Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

orang

Минутка русской вечности.

Мараховское время, [20.08.21 22:17]
Мы, ув. друзья, всё это уже видели много раз - и ещё не раз увидим.
1) Журналисты очередного Последнего Независимого СМИ в России, признанного иноагентами, останутся без рекламных денег от околоказённых структур (потому что даже такой анацефальной форме жизни, как главы пиар-отделов этих структур, настучат по отсутствующим главам на тему «с иноагентами не контактировать»).
2) Журналисты скопом бросятся в Европу. Те, что с коротким дыханием - остановятся в Прибалтике, где размещены основные информационные требушеты передового мира (как будто из Риги или Вильнюса добросить до России проще). Те, что с амбициями - доберутся до Франции и Британии и успеют немножко поголовокружить на тему «обоже я всегда мечтала жить в этом аррондисмане. Пить утреннее кафеоле авек круассан. Моя родина взбесилась и помогла мне реализовать мечту» - прежде, чем у них кончатся надежды на деньги.
3) А когда концентрация уникальных журналистских коллективов, претендующая на нерезиновые бюджеты фондов в штатском имени бывших канцлеров и премьеров, - превысит уровень предельно возможного насыщения - они НАЧНУТ ВОЗВРАЩАТЬСЯ. Кокетливо царапаться в казённые СМИ и спрашивать, не нужен ли обозреватель про театр или там разочаровавшийся в Европе кто-нибудь.
4) И их будут брать - скажем, туда, где уже и так работают бывшие болотные избитые хипстеры, бывшие главы отделений ходорковской «Открытой России», бывшие соавторки доклада «Путин. война» и бывшие обличители кремлёвской пропаганды на передержке. И всё у них будет хорошо, но чего-то будет не хватать.
5) И где-нибудь году в 2024-м, когда собравшаяся с силами и средствами фронда снова попробует собрать в будущей модной соцсети очередной Бундъ, - они снова решат, что они здесь власть, и предъявят прогнившему режиму свои требования.

И всё опять повторится сначала.
orang

Письмо Татьяны Дорониной

Президенту Российской Федерации В. В. ПУТИНУ
Дорогой Владимир Владимирович!
Без Вашего участия восстановить то, что называлось МХАТ им.
Горького, невозможно. Отлично понимаю и чувствую Вашу фактическую загруженность. Результатом этого нечеловеческого напряжения явилась – на радость людям православным и называющимся русскими и россиянами – гордость за Вас как главы любимой России.
Вас называют мудрым и гениальным. Вы заслужили этих величественных определений, но что даже недруги называют Вас так – эта победа далась Вам в результате боев и самоотдачи, на которую никто не способен. Вы – способны и храни Вас Господь. Простите за столь пространную тираду, но она личностна.
Я решилась на просьбу. Очень хочется верить, что Вы меня услышите: срочно надо изгнать торгашей из нашего Театра. Если нынешний непрофессиональный и бездарный худрук останется в Театре в качестве руководителя – от нашего горьковского МХАТа не останется даже и воспоминаний.
На сегодня выгнаны талантливые артисты, которые вели репертуар. Сам репертуар почти уничтожен. Уничтожены декорации лучших и любимых зрителями спектаклей. Оставшиеся спектакли: «Мастер и Маргарита», поставленный прекрасным Беляковичем, – фактически уничтожен. Актеры, булгаковских героев блестяще играющих, выгнаны из Театра и заменены на бездарей, которые не репетировали с Валерием Беляковичем. «На дне» – интереснейший, решеный неповторимо, с ассоциациями, с блестящим решением главного героя – снят с репертуара! Вычеркнуты из репертуара пьесы Островского. Талантливые современные пьесы Полякова, которые так полюбил зритель, тоже сняты. «Три сестры», восстановленные мною по тетрадям Немировича-Данченко, искорёжены бездарными новыми исполнительницами, а стены павильонов перекрашены в другой цвет. «Синяя птица» Станиславского, которую мы свято хранили 30 лет, играется новыми приглашенными актерами. В Театре вместо двух сцен – 12!!! Худрук из «Практики» (название театра) использовал фойе, коридоры, лестницы. Сдается помещение кому захочется и для чего захочется. Труппа «обновилась»: актеры талантливые выгнаны, новые пришедшие играют вне какой-либо школы и несовместимы с «горьковцами».
Уважаемый Владимир Владимирович, написала лишь малую часть тех наступательных безобразий, которые вот уже третий год именуются почему- то «МХАТ им. Горького».
Я тридцать два года пыталась построить репертуар, и удалось гармонично и со знанием традиций соединить Горького, Чехова, Достоевского, Булгакова, то есть лучших из лучших. Публика аплодировала, смеялась и плакала. На спектакли Виктора Розова приходили в театр семьями: сын, мать, бабушка. Виктор Сергеевич защищал и любил наш Театр, говорил, что в Москве два любимых им театра: Малый и МХАТ им. Горького.
Помогите, дорогой Владимир Владимирович, если не назначить срочно нового директора, не пригласить талантливого худрука, любящих русскую литературу и подлинный реалистический по Станиславскому сыгранный спектакль – всё поглотит хулиганский извращенный пошлый развлекательный эстрадно-цирковой балаган с матом и неграмотным, нерусским языком и с проповедью уничтожения России.
Прошу очень, я не знаю, сколько мне осталось. Простите меня, очень мною уважаемый земляк, за отвратительный почерк. Пишу, но не вижу, что написала.
Молюсь, чтобы судьба была добра к Вам, чтобы Вы были победительны всегда и во всех сражениях!
Т. Доронина
orang

