    В растеньи и в камне - везде,
    В горах, в облаках над горами
    И в звере, и в синей звезде
    Я слышу поющее пламя»
Волошин фундаментальный поэт России. Если вы не знаете поэзии Максимилиана Волошина, если вы не вчитывались и не вдумывались в его стихи, вы вне русской культуры. Волошин обязателен – его русскость – это догма нашего самосознания.
Едва ли кто-то еще так глубоко понимал корни русской святости как Волошин в его поэме о Серафиме Саровском – поэме о огненном Серафиме, спустившемся от Божьего престола на Русь. Это тайна русского огня – сложная, парадоксальная, но внятная любому истинн русскому человека. Русского русским искра огненного Ангела.
И в то же время искра глубоко втиснута в русскую плоть. А какая плоть без греха? И снова Волошин подвергает своей анатомии русское начало – русскую плоть.

    «Русский бес паскудлив и озОрист,
    Но ребячлив, прост и неразумен.
    Ибо плоть славянская незрела
    И не знает всех глубин гниенья»
У русских даже бесы особые – русские. Дерзкие, но поверхностные. «Вся глубина гниенья» - это о Западе, и о его бесах. Это еще одна догма Максимилиана Волошина:

    своебесие плохо, но чужебесие гораздо хуже.

А вот знаменитые слова, сказанные Волошиным о России в 1915 году – это настоящий апофеоз русской Идеи, вполне сравнимый с Блоком и Гумилевым, с Есениным и Клюевым – другими абсолютно необходимыми русскими поэтами.

    «Сильна ты нездешней мерой,
    Нездешней страстью чиста,
    Неутоленною верой
    Твои запеклись уста.

    Дай слов за тебя молиться,
    Понять твое бытие,
    Твоей тоске причаститься,
    Сгореть во имя твое»

«Понять бытие России» - цель обозначена. Это не только о современниках Максимилиана Волошина. Это для нас и о нас.

«Понять твое бытие» - русская идея в трёх словах. Национальный императив.

Подробнее на https://aurora.network/articles/136-chelovek-i-obshhestvo/91974-russkaja-ideja-v-trekh-slovakh
orang

«Не знал такого»: экс-посол США в РФ пожаловался на неизвестное русское оскорбление в свой адрес (Ал

«Не знал такого»: экс-посол США в РФ пожаловался на неизвестное русское оскорбление в свой адрес (Александр Рабин)
Бывший посол Соединенных Штатов в России Майкл Макфол пожаловался, что его обозвали словом на русском языке, которое он ранее не слышал. Об этом он написал на своей странице в Twitter.

«Сегодня в Twitter меня назвали тварью. Не знал такого слова. Постоянно учусь на этой платформе», — написал Макфол.
Пользователи соцсети объяснили дипломату значение «ругательства», напомнив про роман Федора Достоевского «Преступление и наказание».
Так, один из англоязычных комментаторов написал фразу из романа: «Тварь я дрожащая или право имею?».
Другой пользователь объяснил обращение к экс-послу с точки зрения христианской эстетики.
По его мнению, имелось ввиду «тварь божья», а вовсе не оскорбление.

Комментарий автора:     Рамблер сегодня дает жару - то у украинцев космическую программу обнаруживает, то  Макфола русскому языку учит.
Интересно, какой смысл слову "тварь" в отношении Макфола придают читатели АШ ? Признавайтесь, чья работа !
orang

Вспомнилось


Азалия Гардения             5 лет назад
Сегодня было сообщение о смерти автора  этой песни,барда Л.Лобановского.Замечательное стихотворение Н.Заболоцкого Лобановский превратил ещё более замечательную душевную песню.Вечная память!
Aurea           5 лет назад
3 августа B Санкт-Петербурге скончался Александр Лобановский, которого по праву можно назвать одним из первых советских бардов. Музыку к песням Александр Лобановский начал активно писать с 1950 года. Среди самых известных его работ – «Баллада о свечах», «Очарована, околдована» «Бабье лето», «Серые шинели». Покойся с миром...
orang

Враждебный шаг

Михаил Хазин
Чукча, как известно, не читатель, поскольку он – писатель. Я, разумеется, писателем могу себя назвать с большой натяжкой (публицистика и наука – не совсем беллетристика), хотя в части тиражей многим «настоящим» писателям (которые «про заек») могу дать много очков вперёд. Тем не менее у меня тоже есть любимые книжки и некоторые из них мне существенно помогают в моей деятельности. Об одной из них я хочу сказать несколько слов/
Но для начала – о наших конфликтах с Чехией. Они, как известно, обвинили нас в том, что мы у них что-то там взорвали и выслали наших дипломатов. А мы, соответственно, симметрично ответили, в результате чего от их посольства в Москве почти ничего не осталось. И вот вопрос, как это комментировать? Выглядит всё очень серьёзно, даже грозно, но есть несколько обстоятельств.
    Первое. Я не так давно был в Праге и могу сказать, что антисоветские и русофобские настроения там существенно снизились. Впрочем, как и везде. Русофобская пропаганда, которую осуществляет элита «Западного» глобального проекта (или, как их назвал Трамп, транснациональные финансисты), как-то блекнет на фоне того «щастья», которое те же США устроили всему миру последнее десятилетие. Разумеется, началось это безобразие ещё раньше, но для широкого слоя граждан стало понятно после 2008 года. И, соответственно, маятник качнулся в противоположную сторону, от логики «во всём виноваты русские коммунисты» к логике «во всём виноваты американские банкиры».
    Второе. Такая ситуация, разумеется, у банкиров и находящейся у них на содержании «либеральной тусовки» (напомню, если демократия – это власть либералов, то либерализм – это власть банкиров) вызывает раздражение, что заставляет их всё время усиливать русофобскую пропаганду, сочиняя уж совсем завиральные истории. И пресловутые «отравления», и истерика в США, связанная с нашим «вмешательством» в выборы, и так далее, и тому подобное. Подчас это выглядит настолько смешно, что даже не очень понятно, как этот бред комментировать.
    Третье. Поскольку экономическая ситуация в мире всё время ухудшается (это хорошо видно по макроэкономическим данным, которые либеральная пропаганда скромно укрывает от широкого взгляда общественности), то сторонники либеральных взглядов (а среди них довольно много искренних сторонников, хотя большая часть, конечно, отрабатывает за деньги) всё чаще впадают в тяжёлую истерику. Со всеми вытекающими последствиями.
Собственно, истерикой можно назвать и снос памятника Коневу в Праге и пресловутую высылку дипломатов за, якобы, организованный нами взрыв на военном складе, аж в 2014 году. Напомню, кстати, что в последнем многие годы виновными считались владельцы складов, «русский след» образовался совсем недавно. Но появление «Петрова и Боширова» придала ситуации совсем другой оттенок.
И вот здесь самое время вернуться к началу текста и вспомнить, что Чехия – родина двух классиков мировой литературы, Чапека и Гашека. А Гашек – автор самой гениальной книги, идеального учебника по борьбе с тупой бюрократией, «Похождения бравого солдата Швейка». Каждый раз, когда мне приходилось с этой самой бюрократией воевать, я накануне вечером читал эту книгу, начиная с любого места. И правильный настрой, поясняющийся по прочтении нескольких десятков страниц, неизбежно давал на следующий день эффективный результат.
Так вот, появление «Петрова и Боширова» вызывает такие яркие ассоциации с самыми разными эпизодами этой книги, что вывод напрашивается сам собой. Но вот акценты могут быть двух видов.
Вид первый, пессимистический. Суть его в том, что реальный сигнал, который власти Чехии направили России выглядит так:
    «Вы – мировые изгои. И по этой причине мы можем сочинить любой бред, даже про «Петрова и Боширова», а вы будете вынуждены оправдываться и платить за то, что вы точно не делали. О чём знаем и мы, и вы!»
Второй вариант, оптимистический. «Ребята, нам выкручивают руки наши старшие англосаксонские братья, мы (пока) ничего не можем сделать. Поэтому мы придаём их требованиям высылать ваших дипломатов нарочито анекдотический оттенок.
И вы так же отвечайте. Пусть сами потом мучаются». Собственно, в этом варианте все проблемы через несколько месяцев будут спокойно урегулированы, главное, чтобы вы в Москве поняли, что мы к этому отношения не имеем».
Различить два этих варианта мне пока сложно, поскольку у меня нет доступа к внутренним процессам в МИДе. Впрочем, главный вывод это не отменяет – само упоминание «Петрова и Боширова» однозначно говорит о том, что Прага не скрывает, что сама мысль об ответственности России за взрыв в Чехии, является абсолютно бредовой. И любой критически мыслящий человек это понимает (впрочем, это не мешает им иногда нести пургу, например, этим страдает достаточно разумный Анатолий Несмиян, известный в интернете как Эль Мюрид).
Впрочем, есть ещё люди, которые «Похождений бравого солдата Швейка» не читали. Их, конечно, жаль, особенно молодёжь (поскольку где им учиться обхождению с бюрократией?), не исключено, что они могут этой версии и поверить. Но тут я не помощник, если человек хочет, чтобы его дурили, то помешать ему в этом желании сложно, он сам должен принимать решения. Я могу только посоветовать читать правильные книги.
Подробнее на https://aurora.network/articles/153-geopolitika/90477-vrazhdebnyy-shag
orang