О высоком (Папаша Мюллер)

О высоком (Папаша Мюллер)

И Бузова во МХАТе, и голые жопы в Большом - этапы большого пути, верней, вешки на заросшей тропинке.

Можно еще и сцену уменьшить, и шест для стриптиза на ней поставить, а в фойе игральные автоматы с фишками. А в буфете таблеточками торговать, ну или как там это теперь на слэнге называется.

И какой там нахрен Серебренников, Моргенштерна в главные режиссеры.

О темпоры, о моры, копать-колотить.

Буду жить долго дабы увидеть, чем это все закончится.

orang

Зиновия Гердта подвела женская попа...

«Вы никогда не наблюдали за людьми, у которых начисто отсутствует чувство юмора? Я всегда испытывал к ним нездоровый интерес, более того — коллекционировал», - так обычно начинал свой рассказ о том, как его подвела женская попа, актёр с необыкновенно глубоким голосом и проницательным взглядом Зиновия Гердт.

Одним из выдающихся «экземпляров» моей коллекции была Сарра, администратор нашего Театра кукол. Милая, добрая, славная женщина, но шуток не понимала решительно. Все мы ее, конечно, разыгрывали, а я — больше других. Она, правда, не обижалась, а только обещала: «Зяма, тебе это боком выйдет!»

И вышло.

Как-то Театр кукол гастролировал в небольшом российском городе. Шло расселение артистов. Я быстро обустроился в своем номере, соскучился в одиночестве и отправился в фойе на поиски приключений. Спускаюсь по лестнице и вижу: стоит наша пышная Сарра, засунув голову в окошко администратора, и ведет напряженную беседу. Понимаю, что вопросы обсуждаются важности чрезвычайной: кого из актеров перевести с теневой стороны на солнечную и наоборот; кого переместить из двухместного номера в трехместный, а кому «по штату» полагаются отдельные хоромы... Вид сзади открывается просто роскошный.

Идея у меня еще не созрела, но импульс уже появился — и я несусь по ступенькам вниз. А когда достигаю цели (Сарры), материализуется и идея. Я хватаю нашего администратора за самое выдающееся место, мну его все и при этом еще и трясу... Класс? Сарра в негодовании оборачивается и... оказывается не Саррой!