404. Бунт на корабле: Главу МВД Украины Авакова "достала" мова (Lehan)

404. Бунт на корабле: Главу МВД Украины Авакова "достала" мова (Lehan)
Глава МВД Украины Арсен Аваков выступил за свободное развитие русского языка в стране, так как он в ней является языком общения и культуры, а также потому, что на нем писали сотни украинских писателей.

"Русский, крымско-татарский, румынский, венгерский, болгарский и прочие языки, которые живут на Украине – языки общения и культуры, семейного наследия, часть богатой украинской культурной ауры. Эти языки также принадлежат украинцам!" - написал Аваков в своем Facebook.

По его словам, Украине стоит развивать русский язык, так как на нем писали сотни украинских писателей.

"Я, русскоязычный украинский националист, уверен, что мы должны приветствовать развитие нашего русского языка, на котором говорят миллионы украинцев, и давать ему возможность свободно развиваться. Почему мы, украинцы, должны отказываться от языка Гоголя, Квитки-Основьяненко, Шевченко, Носова, Зощенко, Булгакова, Виктора Некрасова и сотен других прекрасных украинских русскоязычных писателей?" - добавил Аваков.

Ранее Аваков предложил организовать вещание украинских телеканалов на русском языке по всему миру, поскольку русская языковая культура в значительной мере принадлежит и украинцам.

Использованные источники: РИА Новости
orang

Минутка народности.