Мог ли я вообразить, что есть на свете еще одна женщина с формами подобного масштаба?! Я лихорадочно соображаю, что идеальный выход из ситуации, в которой я оказался, — умереть на месте. И действительно, со мной начинает происходить нечто подобное: сердце замирает, кровь перестает течь по жилам; я с головы до ног покрываюсь липким холодным потом...

Тут добрая незнакомка начинает меня реанимировать. Она хватает меня за шиворот, не давая грохнуться на пол; бьет по щекам ладонью и приговаривает: «Ну-ну, бывает, не умирайте... Ну, пусечка, живите, я вас прошу! С кем не случается — ошиблись жопой!»

Я выжил...

Оказалось, она — доктор химических наук, профессор, большая умница. Мы с ней продружили все две недели, на которые нас свела в этой гостинице моя проклятая страсть к розыгрышам.

Деньги-шменьги
orang

Как оскорбить интеллигента: Роман Носиков о снятом с бюджета Кирилле Серебренникове


Как оскорбить творческого интеллигента до глубины души? Как нанести ему такую психологическую травму, чтобы достало до сердца, до печенок, чтобы слезы брызнули? Как вызвать его ярость и увидеть на месте тихого очкарика в пиджаке и шарфике трубящего боевого слона? Годзиллу? Кинг-Конга?