Мараховское время, [30.03.21 10:14]
Один ув. друг поделился со мной на днях озадаченным впечатлением от прочтения свежих политических триллеров признанных мастеров англоязычной массовой литературы. По его словам, в последние пару лет даже самые знаменитые виртуозы шпионажа, интриг и бескрайнего политического цинизма начали писать резко идеологизированный и притом резко потерявший в художественном качестве шлак.
В этом шлаке по-прежнему порой фигурируют молодцеватые британские/американские суперлюди из тех, которым лет 25 назад достаточно было улыбнуться даме, чтобы уложить её в койку - но сейчас они не укладывают в койки, это харам. Теперь они как по команде спасают мир от русских злодеев - отравителей и гомофобов.
Ладно бы политический заказ, но почему тексты-то стали такими беспомощными агитками, удивился читатель.
У меня есть версия. Это, ув. друзья, тот самый «народный» нюанс западной литературы, который у нас часто упускают из виду.
В США или Великобритании писатель, как правило, не считает себя ни учителем масс, ни жрецом высшей истины. Он считает себя нормальным человеческим развлекателем и увлекателем, который тем удачливей, чем лучше чувствует тренд, нерв и хайп. Он не видит себя в венце, не кажется себе частью малого народа избранных. Он вообще, по своему убеждению, не пророк, а ремесленник (и если он талантлив - то, значит, он очень хороший ремесленник).
У такого самовосприятия есть масса плюсов: западный писатель в среднем продуктивней своего российского коллеги, а его произведения, глупые или умные - в среднем заметно читабельней, поскольку он не забывает о потребителе.
Но это самовосприятие несёт и издержки: когда общество впадает в т.н. моральную панику (а западное общество обожает в них впадать), - писатели послушно начинают истерить вместе с обществом и выдают то, что положено.
Особенно это бросается в глаза на примере серий, скреплённых каким-нибудь сквозный главным героем, симпатичным своей независимостью и очаровательной асоциальностью. Я люблю приводить пример Рекса Стаута, придумавшего толстого, насквозь европейского, эрудированного Ниро Вулфа, - человека, отгородившегся от мира и создавшего собственный, с креслами, пивом и орхидеями.
Когда в США началась охота на ведьм - Стаут без малейшей судороги вытряхнул своего Вулфа из оранжереи и не только заставил его патриотично разоблачать тайных коммунистов, но и забросил к чорту на рога в Югославию убивать проклятых комми.
Спустя десяток лет, когда в центре моральной паники оказалось следящее за всеми беспринципное ФБР - Вулф точно так же заборол злоупотребителей из агентства.
Я уверяю: чисто в художественном смысле эти «панические» агитки были таким же шлаком, как нынешние агитки почтенных мастеров о русских отравителях.
В перерывах между истериями Вулф, впрочем, снова был весь в белом, с пивом и орхидеями, как будто никуда не уезжал, а качество повествования обратно повышалось.
...Мне трудно сказать, что хуже: эта искренняя готовность западного автора подстраиваться под актуальную истерику, стоящую на дворе - или преданность автора российского синедриону либеральных старушек обоего пола, засевших в главных редакциях главных издательств, оргкомитетах премий и околокультурных департаментах, раздающих путёвки на книжные ярмарки и ярлыки на раскрутку.
По-моему, оба хуже.
orang

Минутка Гомера Симпсона.