Хотите узнать, кто вы такой, вашу родословную до седьмого колена, ваши тайные и явные пороки? Хотите узнать, чем именно вы отличаетесь от людей? Хотите замереть в ужасе перед берсерком, голыми руками разрывающим ваш галстук?
Откажитесь давать интеллигенту деньги. Все. Больше ничего не нужно.
Вот пример:
«Чиновники, подписавшие беспардонную бумагу — не продлившие срока труда создателю «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову, — встали в очередь на проклятие в истории губителей отечественной Культуры. Это не громкие слова, это строгий список мучителей и врагов….. срамная бумажка о «непродлении» — благословленному Юрием Любимовым лидеру современной режиссуры Кириллу Серебренникову в 2021-м...»
Это написал Вениамин Смехов, более всего известный нам, пожалуй, по роли Атоса в «Мушкетерах».
А вот «всегда играющая одинаково» Лия Ахеджакова:
«Этого не может быть. Это преступление чистой воды… Да, «Гоголь-центр» — это семья…»
Что случилось-то? А это Кирилла Серебренникова, признанного виновным в мошенничестве в родном театре, попросили пройтись на прохладу.
Напомню: «создатель» «Гоголь-центра» создал его, фактически захватив театр им. Гоголя, и превратил его в место «современного искусства» со всеми атрибутами: голыми задницами, гениталиями, гомосексуализмом и глумежом над классическими произведениями. Все это — за бюджетные деньги и в сочетании с беспардонным, лютым воровством. С русской классикой в театре поступали точно так же, как ранее поступили с помещением театра — ее присваивали и уродовали до неузнаваемости.
И вот теперь осужденному за мошенничество оппозиционеру больше не дадут государственных денег.
Как там было у Смехова? «Беспардонно», вот. Перестать давать деньги — беспардонно.
Нам все было мучительно интересно: что произошло с нашей интеллигенцией? Почему она озверело бросается на нас и облаивает, брызгая слюной, исходит презрением и ненавистью?
Дмитрий Быков — на проводе:
«С этим нельзя ничего сделать — существуют разные породы людей, как и разные породы собак, и никакими уговорами нельзя превратить охотничью собаку в левретку, а чихуахуа — в ньюфаундленда. Человек выбирает Путина или Навального не в силу воспитания или опыта, а в силу своей антропологии».
Что ж, это кое-что объясняет в самом Быкове. Он явно чувствует себя чужим. Ньюфаундленды относятся к нему с усмешкой, несмотря на все попытки догнать их весом.
Очевидно, дело не в весе, а в породе. А порода — это функция. Охотничьи собаки и ньюфаундленды — рабочие собаки. А чихуахуа и левретки — декоративные. Одни для жизни, другие для забавы.
Быть русской интеллигенцией — это функция, требующая определенных характеристик. Антропологии. Породы. Русский интеллигент должен быть не просто интеллигентом — то есть умным, квалифицированным специалистом, высоких нравственных качеств.
На этом можно было бы сразу со многими претендентами на это звание и закончить, потому что никакого ума, образования или качеств мы от них не дождемся.
Однако бывают и такие случаи, как с Дмитрием Быковым: талантливый и начитанный человек, но все равно несчастливый. Мыкающийся по жизни так, словно он себя украл и не знает теперь, где спрятать. Потому что русский интеллигент должен быть русским.
Нет, это не значит, что с фамилией Зильбертруд в русские интеллигенты вход заказан. Это вранье. «Русский» — это не про этничность. Не про папу и маму. Не про «пятый пункт».
Быть русским — это про способность осознавать свою связь с судьбой русского народа и служить народу и судьбе. А еще — любить то, что любить трудно, потому что такая любовь не абстрактна.
Если хоть что-то из двух этих обязательных свойств русского интеллигента у человека отсутствует, то это самозванец.
Самозванец всегда это чувствует. Он всегда боится быть разоблаченным. Страшится, что его печаль поймут, что его претензия на элитарность будет осмеяна. Он боится оказаться на публике во фраке без штанов.
Поэтому самозванцы инстинктивно сбиваются в кучу, чтобы не подпускать ни к себе, ни к кормушке никого, кто мог бы их хорошо разглядеть и опознать. Они дорожат своими связями. Они готовы защищать друг друга при любых обстоятельствах. Ведь стоит выдернуть из рукопожатной цепи хоть одного — и все посыплется. Все может стать видно и стыдно.
Вот как с Кириллом Серебренниковым.
И кончиться этот может ужасно — сегодня деньги перестали давать одному, а завтра могут перестать давать и остальным. Поэтому они плотно сжимают ряды и кидают клич — «Один за всех и все за одного!» И вот уже Серебренникова приглашают на работу в новые театр…
В этой истории есть только одна положительная новость: мы, кажется, поняли, как должна выглядеть казнь в нашем гуманном XXI веке. Творческому интеллигенту надевают на шею возмещение ущерба за все его творчество, а потом выбивают из-под него государственное финансирование.

Роман Носиков                                  https://riafan.ru/1381564-kak-...                              Potap1956


orang

Минутка изнасилованных берлинов.