Мараховское время, [16.03.21 16:24]
Иногда, ув. друзья, наступает момент банальной усталости от какой-то темы.
То есть к нам в мозг вбегает растрёпанная новость с криком: «Прикинь, в июне Marvel представит первого гейского Капитана Америку!»
А мозг такой начинает вяло хохмить: «Да? Ладно, лучше поздно, чем никогда. Пора бы и Брюса Уэйна прижать. Азиатка в инвалидном кресле с повышенным индексом массы тела и кучей долгов уже заждалась своего законного права на бэтменство».
Кстати про нового кэпа. Он будет очень левый. То есть будет защищать тех, кто находится на самом дне общества и незаметен (видимо, бездомных, инвалидов, уличных проституток и несовершеннолетних правонарушителей).
При этом его, как пишут СМИ, почему-то будут звать «Капитан Америка Железнодорожных Путей» (Captain America of the Railways).
Трудно сказать, что это значит. Может, супергерои Марвела - они как античные боги: одних греческих Дионисов было девять штук, и они между собой порядком различались, а у римлян доходило до того, что Юпитер Громовержец, например, жаловался во сне императору Августу на то, что его храм, а значит, и его самого дискриминируют в пользу  Юпитера Капитолийского. То есть одна ипостась Юпитера подсиживала другую, а та кляузничала руководству.
А может, это какая-то американская идиома, типа наших «Сирота казанская» или «макароны по-флотски». Наверно, в переводе на английский Pasta of the Fleet тоже звучит торжественно-интригующе.
Если же говорить серьёзно, ув. друзья, то я на месте американских меньшинств тупо посчитал бы количество своих реальных денег с поправкой на стоимость жилья и еды за последние лет 50 и задался бы вопросом, почему результат такой потной борьбы за их права так странно выражается в материальном плане.
Мне недавно попалась ехидная реплика про Симпсонов - о том, что когда сериал этот только запускали, в 1989 году, глава семейства Гомер Симпсон был почти неудачником, представлял собой низший средний класс и нечто совсем-совсем заурядное. Из блестящего сегодня Гомер Симпсон 1989 года, чорт подери, выглядит чемпионом жизни: одна-единственная работа (инспектором на АЭС), трое детей и неработающая жена плюс всякая живность в доме (отдельном доме!).
Что если весь этот истошный медийный прайд с небинарными супергероями и награждением разноцветных персонажей Эмми, Оскарами и всем таким - это и есть вся победа равноправия, спросил бы я на месте передовых меньшинств. Что если вместо того, чтобы просто заплатить нам наши деньги, нам платят радужными воображляндскими долларами и говорят, что они ещё круче - ведь на старый бакс мы могли купить только бургер зла, а на новые 100 воображляндских баксов можем купить столько же по весу брокколи добра. На старый бакс мы могли залить наше горе от Непризнанности Обществом в баре кружкой пива - а на новую воображляндскую сотню можем дома с друзьями выкурить легальный косяк. Легальный, понимаете.
...А реально, когда все эти униженные и оскорблённые и жители дна общества спросят, кто же их на самом-то деле защитит и кто им поможет -
им скажут:
- Во-первых, адвокат Сорвиголова, кстати, он слепой. Во-вторых, мститель Каратель, у него ПТСР. В-третьих, специально для вас теперь есть супергерой с именем как у песни Гребенщикова - Капитан Америка Железнодорожных Путей.
Крепитесь.
К нашим ув. согражданам, которые тоже верят капитанов справедливость, которые прилетят и выплатят за них долги по потребкредитам и раздадут новые очень выгодные - это тоже относится.
orang

Писатель Юрий Поляков: откуда в книжных магазинах столько «русофобской» литературы

Аргументы недели
Корреспондент «Аргументов недели» попросил писателя, лауреата Бунинской премии Юрия Полякова прокомментировать скандал вокруг нового романа Г. Яхиной «Эшелон на Самарканд», который построен, как полагают, на плагиате, а именно – откровенных заимствованиях у самарского историка и блогера Григория Циденкова, специалиста по голоду 1920-х годов.
Ну вот, опять! Неужели нечего у меня спросить о настоящих писателях? Ладно, поговорим… Для начала напомню: на мой взгляд, сочинения Яхиной никакого отношения к художественной литературе не имеют, о чём мне уже случалось говорить. Этого автора я отношу к категории ПИПов – персонифицированных издательских проектов, которые навязываются читателям, точно облигации госзайма в советские годы. Но даже «улыбчивые издательские проекты» при всей своей коммерческой простоте (а она, как известно, хуже воровства) не должны опускаться ниже уровня элементарных профессиональных навыков.
Кстати, слышал от знакомых редакторов, что первоначально «Зулейха...» по причине полной литературной беспомощности (над перлами и ляпами Яхиной не потешался, кажется, только Петросян) была отклонена издателями. Но вдруг за неё крупно «вписались» серьёзные казанские руководители, хотя, как известно, в богатой татарской литературе про те же времена написана мощная и честная проза, почему-то ещё не переведённая на русский язык. Насколько верны слухи о «казанском следе», не знаю, но очень похоже на правду, ведь в былые времена текст такого уровня, помесь недописанного киносценария с семейно-этнографическими заметками, аргументированно отверг бы любой внештатный рецензент, получив за это честные десять рублей. Но если бы главному редактору позвонили по «вертушке» из ЦК…
Тут надо добавить, что профессионализм в литературе – это не только владение словом, сюжетом, диалогом, чего у Яхиной нет в помине, это также и представления о внутрицеховой этике, где главная заповедь: не укради! Наше поколение учили, что цитаты надо «кавычить», что, заимствуя чьи-то идеи, мысли, повороты, соображения, находки, надо непременно указывать первоисточник, неважно – в сноске, предисловии или послесловии. Сошлюсь на собственный опыт. В романе «Любовь в эпоху перемен» я использовал спорную, но лихую гипотезу нижегородского краеведа Дмитрия Квашнина – о том, что на месте его родных земель некогда, в арийские времена, цвела развитая цивилизация, уничтоженная «русским потопом», кстати, приведшим к образованию Чёрного моря на месте пресного озера. В моём романе сходную теорию развивает вымышленный герой, живущий в придуманном городке Тихославле, но в сноске, конечно же, есть ссылка на Квашнина. Как же иначе?
Однако проблема не только в воровстве. Много лет назад мой литературный приятель, ружейный охотник по призванию, гордо объявил мне за рюмкой:
    – Юра, сажусь за роман о Христе! Пора!
    – Гигант! – восхитился я. – Это ж сколько надо всего прочитать – горы!
    – Зачем? Я просмотрел статью у Брокгауза, вполне достаточно. Остальное – подскажет фантазия!
К чему я вспомнил эту анекдотическую историю? А вот к чему: согласитесь, писать о такой трагедии, как голод в Поволжье, опираясь (даже со ссылкой) на блогерские заметки историка, пусть и профессионально занимающегося этой темой, – занятие, по крайней мере, легкомысленное, а если говорить по совести – кощунственное. Чтобы изобразить прошлое, его надо знать. Банально? Да как сказать… Любое событие можно сравнить с лесковской подкованной блохой: чем мощнее увеличительное стекло знаний, тем больше видишь мелких деталей, а по сути, причинно-следственных подробностей, определяющих эпоху. Например, анализируя истоки голодомора на Украине, специалисты обнаружили интересную закономерность: в тех районах, где от бескормицы погибло больше всего людей, руководящую «головку» составляли, по странному стечению обстоятельств, чаще всего бывшие петлюровцы, «переобувшиеся в воздухе» и сделавшие карьеру в УССР, охваченной лютой «коренизацией». Вот оно ведь как было!
В книгах, подобных «Зулейхе…», «Обители» или «Авиатору», мы имеем дело не с художественной реконструкцией прошлого, не с исторической романистикой, а со злобными, безответственными или в лучшем случае неряшливыми фэнтези по мотивам событий отечественной истории. А у фэнтези, согласитесь, совсем другие жанровые законы: «…И поскакал Евросвет в Черноград, чтобы одолеть подлого Злобоеда, вызволить из темницы красавицу Трансгендуру и принести свободу раборусам…»