Мараховское время, [21.11.20 10:09]
Вчера, после публикации текста о легенде-бомже под названием «жёны советских офицеров явились в театр занятого городка в ночнушках, принятых ими за вечерние платья», - я, ув. друзья, получил множество откликов.
Жёны советских офицеров (иногда дипломатов) оказались вездесущи. Они с невероятным упорством повторяли этот подвиг в 1920, 1939, 1940 и 1945 годах. Они занимались этим не только в Таллине, Риге и Вильно, но также в Берлине, Варшаве и Харбине.
Более того: один из ув. комментаторов заявил, что слышал ту же историю об ирландцах, а на военно-историческом форуме мне удалось найти версию первоисточника легенды: « Жены революционных офицеров времен фр. революции в Лионе являлись в театр по незнанию в роскошных ночных рубашках из разграбленных складов лионских мануфактур».
Но больше всего мне понравилось два свидетельства разных людей. Одно мною было найдено в ЖЖ (2018 год): «О следующем воспоминании, которое услышал будучи подростком, я подумал как о прямом свидетельстве.
Мама рассказала, что наши переводчицы, которые оказались в Берлине в 1945 году, порылись в вещах Евы Браун, взяли оттуда ночные сорочки, и эти сорочки были такие роскошные, что носили их в театр как вечерние платья».
Второе свидетельство написал мне один из ув. друзей: «ТАК И БЫЛО Мама рассказывала, как они в 40-ом приехали с отцом с Дальнего востока в Луцк , и офицерские жены понакупали ночнушек, как платьев».
В этот момент я вспомнил два прекрасных случая, вычитанных в популярной литературе и тоже в некотором смысле связанных с пошивом.
В конце XIX века в Соединённых Штатах Америки началась истерия вокруг т.н. «таинственных воздушных кораблей». Сотни и тысячи очевидцев не просто наблюдали проплывающие по небу огромные конструкции, напоминающие соответствующие вундермашины из стимпанковских мультиков Миядзаки. Многие из них даже лично беседовали с аэронавтами, спускавшимися по верёвочным лесенкам с небес, продавали им уголь и продовольствие и получали наказ «передать привет мистеру Эдисону».
А в годы Первой мировой войны точно так же сотни и тысячи наших соотечественников - порой целыми коллективами и городками - видели германские аэростаты, толпами летящие вглубь российской территории с явным насмерением устроить диверсии.
Тут, как я понимаю, тесно переплетаются такие сложные феномены, как ложная память и коллективная галлюцинация.
Можно считать доказанным, что, во-первых, сразу несколько людей запросто могут увидеть одно и то же на том месте, где его нет (имеется свидетельство о том, как толпа пассажиров одного судна приняла влекомый на верёвке за кормой чурбак за умершего и похороненного накануне в море кока. Они видели, как он идёт, прихрамывая, по волнам, и были в ужасе).
Во-вторых, у довольно большого процента из нас память устроена таким образом, что рассказанное нам (особенно в детстве и юности) визуализируется столь ярко и впечатляет столь сильно, что по прошествии многих лет переживается как собственный опыт.
Поэтому, собственно говоря, ув. друзья, свидетельства о разного рода изнасилованных берлинах (и даже изнасилованных голливудских актрисах), возникающие спустя годы и десятилетия в поражающем воображение масштабе - должны восприниматься нами с таким же интересом, но и с таким же доверием, как и распространённое уверение, что мельничиха по ночам летает на метле.
А чё, её многие видели.
orang

Минутка легенд-бомжей.

Мараховское время, [20.11.20 14:00]
В связи со смертью в Москве театрального деятеля, родившегося в г. Львове за четыре года до мировой войны, по интернетам пошла подборка его могучих философских обобщений и русофобских высказываний.
Интеллект и способности творческой интеллигенции быть признательной давно перестали быть для меня шокирующей новостью. Но один пассаж обратил на себя моё пристальное внимание.
Вот этот пассаж: "Когда русские приехали в город (речь о занятии Львова советскими войсками в 1939 г. - прим. В.М.), они грабили квартиры, находили длинные ночные женские рубашки, одевали их как платья, надевали свои валенки, в которых они приехали, и в таком прикиде отправлялись в театр". Дальше там про вышедших из лесов дикарей и прочее труляля.
Я, ув. друзья, слышал уже эту историю.
Будучи рижским ребёнком, я слышал эту историю в конце 1980-х в латышском варианте:
- Когда в 1940-м пришли русские, офицерские жёны видели в рижских магазинах ночные рубашки и думали, что это вечерние платья. Они их покупали и приходили в них в театр, уихаха.
В 1990-х, бывая в Литве, я слышал то же самое в литовско-польском варианте:
- Русские не знали, что такое цивилизация. Были случаи, когда приехавшие с ними женщины, впервые увидев у местных ночные рубашки, надевали их и в таком виде являлись в театр.
С учётом того, как велико расстояние между западной Украиной и Прибалтикой, думаю, источник этой потрясающей истории-бомжа — что-нибудь, распространявшееся Министерством пропаганды централизованно.
Кажется, что-то подобное пытались воспроизводить по старой памяти даже в  2008-м: там вышедшие из лесов нищеброды тащили с собой из разорённых грузинских городов сантехнику и детские велосипеды, они никогда не видели унитазов и велосипедов у себя в лесах.
Интересна тут не столько сама живучесть легенды-бомжа, сколько психологический механизм противопоставления. Этот механизм - глубоко местечковый, выдающий ментальность рассказчиков как гребень выдаёт петуха.
"Мы были так зажиточны и цивилизованы, что ходили в театры, правильно одевшись, и пили кофий по вечерам в узких улочках нашего старого города. Вышедшие из лесов иваны в своих валенках принимали наше отдельное, домашнее ночное бельё за культурные выходные платья. Ну, не сверхчеловеки ли мы на их фоне - у нас было столько разных платьев".
Реакция дикого местечкового парубка, на которого, горя огнём и сверкая блеском стали, накатила настоящая цивилизация, должна быть именно такой. Местечковый парубок, испытывая жестокий когнитивный диссонанс, непременно уцепится за мысль, что его местечковая дрессированность и есть цивилизованность, а люди, прибывшие на железных драконах, суть вонючие орки, поедающие друг друга по утрам.
"Ну какая же это цивилизация, они не знают, как правильно расположить салфетки на столе к приёму гостей".
"Ну какая же это цивилизация, они же чай пьют неправильно".
Эта идея нуждается в гиперболах, и поэтому появляются небритые русские женщины, идущие осенью в театр в валенках и ночных рубашках. Красноармейцы, сворачивающие самокрутки из туалетной бумаги. Пьющие трофейный французский одеколон и так далее.
...Что я тут хотел бы добавить от себя, ув. друзья.
Никогда-преникогда не стоит путать дрессированность с цивилизованностью. Любого орангутанга можно обучить стоять во фраке, носить монокль и держать поднос, а также смотреть с презрением.
Но он от этого не перестанет быть орангутангом.
Если орангутанг научился одновременно запускать пластинки с рэпом и с Гуно, он никак не превзошёл Гуно. Он просто дрессированно развлекает нас в дозволенных пределах.
Настоящая цивилизация измеряется в организованности высших категорий, творящей «Арматы», космодромы и (не маленькие провинциальные, а) Большие театры.
orang

Осторожно, культура

Вчера в 16:20         Васия: Наша жизнь - калейдоскоп
Вот уж действительно вечнозеленая тема – культура. Скоблит и скоблит.
Я уж полагала остановиться на «куриной шкурке», но вот Владимир публикует «Поэт и гражданин» и я снова не могу молчать. Не то чтобы я полемизирую. Нет. Я полностью согласна с тем, что он сказал. И это не обсуждается. Просто еще один ракурс темы.
Помните Ефремова в образе «Гражданина поэта»?
Пафосно, остро, триумфально! А про что этот «Гражданин поэт»? Пародии. Вот, например, А. Блок «Шизорванка»:
О том, что сейчас все готовы «порвать за Путина»
В сети полно видеороликов –
От них тинейджеры торчат:
Там девушки с глазами кроликов
«Порву за Путина!» кричат.

И каждый вечер в час назначенный
Под крик подвыпивших путан
Атласный лифчик расхераченный,
Как пара чепчиков, летал.

Алло, студентка с глоткой громкою,
Как незавиден твой удел!
Тебя я видел Незнакомкою — И разорванкою узрел.

Еще вчера в шелка закутана –
Ты дерзко обнажаешь грудь.
Чего и сделать-то за Путина,
Как не порвать кого-нибудь?
...
Причем, вряд ли бы кто на эти пародии обратил внимание, если бы они не несли антиправительственной, антигосударственной, антипутинской направленности. Конъектура-с, батенька.

Многогранному таланту Ч. Хаматовой по силам пришлась «Голая пионерка». О чем спектакль? Вот так Википедия рассказывает о нем.Collapse )