«Эшелон...» я, разумеется, не читал, не собираюсь и другим не советую. У меня вообще есть принцип, который спасает от бессмысленной траты времени на чепуху, записанную буквами. Поделюсь: если, осилив главу-другую, я понимаю, что имею дело с клинической графоманией (а это опытному глазу видно с первых строк), то больше никогда не беру в руки издания этого автора, какие бы хвалебные трели ни испускали наёмные канарейки вроде Г. Юзефович. Человек без голоса никогда не запоёт, как Собинов, он даже Буйновым не станет. Поверьте человеку, проработавшему в литературе почти полвека: бездарность неизлечима, книги бесталанного автора могут, конечно, по мере написания отличаться друг от друга, но только так, как в зависимости от питания отличается в разные периоды пища, покидающая организм. Но не более того…
Почему же издатели идут на выпуск, мягко говоря, никаких текстов? Очень просто: торгуют-то в основном обложками, а не содержанием, заключённым между ними. Или вы не покупали разрекламированный шампунь, от которого можно лишиться скальпа? В случае с проектом Елены Шубиной под названием «Г. Яхина» с меня хватило одной беспомощной «Зулейхи...», которую навязывают посредством тотальной рекламы, как прокладки с крылышками. Однако и тут не всё так просто. «А может, причина не только в обложках?» – усомнится умный читатель и попадёт в точку. Секрет, не сомневаюсь, в имманентной или коммерческой (не важно!) русофобии автора.
Этот тренд чрезвычайно востребован ныне для подспудного смущения умов и расшатывания «режима». Слишком, скажете, прямолинейно? Однако, помнится, СССР расшатывали именно так: нет антисоветского подтекста – не литература! Или: да, текст жуткий, но каков подтекст! Я-то помню, сам в этом невольно участвовал. Перечитайте хотя бы огоньковскую «Ждановскую жидкость» покойного специалиста по Достоевскому Ю. Корякина, вы ужаснётесь его злобно-ангажированной и целеустремлённой дури. Вообще-то в современной отечественной литературе русофобом быть очень удобно и выгодно, его, сердитого, сразу начинают холить и раскручивать, словно юную и миловидную доярку-ударницу накануне съезда комсомола.
А попробуйте-ка представить себе подобную ситуацию в США! Вот вдруг появляется автор, который первый свой роман посвящает тифозным одеялам для бедных индейцев, второй – голоду в годы Великой депрессии (а он был, и унёс миллионы жизней!), наконец, третий роман повествует о жутких концлагерях для американских японцев в период Второй мировой войны… «Эге, – скажут даже самые тупые заокеанцы, – это же никакая не литература, а пропагандистский антиамериканский проект!» И будут абсолютно правы. Уверен, на этом писательская карьера американского разоблачителя, даже если он будет выдающимся стилистом и глубоким знатоком проблем, закончится навсегда. У нас же всё происходит с точностью до наоборот: жюри «Большой книги» выискивает в общем потоке новинок русофобские сочинения с дотошностью макаки, выбирающей вшей из шерсти подружки. Заметьте, о штабеля книг Яхиной спотыкаешься, входя в любую книжную лавку, зато Шолохова или Леонова будешь полдня по полкам искать...
Более того, почти во всех книжных магазинах от Владивостока до Смоленска на лучших местах выложена и наотмашь прорекламирована именно русофобская и антироссийская литература. С чего бы это? Кто заказал такую музыку? Мерчандайзеры? Полноте, они бесплатно «Муху-Цокотуху» с «Дядей Стёпой» местами не поменяют. Кто же тогда оплачивает банкет? Возглавляя «ЛГ», я попытался провести журналистское расследование этой странной ситуации, и мы пришли к интересному выводу: приводные ремни механизма замалчивания патриотически мыслящих писателей и навязывания обществу литераторов-автофобов тянутся, судя по всему, в госаппарат, а именно – в Роспечать. Впрочем, я писал об этом многократно, за что многократно и пострадал.
Но вернёмся к скандалу. Если докажут наличие плагиата в новом тексте Яхиной, а к этому всё идёт, я нимало не удивлюсь. Для автора, не владеющего основами литературного ремесла, профессиональная порядочность – пустой звук. Это как карманнику запонки – только работать мешают. Кстати, молодые авторы-лауреаты из генерации самой Яхиной, на мой взгляд, как-то слишком откровенно пользуются не только чужими идеями и наработками, но и посторонними литературными услугами, к тому же несвоевременно и весьма скудно их оплачивая. Лукавцы, они наивно полагают, будто плантаторские хитрости никто не замечает. Поверьте, щекотливая эта тематика уже давно обсуждается в профессиональном сообществе и скоро, думаю, вырвется в широкое информационное пространство. Скандал вокруг казанского проекта «Г. Яхина», боюсь, не последний в этом поколении и, уверен, не самый громкий…
Подробнее на https://aurora.network/articles/136-chelovek-i-obshhestvo/89512-pisatel-juriy-poljakov-otkuda-v-knizhnykh-magazinakh-stol-ko-rusofobskoy-literatury